Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Финансы arrow ДЕНЬГИ, КРЕДИТ, БАНКИ
Посмотреть оригинал

Инфляция в условиях перехода к рыночным отношениям

С началом формирования рыночных отношений инфляция стала неотъемлемой чертой российской денежной системы. Она характеризуется тесным переплетением инфляции издержек и спроса и сопровождается тяжелыми социально-экономическими последствиями. Динамика среднегодового уровня инфляции России в условиях перехода к рыночным отношениям носила скрытый характер и в 1990 г. за год составила 5,3%. Политический кризис 1991 г. более осложнил ситуацию и привел к отказу от концепции постепенной реформы. С 1 января 1991 г. более чем на 50% повысились оптовые цены промышленности при сохранении фиксированных розничных цен, что означало увеличение дотаций и нарастание дефицита государственного бюджета. В результате в 1991 г. розничные цены выросли на 142%, а оптовые в промышленности — на 236%. Нерегулируемый инфляционный процесс стал набирать темпы и за год достиг 92,6%. Объем производства за период с 1989 г. по 1991 г. снизился в стране на 17%. Бюджетный дефицит, покрытый за счет эмиссии, составил 31% ВВП. Со 2 января 1992 г., началось реформирование (отмена контроля) всей системы цен1, сопровождавшееся либерализацией внешнеторговых операций и обменного курса рубля, что привело к пику инфляции, который пришелся на 1992 г. Цены в 1992 г. выросли в среднем в 26,1 раза. Российская инфляция приобрела вид открытой гиперинфляции, перерастающей в стагфляцию. Годовые темпы инфляции исчислялись в 2508,8%, и по этому показателю в мире страна уступала лишь Бразилии (2830%). В первой половине 1992 г. в результате проведения жесткой денежно-кредитной политики удалось поставить под контроль дефицит бюджета, резко сжать денежную массу, что вызвало колоссальный кризис платежей и сбыта, с потерей для отечественного товаропроизводителя внутреннего рынка.

В 1993—1997 гг. шло проведение реформы цен, которая сколько-нибудь кардинально не изменила ситуацию на потребительском рынке и не создала достаточно эффективных стимулов для расширения производства и услуг. Отстранение государства от контроля за ценами и доходами, распределением материальных и финансовых ресурсов привело к тому, что произошел отрыв денежных потоков от натурально-вещественных, что разрушило воспроизводственный цикл и сделало невозможным формирование рыночных отношений в производственной сфере. Наиболее сильно от либерализации цен пострадали промышленные предприятия: хронические неплатежи, спад производства, нарастание бюджетного дефицита. Либерализация, обесценив оборотные средства, лишила государственные предприятия возможности нормально работать, оптовые цены росли быстрее увеличения оборотных средств, банковский кредит стал недоступен из-за высоких процентных ставок. Поэтому инфляцию в России того периода избытком денег можно объяснить только в 1992 г., отчасти в 1993 г. и, с большими оговорками, в 1994 г.[1] [2]

С конца 1994 г. борьба с инфляцией становится исключительным макроэкономическим приоритетом России. Начали блокироваться источники внутреннего денежного предложения. В первые три послереформенных года из-за превышения индекса цен на ресурсы над индексом оптовых цен годовые индексы оптовых цен сферы производства почти в два раза опережали соответствующие индексы потребительских цен. В экономике возник мультипликативный эффект возрастания издержек производства, когда производство по всей технологической цепочке вплоть до конечной продукции сокращается в результате длительного завышения цен в одной или нескольких отраслях экономики. Использование такой продукции для производства повышает издержки других товаров, делая их невыгодными при прежнем уровне спроса и цен. Россию поразила «голландская болезнь» в ее классическом определении, когда спад в несырьевом, торгуемом секторе обрабатывающей промышленности идет как реакция на повышение прибыльности сырьевого сектора1. Соответственно, «сжатие» самого перспективного сектора влечет за собой снижение долгосрочных темпов экономического роста. По истечении пяти лет после реформы цен объем промышленного производства упал почти наполовину[3] [4]. Спад производства в России с 1992 по 1996 г. почти в два раза превысил рекорд мирового экономического кризиса 1923— 1933 гг. На 1 сентября 1998 г. доля убыточных предприятий в промышленности страны составила 50,1%; в строительстве — 42,3, на транспорте — 59,2%. Произошли банкротство производственного сектора, разбалансированность экономики страны и снижение товарного обеспечения рубля.

В 1994 и 1995 гг. рост потребительских цен в годовом исчислении составил соответственно 215,0 и 131,3%, уровень инфляции в 1996 г. составил 21,9%, в 1997 г. - 11%.

В рассматриваемый период стремление проводить жесткую денежно- кредитную политику, чтобы сбить инфляцию, превратилось в один из факторов, стимулирующих инфляционный рост цен. Россия впервые в мировой практике в условиях продолжавшегося десятилетие экономического спада искусственно сдерживала темпы инфляции, применяя дефляционную политику с невыплатами заработной платы, пенсий и пособий. Инфляция оказалась несбалансированным и не только денежным феноменом. После либерализации цен их монопольное взвинчивание посредническими, порой мафиозными структурами, спекулятивные игры на понижение курса рубля, приватизация, перераспределившая собственность и не принесшая реальной пользы, привели к обесценению денег. Не рост денежной массы вызвал инфляцию, а наоборот, денежная масса росла в результате взвинчивания цен, не успевая за растущим платежеспособным спросом.

В 1998 г. неплатежеспособными стали не только предприниматели, банки, но и государство. Кризис происходил уже на фоне быстрого сокращения объемов производства, натурализации хозяйственных отношений, нарастания бюджетного дефицита, государственного долга, слабой собираемости налогов, увеличения безработицы, появления большого количества денежных суррогатов, позволяющих уходить от налогообложения.

Покрытие бюджетного дефицита середины 1990-х гг. шло за счет выпуска ГКО и других ценных бумаг, наиболее привлекательных для вложений. При уровне рентабельности промышленности 6% и убыточности сельского хозяйства 18% государственные ценные бумаги давали доходность денежных средств от 40 до 300% годовых и более. Погашение их в условиях спада производства происходило за счет выпуска новых ценных бумаг, из-за чего систему ГКО начали называть «государственной финансовой пирамидой». К августу 1998 г. долги по ГКО достигли 436 млрд руб. и перекрыли все доходы бюджета на год (в 367 млрд руб.), объем собираемых налогов наполовину не покрывал погашение и выплату процентов но государственному долгу. Это заставило государство отказаться от дальнейшего обслуживания долга и объявить дефолт.

Глубочайший экономический кризис 1998 г. привел к обвальной девальвации рубля и росту инфляции до 80—90% годовых. Произошло банкротство реального сектора экономики и банков, была разрушена экономическая база для подавления инфляции. Кризис носил не структурный, а всеобщий характер и поразил наиболее прогрессивные и высокотехнологичные отрасли и виды производства, что означало потерю как внутреннего, так и внешнего рынка. К началу 1999 г. Россия потеряла больше половины своего валового национального продукта и более чем вдвое снизила промышленное производство.

  • [1] 2 января 1992 г. было отпущено 80% оптовых и 90% розничных потребительских цен,кроме цен на энергоресурсы и продовольствие.
  • [2] Жуков П. Е. Монетаризм и современная денежно-кредитная политика // Финансы.2004. № 10. С. 65.
  • [3] Последнее может объясняться, например, ростом мировых цен на сырье или открытиемновых месторождений. Причина «сжатия» несырьевого торгуемого сектора — переток производственных ресурсов в те сектора, где ресурсы дают большую отдачу.
  • [4] Часть этого спада объясняется и внешними причинами дезинтеграции единого рынкабывшего СССР и распадом СЭВ.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы