К «проблеме» так называемых отрицательных фактов.

О. А. Красавчикову принадлежит попытка возрождения интереса к одной из древнейших классификаций юридических фактов — к их разделению на положительные и отрицательные. «Под положительным юридическим фактом понимается такой юридический факт, содержание которого представляет собой наличное (или имевшее место ранее) явление действительности»[1]; под отрицательным — «...юридический факт, отражающий в своем содержании отсутствие определенного явления (обстоятельства) в известных условиях, с которым (отсутствием соответствующего явления) закон связывает юридические последствия»[2]. «Отличие отрицательных фактов от положительных состоит в форме их проявления: в первом случае явления, составляющего содержание факта, быть не должно, во втором — оно должно быть»[3]. Заключение договора, присвоение клада, причинение вреда и т.п. — это положительные юридические факты; несостояние в зарегистрированном браке, ненахождение в родственных отношениях, неуплата денег, невыполнение работ, неоказание услуг[4], вообще всякое юридически значимое бездействие — все это отрицательные факты.

На наш взгляд, понятие отрицательного факта является внутренне противоречивым, а потому и пресловутая «проблема» может быть квалифицирована как надуманная и схоластическая. По существу мы имеем здесь частный случай философского рассуждения с многотысячелетней историей на тему «Что есть небытие (пустота) — оно ничто (состояние, когда нет чего бы то ни было) или все-таки нечто (состояние, когда есть ничто)?». Понятие о юридическом факте

5

это понятие об обстоятельстве, имевшем место в реальной действительности; понятие же об отрицательном факте — это понятие об обстоятельстве, которое в действительности так и не наступило. Ясно, что понятие о том, чего не произошло (не наступило, не имело места), никак не может быть видом понятия о том, что произошло (наступило, имело место). Приводимые в литературе примеры так называемых отрицательных фактов в действительности описывают ситуации, в которых нормальные (положительные) факты или не имели места, или не были доказаны.

Что есть «несостояние лица в зарегистрированном браке», как не ситуация, в которой отсутствуют доказательства регистрации брака с участием этого лица! что есть «незаключенный договор», как не отсутствие доказательств его заключения? что есть «неисполнение обязательства», как не отсутствие доказательств его исполнения? Юридическое значение связывается здесь не с отсутствием факта, как нередко утверждается, а с наличием совершенно других фактических обстоятельств, которые и привели к определенному юридическому состоянию или положению. В самом деле, разве основанием приобретения гражданином способности к вступлению в брак является «факт отсутствия зарегистрированного брака»? Ничуть не бывало! — таким основанием является гражданская правосубъектность физического лица. Зарегистрированный брак мог бы воспрепятствовать реализации одного из элементов гражданской правоспособности — способности к вступлению в брак — но в данном случае, как легко заметить, пошла бы речь о нормальном (положительном) факте. Основанием к утверждению об отсутствии обязанностей из определенного договора является вовсе не «факт незаключения» этого договора, а правовая аксиома, согласно которой все люди свободны от каких-либо обязанностей, пока они не возникнут для кого-либо из какого-либо положительного (!) действия или события (например, договора). Наконец, основанием к утверждению о наличии долга по совершению определенного действия служит вовсе не «факт неисполнения» обязательства, а факт его возникновения, т.е. опять-таки договор или иное фактическое обстоятельство положительного содержания, ставшее основанием возникновения долга.

Сказанное вполне объясняет традиционный взгляд на понятие отрицательного факта, а точнее, на понятие об отрицании факта, в соответствии с которым оно признается имеющим значение, но не материальное, а процессуальное. Оно выражается в различном распределении бремени доказывания. Логика и жизненный опыт не позволяют доказывать отрицания; предметом доказательства могут быть только утверждения. Доказать можно только то, что имело место в реальной действительности и, следовательно, оставило в ней какие-либо изменения, «следы», которые и смогут выполнить роль доказательств. Доказать же то, чего не происходило, по общему правилу, невозможно. Еще раз вернемся к примеру с неисполненным обязательством позитивного содержания: кредитору не нужно доказывать факт неисполнения — достаточно доказать наступление факта, послужившего основанием возникновения требования. Тем самым кредитор создает презумпцию долга, опровержение которой ложится на должника, которому следует доказать, что он исполнил лежащее на нем обязательство (совершил активное действие — положительный факт!) и долг, тем самым, погасил. Можно, впрочем, доказывать и наступление иного факта, послужившего основанием для прекращения обязательства иным способом, нежели исполнение (см. нормы гл. 26 ГК); но опять-таки речь пойдет о доказывании положительного факта.

  • [1] Красавчиков О. Л. Указ. соч. С. 91.
  • [2] Там же. С. 92.
  • [3] Там же. С. 92 (выделено нами. — В. Б.).
  • [4] Посредством прибавления приставки «не-» едва ли не к каждому его отглагольному существительному (герундию) и многим причастиям современная арбитражнаяпрактика и юридическая литература создали целый пласт «русского юридическогоязыка». Чего стоят понятия о несостоявшейся сделке, пезаключеппом договоре и незавершенном строительстве; неподписание, неуплата, непередача, непоставка, недопоставка, невыполнение, неисполнение, неиричиненис, незавершение, несовершение, неоказание, невыяснение, незаполнение, непредъявление, неуказание — этосамые безобидные примеры подобного «словообразования».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >