Форма сделок

Общие положения и виды. Лицо может изъявить (выразить) свою волю вовне различным образом; результат такого изъявления также может быть закреплен различными способами, предполагающими более или менее длительное и устойчивое его сохранение во времени и единообразное восприятие его содержания другими лицами. Способ выражения воли участников сделки вовне (способ волеизъявления) в соединении со способом фиксации содержания выраженной воли называется формой сделки. Конечно, с точки зрения русского языка выражение «форма сделки» (форма действия) не может быть признано удачным. Но по причине его устойчивости и традиционности, а также из-за тех трудностей, с которыми сопряжен поиск его адекватной замены мы не имеем возможности отказаться от его употребления. Законодательство различает устную и письменную формы сделки (ст. 158 ГК), причем, письменную подразделяет также на простую и нотариальную.

Наиболее естественным и распространенным способом волеизъявления являются прямые заявления лиц о содержании своей воли и своих намерениях. Такие заявления, как правило, сперва высказываются устно, после чего непременно фиксируются в памяти лиц, непосредственно воспринявших такие заявления, а также могут быть зафиксированы на бумаге, магнитной ленте, аудио- или видеопленке, в памяти ЭВМ или ином (письменном) виде. Далее, о содержании воли могут также косвенно свидетельствовать и иные активные действия лиц (конклюдентные действия), а в некоторых случаях также и их молчание.

Вопрос о форме сделки является, по существу, вопросом не материального, а процессуального правового характера. В идеальном

1

гражданском обществе, каждый член которого в совершенстве знает закон, адекватно понимая его смысл и значение, помнит обо всех совершенных с его участием юридических действиях и к тому же добросовестно себя ведет, вопрос о форме сделок лишается всякого значения. В таких условиях для установления факта совершения сделки определенного рода, вида и содержания будет достаточно простого заявления заинтересованного лица. К сожалению, законодательство может лишь ориентироваться на создание такой ситуации в будущем; в существующем же обществе регулярно возникает потребность в том, чтобы не просто констатировать, но доказать факт совершения сделки. Ясно, что наилучшим образом этой потребности удовлетворяет письменная форма сделок. Стремясь стимулировать частных лиц к тому, чтобы акты изъявления их воли с достаточной точностью и определенностью выражали их намерения, чтобы их содержание могло быть во всякий момент времени единообразно воспринято и осмыслено всеми заинтересованными лицами, включая суд, законодатель выдвигает требование о совершении сделок того или другого рода в простой письменной форме. Сделки же, имеющие особо важное (исключительное) значение для гражданского оборота в целом либо играющие ключевую роль для участвующих в них частных лиц, а также сделки, совершаемые в особенных обстоятельствах, законодатель требует совершать в нотариальной форме.

Наконец, сделки, направленные на динамику абсолютных правоотношений с такими объектами, принадлежность которых тем или иным лицам нс может быть очевидно и достоверно установлена третьими лицами, законодатель обязывает подвергнуть государственной регистрации[1]. Такое требование не является, строго говоря, требованием к форме сделки; скорее, его следует считать особым требованием, предъявляемым к порядку совершения сделки. Сделка, подлежащая государственной регистрации, такова, что сможет породить намеченные ее участниками правовые последствия, только объединившись в сложный фактический состав с другим фактическим обстоятельством — актом своей государственной регистрации. По этой причине рассмотрение вопроса о государственной регистрации сделок вынесено в отдельный параграф.

  • [1] Объектом регистрации может быть также и не сама сделка, а факт порождения (изменения или прекращения) ею субъективных гражданских прав. Регистрацию сделокне нужно путать с государственной регистрацией прав, на которые эти сделки повлияли.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >