Дифферонная философия науки Ж.-Ф. Лиотара

Жан-Франсуа Лиотар — еще один выдающийся французский постструктуралист XX в. Он более всего прославился книгой «Состояние постмодерна» (1979), написанной но заказу Совета университетов при правительстве канадской франкоязычной провинции Квебек. Ожидалось, что Лиотар представит в философском свете влияние научно-технического прогресса на точные науки в постиндустриальном обществе. Но он не обладал глубокими познаниями в технических и точных, т.е. в естественных и формальных, науках. В результате Лиотар представил в эскизном виде весь многовековой путь развития знания, от Античности до наших дней, т.е. до эпохи постмодерна.

Ж.-Ф. Лиотар утверждал, что вплоть до Нового времени знание было нарративным (от лат. nairatio — рассказ, повествование), затем оно стало научным, а в наши дни является паралогическим. Нарративное знание, в том числе народное и традиционное, признается правомерным, т.е. легитимным поскольку оно опирается на авторитеты. Оно передается от одного поколения людей к другому и не требует разветвленных цепей доказательств и аргументаций.

В век науки осуществляется четкая дифференциация высказываний. Различают денотативные, прескриптивные и перформативные высказывания. Денотативные высказывания фиксируют наличное положение дел. Прескриптивные высказывания предписывают некоторые действия. Перформативные высказывания являются исполнением действий. По мнению Лиотара, наука имеет дело исключительно с денотативными высказываниями. Для них актуально противостояние истинного и ложного. Легитимность науки должна быть доказана на основе документов и экспериментов1. Нарративное и научное знание представляют посредством больших рассказов, многостраничных книг. Связность изложения обеспечивается изобретательностью рассказчиков и многочисленностью документальных и эмпирических фактов.

Научное знание односторонне, его беда состоит в том, что ему неподвластны прескриптивные и перформативные высказывания. Их правомерность не может быть доказана научным путем. Невозможно доказать то, что должно быть. Следовательно, научное знание должно уступить дорогу другому знанию, не строго логическому, а паралогическому (от др.-греч. para — возле, около). По определению паралогическое знание отклоняется от научного. Для него не актуально различение истинного и ложного. Наступает век эффективного и неэффективного. На смену большим рассказам приходит агонистика разнообразных языковых игр, нет больше универсального языка[1] [2]. Каждый участник языковой игры преследует свои собственные цели. Целым никто не владеет. Всеобщий консенсус, на котором настаивают герменевтики, принципиально недостижим. Повсюду имеет место несогласие, диссенсус. Нет больше реальности. Прескриптивные и перформативные высказывания не указывают на какую-либо реальность. Принцип реальности оказался разрушенным вместе с представлением об истинных высказываниях. Сотворить можно только то, что не реально, не представимо1. И квадрат Малевича, и деньги свидетельствуют не о чем-то реальном, а о непредставимом.

Для Лиотара успех, выпавший на долю «Состояния постмодерна», был несколько неожиданным. В этой книге он представил свое видение современной науки и философии большими мазками. Лиотар решил предъявить свою методологию в более выверенном виде. В этой связи появилась книга «Разногласия»[3] [4]. Differend (произносится «дифферо») — это принципиальное несогласие дискурсантов друг с другом. Каждый преследует свои интересы, именно поэтому между ними невозможно согласие. Дифферо — главный концепт теории Лиотара. Ее основной принцип состоит в том, что быстрый, стремительный язык в принципе неспособен представить нечто устойчивое, вещи, чувство боли и наслаждения. Язык не статичен, он состоит из многих игр, правила которых постоянно меняются. Нет такой универсальной позиции, от имени которой можно было бы однозначным образом судить обо всех играх. Каждое предложение содержит разногласия. От них не уйти.

Смысл каждой фразы, в частности жеста, слова, возгласа, молчания, оказывается неопределенным. Фразы соотносятся с ситуациями, присоединяются друг к другу посредством режимов (командования, вопрошания, убеждения) и в границах некоторых жанров (научных, этических, диалектических). Режимов и жанров не счесть, поэтому господствует всеобщий плюрализм. В качестве эстетика Лиотар превозносит возвышенное.

Ж.-Ф. Лиотар стремится в качестве постструктурализма быть последовательным. Все концепты традиционной рациональной западной философской парадигмы заменяются на их диффсронные корреляты. Понятия заменяются фразами, логические правила — режимами соединения слов, объекты — ситуациями, семантика — прагматикой, истина — эффективностью, красота — возвышенным, ценности — дифферонами.

При этом Ж.-Ф. Лиотар — не враг науки. Он считал, что последняя уже усвоила агонистику паралогических языковых игр, о чем свидетельствуют, например, теоремы К. Гёделя в математике, теория катастроф, обилие языков программирования. Впрочем, наукой продолжают считать то, что уже давно ею не является. Не следует стремиться использовать достижения науки в прагматических делах — это невозможно. Важнее всего преобразовать саму науку.

Как и Деррида, Лиотар не избежал довольно резкой критики в свой адрес. Его обвиняли в иррационализме и нигилизме, а также в игнориро- нии актуальности согласия людей в их социально-политических делах.

Ж.-Ф. Лиотар, безусловно, был одним из самых известных интеллектуалов второй половины XX в., прекрасным знатоком эстетики, многих философских систем, в частности феноменологии, активным политическим деятелем, основателем одной из ветвей постструктурализма. Однако в суждениях о статусе науки многие его утверждения сомнительны. Лиотар явно ошибочно отнес к науке только естественные науки — именно с ними он связывал концепт истины. По сути, он полностью игнорировал понятие аксиологической истины. В результате Лиотар изолировал от наук концепт эффективности, который, между тем, с успехом культивируется во всех аксиологических науках. Недопустимо противопоставлять истинное и эффективное. Вопреки Лиотару науке вполне подвластны не только денотативные, но также прескриптивные и перформативные предложения. Поход Лиотара против реальности также является заблуждением. В любой науке можно посредством объектного представления перейти к реальности. Знаменитый квадрат Малевича, который так занимал воображение Лиотара, также является реальностью.

На всех утверждениях Лиотара лежит печать его крайне поверхностного знакомства с метанаукой. Он дает характеристику современного, в том числе научного, знания, не удосужившись вникнуть в существо отдельных отраслей наук. Можно показать, что образцом знания для Лиотара является эстетика. Впрочем, в рамках данного учебника нет места для такого показа. Заметим лишь, что постструктуралисты, как правило, выступают от имени отраслей гуманитарных наук. Фуко исходил из истории, Деррида — из литературы, Лиотар — из эстетики.

Выводы

  • 1. Лиотар, настаивая на агонистике языковых игр, преувеличивал их конфликтность.
  • 2. Вопреки Лиотару науке подвластны не только денотативные, но также перформативные и прескриптивные высказывания.
  • 3. При всей спорности философии дифферонов она задает известный каркас для понимания тех разногласий, которые сопровождают различные области человеческой деятельности, в том числе и науку. Эти разногласия нуждаются в специальном изучении.
  • 4. Диффсронтизму недостает утонченной теоретической концептуальности.

  • [1] Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. М.: Институт экспериментальной социологии;СПб.: Алетейя, 1998. С. 66—67.
  • [2] Там же. С. 99, 106.
  • [3] Лиотар Ж.-Ф. Ответ на вопрос: «Что такое постмодерн?» // Общественные наукиза рубежом. Сер. 3. Философия. 1992. № 5—6. С. 112.
  • [4] Lyotard J.-F. Le Differend. Paris : Minuit, 1983.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >