Место правового регулирования миграции в системе права

Относительно места международно-правового регулирования миграции в системе современного международного права существуют разные точки зрения[1] [2]: от признания существования международного миграционного права в качестве самостоятельной отрасли права[3] через умалчивание этого концептуального вопроса[4] к признанию международно-правового регулирования миграции комплексным правовым образованием[5]. Зарубежная наука международноправового регулирования миграции следует в том же ключе, достаточно осторожно подходя к обозначению системности международно-правового регулирования миграции и его места в системе международного публичного права[6]. Хотя термин «международное миграционное право» используется весьма широко, раскрывается он как правило отнюдь не через понятие отрасли, но скорее через признание сложного сочетания норм различных отраслей международного права применительно к миграции.

Если во внутригосударственном праве отрасли выделяются по специфике предмета и метода правового регулирования, то в международном праве, где метод является всегда координационным, выделение отраслей сложнее. Для обособления того или иного нормативного массива в отрасль требуется наличие обособленного комплекса правоотношений (предмета правового регулирования), качественная специфика источников, предполагающая выделение специальных принципов правового регулирования, и, возможно, кодифицирующего акта, а также субъективная убежденность государств в необходимости подобного обособления[7]. Представляется, что выделение той или иной отрасли не является самоцелью, но имеет практическое значение: нормы отрасли могут стать теми специальными нормами, которым должен быть отдан приоритет перед нормами общими в конкретном случае.

Предмет международно-правового регулирования миграции в самом общем виде составляют урегулированные международным правом отношения между государствами и иными субъектами международного права, связанные с пересечением людьми границ государств (включая в отдельных случаях внутригосударственные перемещения[8]), как например: по поводу закрепления права на свободу передвижения, по поводу установления и реализации условий допуска лиц на территорию государств[9], по поводу правового статуса лиц на территории государства, не являющегося государством его гражданства, по поводу высылки лиц, утративших право на законное пребывание в стране и т.д.

К принципам международно-правового регулирования миграции или фундаментальным международноправовым положениям, ложащимся в основу международноправового регулирования миграции как обособленного международно-правового межотраслевого комплекса, можно отнести следующие.

В первую очередь, это принцип суверенитета государств в установлении условий для въезда и пребывания иностранцев и лиц без гражданства на своей территории, ведь миграция как перемещение населения через границы затрагивает два из трех признаков государства, выведенных в Конвенции Монтевидео 1933 г. Государства должны допускать на свою территорию собственных граждан и имеют право допускать или отказывать в допуске всем остальным. Суверенитет в этих вопросах ограничен конкретными международно-правовыми обязательствами.

Право лиц на свободу передвижения, право свободно покидать страну и право возвращаться в государство своего гражданства также приобретает значение принципа в сфере миграции.

Кроме этого, основополагающим для перспективы складывания международного миграционного права является принцип сотрудничества государств.

Два правовых начала, пронизывающих всё международно-правовое регулирование миграции, помимо обозначенных выше, это правозащитный подход к миграции и концепция развития. Если применительно к правозащитному подходу отмечается[10], что он применим ко всем формам миграции, ко всем ее стадиям и всем затронутым сторонам, преобразует деятельность государств из основанной на доброй воле в юридические обязательства по вопросам миграции, то концепция развития является тем "зонтом", под которым обсуждается миграция в целом (в отличие от взаимодействия государств по отдельным вопросам, которое имеет место давно и устоялось в гораздо большей степени).

Источники международного права в рассматриваемой сфере не кодифицированы, однако могут быть достаточно четко классифицированы и сгруппированы, о чем ниже в данной главе.

Самым проблемным, с системной точки зрения, моментом является субъективный критерий необходимости выделения такой отрасли. Ярчайшим аргументом против концепции «международного миграционного права» является тот факт, что государства признали миграцию самостоятельным предметом необходимого диалога на универсальном уровне лишь в 2006 г. в контексте проведения Диалога на высоком уровне по вопросам миграции и развития, и вторая подобная встреча имела место в 2013 г.

19 сентября 2016 г. на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН прошел саммит ООН по вопросам беженцев и мигрантов, по итогам которого была принята Нью-Йоркская декларация о беженцах и мигрантах, включившая положения о намерении государств разработать два глобальных договора по проблемам беженцев и мигрантов. Однако пока преждевременно считать декларацию исторически важной.

В свете вышесказанного и с учетом значения суверенитета государств преждевременно говорить о международно-правовом регулировании миграции даже как о формирующейся отрасли международного права. Более корректно отнести его к межотраслевым комплексам как сочетающего элементы международно-правовой защиты прав человека, права беженцев, сотрудничества по борьбе с преступностью, регулирования экономической интеграции. Такой же подход представляется применимым и к определению места правового регулирования миграции во внутригосударственном праве.

  • [1] of conference. Odessa, 24-25 September 2010. С. 83; Киселева Е.В.Особенности правового регулирования вопросов въезда на территориюгосударства // Киселева Е.В. Международно-правовые предпосылкиустановления безвизового режима между Россией и ЕС: дис. ... канд.юрид. наук. М., 2007. С. 21—66.
  • [2] См. обзор, включенный в работу: Кажаева О.С. Институт реадмиссии вмеждународном праве: дис. ... канд. юрид. наук. М.: РУДН, 2014. С. 78- 86.
  • [3] См., например: Пархомова Ю. Источники международногомиграционного права // Журнал международного права имеждународных отношений. 2008. № 3; Тоцкий Н.Н. Введение вмиграционное право / отв. ред. Н.А. Михалева. М., 1999. С. 9, 10 (речь оботрасли российского права).
  • [4] См., например: Юдина Т.Н. Миграция: словарь основных терминов:учебное пособие. М.: Изд-во РГСУ, Академический проект, 2007. С. 236-238.
  • [5] См., например: Хабриева Т.Я. Миграционное право России: теория итактика. М.: Юридическая фирма «Контракт», 2008. С. 1-10.
  • [6] 7° См., например: Glossary on Migration. International Migration Law. IOM,2004. P. 33; Section 1.6. Topic two. International Migration Law // Essentialsof Migration Management for Policy Makers and Practitioners. Vol. One. Migration Managements Foundations. ЮМ, 2004; Alexander Aleinikoff T. International legal norms on migration: substance without architecture // International Migration Law. Developing Paradigms and Key Challenges / ed. byR. Cholewinski, R. Perruchoud, E. MacDonald. The Hague: TMC Asser Press,2007. P. 467-480; Foundations of Internationa! Migration Law / ed. byB. Opeskin, R. Perruchoud, J. Redpath-Cross. New York: Cambridge University Press, 2012. P. 1-10, 56-92,441 и др.
  • [7] См., например: Фельдман Д.И. Система международного права.Казань: Издательство Казанского университета, 1983. С. 46; ГавриловВ.В. Основные критерии выделения отраслей в международномпубличном праве // Проблемы совершенствования законодательства иправоприменительной деятельности (Тезисы докладов на межвузовскойконференции молодых ученых-юристов). Владивосток, 1988. С. 16-18.
  • [8] См.: п. 4.2.2. Лица, перемещенные внутри страны, настоящего пособия.
  • [9] См., например: Соглашение между Российской Федерацией иЕвропейским сообществом об упрощении выдачи виз гражданамРоссийской Федерации и Европейского Союза, Сочи, 25 мая 2006 г.
  • [10] См.: Поощрение и защита прав человека, включая пути и способыпоощрения прав человека мигрантов. Доклад Генерального секретаря от9 августа 2013 г. А/68/292. П. 9-13.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >