Осуществление прав и исполнение обязанностей, в том числе распоряжение ими

Общий обзор проблематики. Осуществление права — это процесс совершения правомерных юридических действий, содержательно соответствующих тем правомочиям, которые составляют осуществляемое субъективное право. Коротко: осуществление права — эта реализация возможностей, заключенных в содержании осуществляемого права'0'.

Исследование феномена осуществления субъективного права обыкновенно открывается указанием на чрезвычайную важность такого осуществления. Спорить с этим почти невозможно: субъективное право само по себе, не будучи осуществленным, как правило, не имеет большого смысла. В связи с этим говоря об осуществлении субъективны х прав, особое вн имание уделя ют такому его i шобходимому условию, как обеспечение исполнения корреспондирующей субъективному праву юридической обязанности, в том числе понятию исполнения юридической обязанности и требованиям, предъявляемым к такому исполнению, а также вопросам действий управомоченного лица, направленных [1]

на стимулирование обязанного лица к такому исполнению, на предупреждение нарушения обязанности и на пресечение правонарушения.

Обыкновенно указывают далее, что осуществление права может происходить только путем совершения правомерных действий (что абсолютно верно), причем, действия эти могут иметь не только юридический, но и фактический характер. Последняя часть утверждения может быть признана точной только при условии отождествления понятий о правомерных и законных действиях. С нашей же точки зрения (т.е. при разделении действий на правомерные и неправомерные по критерию тех последствий, которые приписываются действиям положительным правом), действия по осуществлению прав могут быть только юридическими. Даже действия по осуществлению, к примеру, права собственности, выражающиеся во владении и пользовании собственником принадлежащими ему вещами, следует признавать юридическими, ибо таковые имеют вполне осязаемые гражданско-правовые последствия — возможность присвоения извлеченных из вещей полезных свойств, в том числе имеющих форму самостоятельных вещей (продукции или плодов).

Наиболее разработанной частью проблематики осуществления 1ражданских прав является учение о принципах и пределах такого осуществления, в том числе в варианте теории так называемого злоупотребления правом. Действительно, как осуществление гражданских прав, так и исполнение корреспондирующих им юридических обязанностей (а равно и реализация гражданской правосубъектности в целом) должны происходить в соответствии с теми принципами, на которых строятся и регулируются все вообще фактические отношения, составляющие предмет частного гражданского права, т.е. в соответствии с принципами частноправовых отношений. Как мы помним, в их число входят принципы (1) юридического равенства; (2) автономии воли и (3) имущественной самостоятельности частных лиц. Гражданское законодательство, исходящее из необходимости признания и защиты этих принципов и детализировавшее их в п. 1 ст. 1 ГК, в частности, постановило, что гражданские права приобретаются и осуществляются частными лицами свободно, своей волей (властью) и в своем интересе (абз. 1 п. 2 ст. 1 ГК), или (иначе) по своему усмотрению (п. 1 ст. 9). Эти принципы обыкновенно рассматриваются в самом начале курса гражданского права, при изучении понятия о частных лицах и частных отношениях; подвергать их повторному рассмотрению здесь, применительно к действиям по осуществлению прав, большого смысла нет.

Соответственно сказанному, основное внимание в настоящем параграфе будет сосредоточено на специальных требованиях к процессу осуществления прав, которые в рамках общих положений не обсуждались, а также на понятиях пределов осуществления прав и злоупотребления таковыми. Думается, что положения настоящего параграфа в полной мере могут быть отнесены не только к собственно осуществлению прав в тесном смысле слова, но и к распоряжению ими, поскольку «распоряжение нравом посредством договора или односторонней сделки также является осуществлением соответствующего права»[2]. Случаи, когда те или иные принципиальные положения, характеризующие процесс осуществления прав, относятся (или, напротив, ни в коем случае не могут быть отнесены) также и к процессам исполнения обязанностей либо реализации юридических возможностей, не являющихся субъективными правами, будут нами специально оговариваться.

Существо исполнения юридических обязанностей и требования, предъявляемые к такому исполнению. Исполнение юридической обязанности это совершение обязанным лицом определенного действия, составляющего содержание соответствующей обязанности, либо воздержание от совершения определенного действия. Будучи лишь одной из форм обеспечения гражданских прав (наряду с принципами нерушимости правоспособности и неприкосновенности гражданских нрав, а также с состоянием неправа (бесправия)), юридическая обязанность отличается от них, в первую очередь, определенностью содержания. Предметом обязанности всегда является определенное действие, либо воздержание от определенного действия. Именно по этой причине для обеспечения интереса управомоченного чрезвычайно важное значение приобретают те характеристики, которым будет отвечать исполнение обязанности — совершение действия или воздержание от него.

Учения о принципах исполнения юридических обязанностей вообще в науке не разработано; существующее учение об исполнении обязанностей касается, главным образом, обязанностей, обеспечивающих обязательственные права (требования). Оно вполне может быть распространено и на все иные гражданские правоотношения.

Общим правилом, характеризующим всякие действия обязанных лиц, должно считаться правило об их совершении надлежащим образом. Это означает, что действия, совершаемые во исполнение юридической обязанности, должны приводить к удовлетворению интереса управомоченного лица. Разумеется, обязанному лицу тяжело судить, насколько его действие в конкретном случае удовлетворило конкретного управомоченного субъекта; ясно, что в такой ситуации недобросовестный управомоченный смог бы требовать нового и нового исполнения обязанности, ссылаясь на то, что прежнее его не удовлетворяет. В целях создания определенности в вопросе о том, исполнена ли обязанность надлежащим образом, законодательство, обычное право, а также договорные условия определяют те внешне видимые требования, которым должно соответствовать исполнение всякой юридической обязанности. С некоторой долей условности можно сказать, что все они могут быть сведены к семи классическим вопросам римских юристов: Quis? Quid? Ubi? Quibas auxiliis? Cur? Quo- modo? Quando? — Кто? Что? Где? С чьей помощью? Для чего? Каким образом? Когда?

  • 1. Кто? С чьей помощью? (и Кому?) — ст. 312,313,402,403 ГК. Исполнение обязанности должно быть произведено надлежащим лицом (самим носителем обязанности, либо иным лицом, прежде всего тем, на которое обязанным субъектом было возложено исполнение по правилам п. 1 ст. 313 ГК) и надлежащему же лицу (добросовестный и разумный должник непременно должен проверить, принимается ли исполнение самим кредитором или управомоченным на это лицом).
  • 2. Что? и Для чего? — ст. 310, 317, 394, п. 2 ст. 467, п. 2 ст. 469 и другие статьи ГК. Исполнение обязанности должно быть произведено в отношении надлежащего объекта. Так, если содержанием обязанности является передача определенной вещи, должна состояться передача именно этой вещи, а не какой-либо другой. Если предметом обязанности является передача определенного количества однородных вещей, то должник обязан передать именно это количество вещей. К вещам, подлежащим передаче, договором могут быть предусмотрены требования по качеству, ассортименту, комплектности, таре, упаковке и др. Если такие требования не предусмотрены договором, то подлежат передаче вещи с такими характеристиками, которые делают их пригодными для использования в определенных, известных должнику целях. Возможности должника по выбору подлежащей передаче вещи (ст. 320), ее замене другой вещью или вещами (ст. 409) должны быть прямо оговорены его соглашением с управомоченным лицом. Характеризуемое здесь требование к исполнению обязанности называется принципом реального исполнения. Будучи нарушенным, требование реального исполнения может быть защищено не только иском о возмещении убытков, но и иском о понуждении к исполнению обязанности в натуре.
  • 3. Каким образом? Исполнение обязанностей должно производиться надлежащим способом. Под способом исполнения обязанности понимается характер действий, которые должны быть совершены для исполнения обязанности, и порядок совершения этих действий. Некоторые обязанности могут исполняться только единовременно и целиком (передача неделимой вещи), а другие могут быть совершаемы периодически и по отношению к частям предмета обязанности (поставка крупной партии товара, требующего больших площадей для хранения или большого числа транспортных средств для выборки и доставки). Изменение способа исполнения обязанности требует соглашения об этом между участниками соответствующего относительного правоотношения (см. об этом, в частности, ст. 311 ГК).
  • 4. Когда? — ст. 314, 315,405 ГК. Исполнение обязанности должно быть произведено в срок, т.е. своевременно или ко времени не ранее наступления срока, но и без просрочки. Обязанность, срок исполнения которой не предусмотрен, должна быть исполнена в разумный срок после ее возникновения. Обязанность, не исполненную в разумный срок, а равно обязанность, срок исполнения которой определен моментом востребования, следует исполнить, по общему правилу, в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о ее исполнении. Обязанность исполнения в другой срок может быть установлена законом, иными правовыми актами, условиями обязательства, обычаями делового оборота или вытекать из существа правоотношения.
  • 5. Где? — ст. 316 ГК. Исполнение обязанности должно состояться в надлежащем местеУ должно быть произведено к месту, т.е. исполнение должно быть доставлено в такое место, в котором кредитор имеет возможность исполнить кредиторские обязанности, принять исполнение и оформить таковое. Если место исполнения обязанности не определено соглашением сторон, то исполнение должно быть произведено, по общему правилу, в месте жительства {месте нахождения) обязанного лица. Исполнение денежных обязательств осуществляется, напротив, в месте нахождения управомоченного, обязательств передачи недвижимого имущества — в месте нахождения такового имущества, обязательств передать товар — в месте его изготовления или хранения, а с условием перевозки — в месте сдачи имущества первому перевозчику.

Отказ от осуществления нрава, от самого права и от исполнения обязанности. Необходимо различать отказ от осуществления права и отказ от самого права. Тот факт, что то или иное лицо нс осуществляет принадлежащего ему субъективного гражданского нрава, сам по себе еще не означает, что это право ему не нужно; следовательно, отказ от осуществления субъективного гражданского права (выраженный ли прямо или в одних только фактических действиях правообладателя — безразлично) не влечет прекращения этого права, за исключением случаев, предусмотренных законом (п. 2 ст. 9 ГК). По сути это правило представляет собой логичное продолжение принципа свободы в осуществлении прав: нежелание управомоченного осуществлять право сейчас (в этом месте, в данных условиях и т.д.) вовсе не свидетельствует о его нежелании осуществить таковое вообще (в другое время, в другом месте, в иных условиях и т.д.), а значит — не свидетельствует и о намерении прекратить и самое существование права. Намерение отказаться от самого права (а не от его осуществления) должно быть прямо выражено управомоченным; его формой могут быть акты предоставления отступного (ст. 409 ГК), зачета требования (ст. 410—412) и прощения долга (ст. 415), договоры (соглашения) о прекращении обязательств, в частности путем новации (ст. 414) или дарения (ст. 572), и, наконец, договоры о перемене лиц — обладателей субъективных прав, в том числе купли-продажи, мены, дарения и др. (изменяют обладателей права собственности), уступки требования и перевода долгов (изменяют носителей обязательственных прав и обязанностей), уступки исключительных прав и др.

Все сказанное в полной мере относится ко всем вообще юридическим способностям и возможностям, в том числе элементам гражданской правоспособности, секундарным правам, полномочиям, возможностям рефлексивного происхождения, возможностям действия в рамках ограничений и обременений чужих прав, в рамках реализации охраняемых законом интересов и т.д. Свободное частное усмотрение вот фактор, в полной мере предопределяющий пределы реализации этих возможностей и способностей. Тот факт, что некий гражданин в течение всей жизни не приобрел в собственность ни одного дома или автомобиля, нс взял ни одного кредита или не заложил ни одной вещи, не стал ни акционером, ни индивидуальным предпринимателем, вовсе не означает, что из состава его гражданской правоспособности можно было бы изъять (следовало бы исключить) «за ненадобностью» правомочия, позволяющие ему соответствующие права и обязанности приобретать. Быть может, в определенных условиях (с определенной точки зрения) подобное бездействие могло бы считаться не вполне рациональным: действительно, не пользоваться имеющимися возможностями и способностями неразумно. Тем не менее гражданское законодательство ставит в этом вопросе во главу угла частную волю и частный интерес, предоставляя дело реализации юридических способностей и возможностей частного лица его свободному усмотрению. Если в какой-то конкретной ситуации сделанный частным лицом выбор в пользу юридического действия или бездействия окажется ошибочным, то именно сделавшее этот выбор частное лицо должно будет принять на себя все невыгодные последствия собственной ошибки. Это соображение является основанием для законного присвоения частным лицом всяких доходов и вообще полезных эффектов правильного выбора.

Что же касается возможности одностороннего отказа обязанного лица от исполнения лежащей на нем юридической обязанности, тем паче — от самой этой обязанности, то таковую, в свете принципа неприкосновенности гражданских прав, никак нельзя признать допустимой. Данный вывод закреплен применительно к обязательственно-правовым обязанностям ст. 310 ГК, постановляющей, что односторонний отказ от исполнения обязанности или одностороннее изменение ее условий не допускаются. Исключения из этого принципа могут быть установлены только законом, а для правоотношений между профессиональными предпринимателями — также и их договорами между собой.

  • [1] См.: Гражданское право : учебник / иод ред. Е. А. Суханова. 3-е изд. Т. I. С. 520.
  • [2] Агарков М. М. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве //Избранные труды по гражданскому праву. Т. II. М., 2002. С. 364.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >