Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История государственного управления

Особенности и противоречия государственного управления в послевоенный период. Персонификация центра политических решений в лице Сталина

Функционирование системы государственной власти и управления в послевоенные годы происходило под влиянием двух противоположных тенденций, противоборство между которыми составляло, по мнению современных ученых, основной лейтмотив общественного и государственного развития в этот период новейшей советской истории. С одной стороны, победоносное завершение войны способствовало усилению "демократического импульса", породило надежды в широких слоях населения на возможность демократической альтернативы. С другой стороны, именно после войны советский режим окончательно эволюционирует в режим единоличной власти Сталина, приобретая тоталитарный характер.

Война, сопровождавшаяся, как уже говорилось, ослаблением политического и идеологического контроля над различными сферами жизни, заставила частично отказаться от волюнтаристских методов в хозяйственной сфере, что проявилось в росте роли различных форм свободного рынка, известной реабилитации мелкотоварного производства. Наряду с некоторой децентрализацией управления и смягчением мер экономического принуждения "демократический импульс" войны проявился также в сфере общественного сознания. Народ-победитель, выигравший одну из самых кровопролитных войн, впервые почувствовал свою значимость в качестве творца истории, а не только "винтика" государственной машины, значительно выросло самосознание основных масс населения. Кроме того, миллионы советских людей, участвовавшие в освобождении Европы от гитлеровского фашизма в составе 10-миллионной Красной армии, получили возможность своими глазами увидеть и сравнить условия и уровень жизни в странах "загнивающего" капитализма с уровнем жизни основных масс населения в собственном отечестве, который, по меньшей мере, оставлял желать лучшего. Все это не могло не оказать влияния на настроения в обществе, положило начало процессу стихийной десталинизации общественного сознания в первые годы после войны. Даже в среде значительно обновленной за годы войны партийно-государственной номенклатуры росло осознание необходимости и неизбежности перемен.

Противостояние демократических и тоталитарных тенденций наиболее наглядно проявилось в ходе напряженной дискуссии, состоявшейся в высших эшелонах власти в 1945 1946 гг. при рассмотрении проекта четвертого пятилетнего плана, основной задачей которого являлось восстановление разрушенного войной народного хозяйства и перевод экономики страны на мирные рельсы. В ходе дискуссии выявились два противоположных подхода к проблеме послевоенного экономического развития, отражавшие возникшие в партии серьезные разногласия по вопросу о дальнейших путях развития советского строя в целом. Сторонники одного из них (Г. М. Маленков, Л. 11. Берия), манипулируя растущей международной напряженностью в 1946-1947 гг. и ссылаясь на неизбежное усиление противостояния капитализма и социализма в условиях наметившейся "холодной войны", ратовали за возврат к довоенной модели экономического развития, строившейся на сверхцентрализации в планировании и управлении экономикой и делавшей ставку на ускоренное развитие военно-промышленной базы страны. Сторонники противоположной точки зрения (председатель Госплана Н. Л. Вознесенский, председатель Совета Министров РСФСР М. И. Родионов и др.), напротив, отстаивали необходимость более сбалансированного развития народного хозяйства, преодоления диспропорций между отраслями экономики, которые сложились в 1930-е гг. в результате осуществления ускоренной индустриализации, и по аналогии с восстановительным периодом после гражданской войны выступали за приоритетное развитие легкой и пищевой промышленности.

Аналогичные предложения, направленные на некоторое смягчение волюнтаристских методов и принудительных мер в области экономического развития, демократизации политической жизни высказывались и в ходе закрытого обсуждения подготовленного в 1946 г. проекта повой Конституции СССР, впервые допускавшего, наряду с признанием приоритета государственной собственности, существование мелких частных крестьянских хозяйств и кустарей. При обсуждении проекта Конституции, а также разрабатывавшихся тогда же новой программы и устава ВКП(б) раздавались голоса о необходимости децентрализации управления, предоставления больших прав регионам, реорганизации колхозов и оживления частного сектора. Высказывались также предложения, реализация которых могла способствовать освобождению политики от избыточных функций и в целом демократизации политического режима. Например, предлагалось освободить партию от функций хозяйственного управления, ограничить сроки пребывания на партийной и советской работе и даже ввести альтернативные выборы.

Однако, как показали дальнейшие события, высшее руководство страны предпочитало использовать более привычные, испытанные методы управления страной. Обеспокоенная ростом деструктивных настроений в обществе сталинская номенклатура, ссылаясь на трудности восстановительного периода, сопровождавшегося спадом промышленного производства, ухудшением экономического и финансового положения колхозов, решила вернуться к довоенной модели экономического развития при сохранении видимости демократизации общественной и государственной жизни. В начале 1946 г. Сталин публично заявил о продолжении взятого перед войной курса на завершение строительства социализма и построении коммунизма. Окончательно установка на возвращение к принудительным и волевым методам в управлении страной была теоретически обоснована в последней работе Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР", вышедшей в 1952 г. В ней Сталин сформулировал основные приоритеты советской экономической политики, которые, по его мысли, должны были состоять в преимущественном развитии тяжелой промышленности и ускорении процесса полного огосударствления собственности и форм организации труда в сельском хозяйстве. Эти положения обосновывались выводом об усилении агрессивного характера мирового капитализма, находящегося на последней стадии своего развития. Решительно отвергались всякие разговоры о допущении рыночных отношений при социализме.

Послевоенные годы отмечены рядом изменений в структуре государственной власти и управления. Изменения касались в основном положения и структуры органов исполнительной власти. После войны Сталин вернулся к высказанным им в конце 1930-х гг. теоретическим положениям, призванным реабилитировать идею сильного государства вопреки марксистскому тезису о его отмирании. Реабилитация институтов, воплощающих традиционное государство, происходила даже на уровне символов, новых наименований. В марте 1946 г. на основании внесенных в Конституцию СССР изменений и дополнений, Совет народных комиссаров СССР был преобразован в Совет министров СССР. Совнаркомы союзных и автономных республик преобразовывались в советы министров союзных и автономных республик. По мнению исследователей, преобразование Совнаркома в Совмин было направлены на усиление роли государственного аппарата в системе власти и управления Советского государства. Значительно повышался статус президиумов союзного и республиканских советов министров. Одновременно по возрастающей шло увеличение количества министерств и ведомств (по закону 1946 г. было образовано 49 министерств, в том числе 30 общесоюзных II 19 союзно-республиканских; в 1947 их было уже 58, в 1948 г. - 59).

В состав вновь образованного Правительства СССР - Совета министров СССР вошли: И. В. Сталин (Председатель Совета министров и министр Вооруженных Сил СССР); В. М. Молотов (заместитель Председателя и министр иностранных дел); Л. П. Берия, Г. М. Маленков, А. А. Андреев, К. Е. Ворошилов, А. Н. Косыгин - заместители Председателя; А. И. Микоян (заместитель Председателя и министр внешней торговли); II. А. Вознесенский (заместитель Председателя и Председатель Госплана СССР); Л. М. Каганович (заместитель Председателя и министр промышленности стройматериалов). С целью усиления контроля за решением всех важнейших государственных дел по инициативе Сталина были созданы два оперативных органа: в марте 1946 г. - Бюро Совета министров СССР (сначала его председателем был назначен Берия, а затем его заменил Сталин), в 1950 г. - Бюро Президиума Совета министров СССР.

После окончания войны было отменено чрезвычайное положение и упразднены чрезвычайные органы управления: Государственный комитет обороны. Ставка Верховного Главнокомандования и др. В 1946-1948 гг. прошли выборы в местные советы, верховные советы республик и Верховный совет СССР, позволившие обновить депутатский корпус, практически не менявшийся в годы войны. Были приняты меры по усилению коллегиальности в деятельности советов, чему способствовал более регулярный созыв их сессий, увеличение числа постоянных комиссий. Так, в феврале 1947 г. в обеих палатах Верховного совета СССР были созданы постоянно действующие комиссии законодательных предположений, основной задачей которых было упорядочение союзного законотворчества, разработка конституционных основ законодательства в различных сферах управления и общественной жизни. В соответствии с Конституцией СССР 1936 г. в 1948-1949 гг. впервые в истории Советского государства были проведены прямые и тайные выборы народных судей и заседателей, что должно было способствовать усилению законности в стране.

Однако все эти внешне позитивные, демократические изменения в целом не меняли характера сталинского политического режима. Ничего не меняла и происшедшая сразу после войны отмена практиковавшегося до этого совмещения высших государственных должностей одним лицом (в частности, за Сталиным остался только пост Председателя СНК СССР). Напротив, именно в эти годы наблюдается усиление личной власти Сталина, раскручивается новый виток репрессий, являвшихся одним из главных средств сохранения системы, усиливается идеологический контроль во всех сферах жизни общества.

В послевоенный период Сталин с новой энергией продолжил активно проводившуюся им в довоенный период политику "перетряхивания кадров", направленную на сохранение своего монопольного положения на политическом Олимпе. Поданным исследований, на март 1953 г. из 106 секретарей обкомов, крайкомов и ЦК союзных республик 19 находились на своем посту до одного года, 47 - от одного года до трех .чет и 20 - свыше пяти лет1. За 1945-1953 гг. неоднократно менялись руководители центральных органов управления. Так. в ПКГБ/МГБ СССР наркомы (министры) менялись за это время трижды (В. Н. Меркулов, В. С. Абакумов, С. Д. Игнатьев). Отражением борьбы за власть являлись также меры, направленные на ограничение влияния наиболее известных в государстве руководителей, входивших в ближайшее окружение Сталина Молотова, Жданова, Микояна, Маленкова, Берия и др., которым противопоставлялись новые более молодые выдвиженцы вождя, мало знавшие о действительном смысле партийных интриг, на чью поддержку можно было рассчитывать.

Ничем иным, кроме как стремлением к сохранению своей абсолютной власти, нельзя объяснить возобновленные Сталиным после войны репрессии против крупных государственных деятелей и военачальников. В первую очередь преследования коснулись военных, популярность которых, выросшая за годы войны, не могла не беспокоить Сталина. Были арестованы близкие к маршалу Г. К. Жукову генералы П. Н. Понеделин, Н. К. Кириллов, маршал авиации А. А. Новиков. Сам Г. К. Жуков обвинялся в сколачивании группы недовольных генералов и офицеров и противопоставлении себя правительству и Верховному Главнокомандованию. В июне 1946 г. прославленный полководец был освобожден от должностей главкома Сухопутными войсками, Главноначальствующего Советской военной администрации в Германии и заместителя военного министра и назначен командующим в Одесский военный округ.

Не обошли репрессии и части партийных функционеров, в первую очередь тех, в деятельности которых усматривалась хоть какая-то опасность оппозиции. Осенью 1948 г. после смерти Жданова была организована крупнейшая чистка партийной организации Ленинграда - города, к которому Сталин всегда относился с подозрением. В общей сложности по "ленинградскому делу" был арестовано около 2000 человек. Среди отданных под суд и затем расстрелянных 200 видных партийных, советских и хозяйственных работников были: Председатель Совета министров РСФСР М. И. Родионов, член Политбюро ЦК ВКП(б) и председатель Госплана СССР Н. А. Вознесенский, Секретарь ЦК ВКП(б) и член ЦК А. А. Кузнецов, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома П. С. Попков, председатель Ленинградского горсовета П. Г. Лазутин. Все они были обвинены в измене Родине, намерении превратить ленинградскую парторганизацию в опору для борьбы с ЦК партии и т.п.

Одновременно с этим усиливался идеологический контроль в различных сферах жизнедеятельности советского общества. В первый же послевоенный год была развернута кампания по восстановлению несколько ослабленного во время войны контроля над интеллектуальной жизнью общества, целью которой было стремление власти опустить "железный занавес", отгораживающий страну от всего остального мира, воспрепятствовать проникновению в умы советских людей "чуждых социализму" западных идей. Летом 1946 г. началась кампания за борьбу с "низкопоклонством" и космополитизмом в различных областях науки, литературы и искусства ("ждановщина"), в которой явно прослеживались новые нотки русского национализма, национальной нетерпимости и антисемитизма. По обвинению в "проамериканском сионистском заговоре" в 1948-1952 гг. были арестованы и приговорены к расстрелу лидеры созданного в годы войны Еврейского антифашистского комитета.

Так же, как в свое время последние русские императоры Александр III п Николай II, Сталин в конце жизни решил разыграть национальную карту-дело явно проигрышное в многонациональной стране, способное лишь ухудшить межнациональные отношения. Была продолжена проводившаяся в годы войны политика депортации народов, результатом которой стало насильственное переселение немцев Поволжья, крымских татар, чеченцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, балкар, молдаван. Применялись самые жесткие меры по отношению к национальным движениям, рост которых на присоединенных к СССР в 1939-1940 гг. территориях был непосредственно связан с борьбой против проводившихся здесь насильственной коллективизации и советизации. Только в Западной Украине за участие в национальных движениях к 1950 г. было депортировано, сослано или арестовано около 300 тыс. человек. В Прибалтике депортации было подвергнуто 400 тыс. литовцев, 150 тыс. латышей. 50 тыс. эстонцев.

На фоне этих негативных тенденций в жизни СССР происходило дальнейшее усиление личной власти Сталина, который постепенно перестает считаться не только с мнением своего ближайшего окружения, но и с самой партией. С 1939 г. не было созвано ни одного партийного съезда. За все послевоенные годы состоялось только два пленума ЦК партии. Даже Политбюро собиралось не в полном составе, его заседания ограничивались узким кругом наиболее приближенных к Сталину лиц. Наряду с этим усиливается роль личного Секретариата Сталина и специального сектора Секретариата, возглавляемого генералом Поскребышевым. Происходит монополизация Сталиным ленинизма и скрытая замена ленинизма сталинизмом, нашедшая свое воплощение в известной формуле: "Сталин - это Ленин сегодня".

В таких условиях 5 октября 1952 г. после 13-летпего перерыва был созван XIX съезд ВКП(б). Съезд принял решение о переименовании партии в Коммунистическую партию Советского Союза (КПСС), узаконив тем самым завершение большевистского периода в истории Советского государства. Сам Сталин ограничился только заключительным словом на съезде. Отчетные доклады ЦК по его поручению были сделаны Г. М. Маленковым и Н. С. Хрущевым (по сельскому хозяйству), что в известном смысле отражало сложившуюся расстановку сил на вершине политической пирамиды. По инициативе Сталина Политбюро было преобразовано в Президиум ЦК, имевший значительно более широкий состав (25 членов и 11 кандидатов). Одновременно был удвоен состав Секретариата ЦК (с 5 до 10 членов) и ЦК партии (его численность достигла 232 человек). По мнению Н. С. Хрущева, высказанному им на XX съезде партии, такое расширение состава высших партийных органов потребовалось Сталину для того, чтобы ослабить позиции старой "сталинской гвардии" в лице Молотова, Маленкова, Микояна, Кагановича и др. (по некоторым версиям, планировалось их физическое устранение), окружив их "новичками", менее опытными и легче управляемыми.

На наш взгляд, заслуживает внимания точка зрения, объясняющая происшедшие изменения на партийном Олимпе стремлением Сталина сделать задел на будущее, оставить после своей смерти коллективное руководство: личность Сталина должна была оставаться символом, и другого Сталина не должно было быть. Косвенным подтверждением этой точки зрения может служить то, что расширенный состав Президиума так ни разу и не собирался при Сталине. Из его состава с самого начала было выделено Бюро из девяти человек - Л. П. Берия, Н. А. Булганин, К. Е. Ворошилов, Л. М. Каганович, Г. М. Маленков, М. Г. Первухин, М. 3. Сабуров, И. В. Сталин, Н. С. Хрущев. В действительности же в ближайшее окружение Сталина в последние месяцы его жизни входили четыре человека - Маленков, Хрущев, Берия и Булганин.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы