Охрана и защита гражданских прав

Понятие и виды мер гражданско-правовой охраны.

Меры гражданско-правовой охраны — это правомерные действия управомоченного лица, направленные на предупреждение нарушения его гражданского права или затруднение такового. Совершение соответствующих действий составляет процесс гражданско-правовой охраны субъективных прав — органическую составляющую процесса осуществления прав. Ясно, что по этой причине к охране гражданских прав должны быть применимы все те положения, которые выше были сформулированы для осуществления гражданских прав.

Меры гражданско-правовой охраны принято подразделять, подобно тому, как подразделяются всякие вообще действия по осуществлению права, на фактические и юридические. К числу фактических мер принято относить действия управомоченного лица, затрудняющие нарушение права посредством посягательства на его материальный объект (материальную форму идеального объекта) либо доступ к или воспроизведение информации, составляющей содержание идеального объекта[1]. К числу юридических гражданско-правовых охранительных мер относятся обычно такие средства, которые имеют целью повлиять на отношение потенциального нарушителя к своему неправомерному деянию либо создать себе дополнительные гарантии возмещения вреда на случай, если все-таки правонарушение состоится[2]. Думается, что все меры гражданско-правовой охраны являются в равной степени юридическими действиями, ибо предпринимаются лицом в рамках признанных за ним юридических возможностей и, следовательно, представляют собой действия но реализации этих возможностей. В некоторых случаях совершение таких действий приводит к исчерпанию (прекращению) данных возможностей — в этом случае юридический характер мер гражданско-правовой охраны абсолютно очевиден. Но даже в противоположных ситуациях, т.е. тогда, когда возможности принятия мер гражданско-правовой охраны не исчерпываются их фактическим принятием, нет причин отрицать юридическое значение данных действий, ибо таковое проявляется уже в самой их квалификации со стороны позитивного права в качестве мер правоохранительного характера.

Квалификации конкретного действия в качестве меры гражданско-правовой охраны не препятствует то обстоятельство, что оно имело вредоносные последствия. Возьмем рассматриваемый в ряде работ пример с окружением собственником своего земельного участка металлической проволокой с электрическим током высокого напряжения — как следует квалифицировать данное действие? Несомненно, перед нами типичная мера гражданско-правовой охраны действие, направленное на предупреждение противоправного проникновения посторонних лиц на участок собственника, а также на затруднение такого проникновения. Предположим, далее, что некто, проходя мимо окружающего участок забора, по которому натянута такая проволока (коснувшись забора, или попытавшись через него перелезть), получил удар электротоком, вызвавший повреждение здоровья и возникновение связанного с ним вреда — меняет ли это обстоятельство что-нибудь в нашей квалификации? Ничуть: протягивание но забору проволоки с электротоком по-прежнему останется мерой гражданско-правовой охраны; другое дело, что к этому деянию прибавится новое — причинение вреда здоровью. Это — самостоятельный юридический факт со своей собственной квалификацией и своим собственным юридическим значением, которое, между прочим, может разниться сообразно обстоятельствам конкретного случая[3].

Защита гражданских прав: понятие, меры (способы), формы и порядок. Наряду с осуществлением права — использованием его в нормальном, если можно так выразиться, в «естественном» состоянии, юридическая наука выделяет понятие о различного рода действиях (мерах, способах), направленных на 1) пресечение совершающегося правонарушения, 2) минимизацию его вредоносных последствий и 3) восстановление положения, существовавшего до нарушения субъективного гражданского права путем возмещения убытков или выплаты компенсации. Такие действия называются мерами или способами защиты гражданских прав, а процесс применения таких мер — процессом защиты гражданских прав. В зависимости от того, участвуют ли в этом процессе компетентные (специально на этот случай создаваемые и привлекаемые) государственные органы или нет, различают юрисдикционную форму защиты и самозащиту гражданских прав; наконец, в зависимости от того, к помощи органов какой — исполнительной либо судебной — власти прибегают в рамках юрисдикционной формы защиты различают защиту гражданских прав в административном и в судебном порядке.

Нарушение субъективного гражданского права означает невозможность его использования в первозданном (нормальном) виде. Субъективное гражданское право регулятивного свойства «не сработало», не выполнило своей задачи — не удовлетворило охраняемого законом интереса своего обладателя. Логично «включить» в этом случае новый — дополнительный — правовой механизм, а именно — признать возникновение нового, не существовавшего прежде гражданского охранительного (.защищающего) правоотношения — права на защиту. Главное отличие охранительного правоотношения от регулятивного в его назначении, которое заключается отнюдь нс в удовлетворении какого-то самостоятельно определяемого управомоченным лицом частного интереса, но в том, чтобы «залечить рану», нанесенную регулятивному субъективному праву гражданским правонарушением, любой материальной и процессуальной ценой, не исключая причинения вреда правонарушителю, в том числе с привлечением органов государственной власти. Для достижения этих целей гражданское охранительное субъективное право наделяется способностгло к принудительной властной (силовой) реализации.

Возможность прибегнуть к защите субъективного гражданского права, возникающая в случае нарушения последнего — право на защиту как и всякое иное субъективное гражданское право слагается из правомочий 1) на собственные действия (в том числе на применение самозащиты) и 2) на требование совершения чужих действий. В зависимости от того, применение какой формы защиты третируется правом как возможность потерпевшего, различают право на защиту, противопоставленное правонарушителю, и право на защиту, обеспеченное деятельностью государственного органа, входящего в систему судебной, либо исполнительной власти. Ключевое значение в деле защиты гражданских прав имеет право на судебную защиту — требоваше защиты, адресованное суду и обеспеченное обязанностью суда защитить нарушенное регулятивное право (рассмотрев дело по существу, вынести решение благоприятного для истца и при том соответствующего фактическим обстоятельствам содержания). Требование о защите нарушенного права или о реализации охраняемого законом интереса, адресованное суду, называется иском; право на судебную защиту нарушенного права, а также на судебную реализацию охраняемого законом интереса называется правом на иск. Объектом данного права является судебная деятельность и ее результат — рассмотрение предъявленного требования (иска) но существу и вынесение соответствующего фактическим обстоятельствам дела судебного акта (решения) об удовлетворении иска. Право на иск, следовательно, может быть определено также как обращенное к суду право (требование) частного лица о разрешении конкретной спорной в гражданско-правовом отношении ситуацииправо на судебное решение, удовлетворяющее искт.

Принцип судебной защиты гражданских прав. Принцип судебной защиты гражданских прав составляет одну из общепризнанных характеристических черт метода частноправового регулирования и означает, что любое нарушение любого гражданского субъективного права (п. 1 ст. 1, п. 1 ст. 11 ГК) является основанием для его судебной защиты. Если есть субъективное право, то должна существовать и возможность его судебной защиты; иное может быть установлено только законом. Суд не может отказать в защите нарушенного субъективного гражданского права со ссылкой на то, что закон прямо не предусматривает способа или порядка такой защиты или не регулирует отношений, правовой формой которых является нарушенное субъективное право — в подобных случаях суд обязан самостоятельно сконструировать норму, регламентирующую спорные отношения и, руководствуясь ею, найти и применить способ защиты, сообразный обстоятельствам нарушения, хотя бы и прямо не предусмотренный законом для случаев данного рода, но принципиально не противоречащий ему. Этим аксиоматическим положением современное гражданское право кардинально отличается от права римского, исходившего из представления о примате охранительного права над регулятивным. Римские юристы могли признать поведенческую воз- [4]

можность субъективным правом только тогда, когда на случай своего нарушения она была (или могла быть с помощью так называемой преторской формулы) снабжена судебной защитой.

Законодательный перечень (ст. 12 ГК) способов судебной защиты гражданских прав не является (и не может являться) исчерпывающим. В их числе такие способы, как (1) признание права, (2) восстановление положения, существовавшего до нарушения права, (3) пресечение действий, нарушающих право, (4) признание недействительной сделки и (или) применение последствий ее недействительности, (5) признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, (6) присуждение к возмещению убытков, (7) присуждение к уплате неустойки, (8) присуждение к уплате процентов, (9) присуждение к уплате компенсаций или иных сумм, (10) понуждение к исполнению обязательства в натуре, (11) другие способы, предусмотренные законом. Последнее указание нельзя понимать ограничительно, т.е. в том смысле, что закон должен прямо описывать тот или иной способ защиты прав определенного рода. Достаточно, если закон 1) принципиально допускает применение соответствующего способа, хотя бы и вне связи с субъективным правом известного типа, либо 2) если специально сконструированный судом способ защиты не противоречит закону, в том числе представляет собой частный случай какого-то иного, более общего, известного закону способа защиты (можно в связи с этим вспомнить недавно выработанный арбитражной практикой иск о восстановлении корпоративного контроля — способ защиты корпоративных прав, до недавнего времени законом не предусмотренный, но подходящий под понятие иска о восстановлении положения, существовавшего до совершения неправомерного действия).

Следует помнить, что роль большинства способов, составляющих цитированный перечень, не исчерпывается одной только защитой субъективных прав. Так, например, иск о признании обыкновенно выполняет роль средства гражданско-правовой охраны, а не защиты; иски о восстановлении и пресечении могут быть применены для защиты не только субъективных прав, но и иных правовых форм; иски о применении последствий недействительности сделок и о присуждении возмещения могут служить нс только средством защиты субъективных прав, но и средством реализации охраняемых законом интересов; иски о возмещении некоторых видов убытков (например, тех, что причинены уничтожением вещи или просрочкой исполнения обязательства[5]), а также о взыскании заменяющих их неустоек и процентов (ст. 395 ГК) являются только и исключительно средствами реализации охраняемых законом интересов, по не защищают никаких субъективных прав; наконец, «другие способы, предусмотренные законом», гоже не всегда направлены на защиту прав[6]. Думается, что

ГК свалил «в одну кучу» столь разнородные гражданско-правовые средства по причине неспособности (или нежелания) признать наряду с субъективными правами и правоотношениями существование и иных гражданско-правовых форм; не исключено также, что определенную роль в этом сыграла неправильная теоретическая концепция институтов защиты гражданских прав и иска, положенная разработчиками проекта ГК в его основу. Сказанное свидетельствует о том, что затронутые вопросы представляют интерес не только для построения непротиворечивых научных концепций, но и имеют большое практическое значение.

  • [1] Так, запирая на замок дверь своей квартиры, гражданин прибегает к одной из фактических мер гражданско-правовой охраны права собственности на саму квартиру,имеющееся в ней имущество, а также на личные права, связанные с жизнью и здоровьем самого себя и совместно проживающих с ним лиц. Установка сигнализации,проведение проволоки с электротоком но периметру забора, помещение капканав автомобиль, выкапывание замаскированной «волчьей ямы» на дорожке, ведущейк даче, снабжение файла или диска защитой от копирования, оказание содействиядолжнику в деле исполнения обязанности и т.п. — все это фактические меры гражданско-правовой охраны.
  • [2] Так, вступающее в правоотношение лицо, может выговорить себе не только субъективное право, но и способ обеспечения должного поведения противостоящего ему лица. Для активного поведения — это, прежде всего, так называемые (1) способы обеспечения исполнения обязательств (см. гл. 23 ГК), а также (2) институт задержанияО
  • [3] Одно дело — причинение вреда случайному прохожему, облокотившемуся на забор(или даже вовсе его не коснувшемуся), и совсем другое — гражданину, пытавшемусячерез него перелезть; одно дело — наличие на заборе ясно видимого предупрежденияо том, что по нему пропущена проволока с электротоком, другое — отсутствие такогопредупреждения или его не вполне очевидный характер (третье — ложное заявлениесобственника участка о том, что проволока не находится под напряжением); одно дело — натягивание проволоки таким образом, что она может причинить вред всякомуи каждому, и другое — только правонарушителю и г.д.
  • [4] Вопрос о понятиях иска и права на иск принадлежит именно к этой области общегокурса гражданского права, поскольку подлежащий удовлетворению иск (обращенноек суду требование) представляет собой правомерное действие, конечной целью которого является защита нарушенного нрава или реализация охраняемого закономинтереса. Тем не менее несколько поступаясь общей логикой изложения материала,мы предпочитаем приурочить рассмотрение данного вопроса к проблематике исковойдавности, как находящейся с ним в самой непосредственной и тесной связи. Крометого, именно такое расположение учения об иске будет более традиционным и понятным читателю. Пока же мы предлагаем читателям ознакомиться со статьей Е. Я. Мо-товиловкера «Эссе об иске», напечатанной в третьем выпуске «Юридических записок Ярославского государственного университета» (Ярославль, 1999. С. 109—127),а также с упомянутыми в ней литературными источниками.
  • [5] Иногда их называют также мораторными убытками (от лат. тога — просрочка).
  • [6] Так, например, иском сособственника о переводе прав и обязанностей покупателядоли в праве общей собственности на себя (п. 3 ст. 250 ГК) вовсе не защищается преимущественное право покупки, как принято думать (его уже нельзя осуществить, ибодоля, являвшаяся его предметом, уже продана и сособственнику не принадлежит),О
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >