Сделки безусловные и осложненные условием (условные).

Стороны сделки вправе связать наступление или прекращение правовых последствий сделки не с самим фактом ее совершения (изменения, расторжения), а с какими-нибудь иными обстоятельствами. Сделки, правовые последствия которых поставлены в зависимость от та-

*см. § 2 гл. 1

ких обстоятельств, относительно которых неизвестно, наступят они или не наступят, называются сделками, совершенными под условием или условными сделками (ст. 157 ГК). Условия, осложняющие сделку, обыкновенно подвергаются трем следующим классификациям:

1) по признаку своего юридического значения различаются условия отлагательные (суспензивные) и отменительные (резолютивные): от наступления первых зависит возникновение прав и обязанностей, вторых — их прекращение; 2) по содержанию различаются условия положительные и отрицательные, иными словами, возникновение или прекращение юридических отношений может связываться сторонами как с наступлением, так и с ненаступлением того или иного условия[1] (вообще или к определенному времени); 3) по своей взаимосвязи с волей сторон условия классифицируются на случайные (от воли сторон никак не зависящие), смешанные и произвольные (потестативные). Ситуации реальной действительности, дающие возможность судить о наступлении или ненаступлении сделочного условия, называются разрешением условия.

Понятие условия в сделке в смысле ст. 157 ГК нс следует смешивать с понятием об условиях сделок содержательных элементах (пунктах, правилах, постановлениях), составляющих саму сделку как результат действия. Ясно, что условие в сделке, если оно там присутствует, — это лишь одно из многих условий сделки. Более ничего общего (кроме чисто словесного сходства обозначений) между этими понятиями нет.

Затем, к числу условий в смысле ст. 157 ГК не относится так называемое условие о сроке, т.е. о возникновении, изменении или прекращении правоотношений в определенное время или но его истечении (ст. 190 ГК и сл.): его существо таково, что связывается с прошествием известного промежутка времени или наступлением неизбежного события, между тем, как условием в смысле ст. 157 должно быть такое обстоятельство, наступление которого только вероятно, но не неизбежно. Это означает, в частности, что условие о сроке не влияет ни на возникновение, ни на прекращение гражданских правоотношений из сделки, которую оно осложняет; напротив же, наступление или ненаступление условия в смысле ст. 157 непосредственно влияет на динамику гражданских правоотношений.

Наконец, к разряду условных сделок в смысле ст. 157 ГК могут причисляться только такие сделки, для которых условие не является обязательным (родо- или видообразующим) элементом. Сделка должна быть такой, чтобы она могла существовать как с условием, так и без условия. Так, например, договор поставки продукции по сниженным ценам, заключенный под тем условием, что покупатель подвергнется воздействию стихийного бедствия — условная сделка, поскольку для конструкции договора поставки подобное условие является случайным элементом. Но договор страхования имущества, скажем, от пожара, условной сделкой считаться не будет, несмотря на то что в отношении пожара также неизвестно, произойдет он или нет. Причина в том, что без условия о пожаре (страховом случае) сам договор страхования просто немыслим (см. п. 1 ст. 942); условие о пожаре играет в этом договоре конститутивную (образующую понятие этого договора) роль.

В литературе и судебно-арбитражной практике пока не получил однозначного решения вопрос о том, признает ли наше право существование смешанных и потестативных условий. Могут ли быть назначены в качестве условий такие обстоятельства, наступление которых всецело или хотя бы отчасти зависит от воли обоих или даже одной из сторон? Во изменение ранее высказанной нами точки зрения[2] мы полагаем, что на этот вопрос должен быть дан положительный ответ, поскольку ст. 157 ГК не дает оснований для какого бы то ни было иного вывода. Ссылка на ее и. 3, отрицающий юридическое значение обстоятельства, наступившего (или ненаступившего) из-за недобросовестного содействия (или препятствия) заинтересованной в этом стороны, ничего не доказывает, поскольку относится только к недобросовестному содействию (воспрепятствованию), а значит, не исключает возможности назначить условием такое обстоятельство, которое предполагает перспективу добросовестного содействия или препятствия его наступлению.

Точно так же нет в литературе единства и по вопросу о гражданско-правовых последствиях совершения условных сделок до разрешения условия. Ответ на него должен быть таким, чтобы он, во-первых, объяснял бы отсутствие классических правоотношений но сделкам с условиями отлагательными, во-вторых, был бы совместим с наличием правоотношений из сделок с условиями отменительными и, в-третьих, оправдывал бы само совершение условных сделок[3]. Мы полагаем, что каждый участник любой условной сделки находится в состоянии ожидания разрешения условия. С одной стороны, он надеется на его благополучное (для себя) разрешение и может, если это позволяет существо условия, совершать действия, направленные на содействие такому наступлению; другая сторона не вправе ему в этом препятствовать. С другой стороны, участник условной сделки опасается (боится, пребывает в страхе) перспективы неблагополучного (со своей точки зрения) разрешения условия, и вправе, сообразно условию, добросовестно препятствовать его разрешению в таком смысле. Усматривать в и. 3 ст. 157 ГК предписания об обязанностях воздерживаться от недобросовестных действий, направленных на содействие или препятствие наступлению условия, нельзя, ибо эти предписания свидетельствуют о наступлении (непоступлении) юридического эффекта сделочного условия в любом случае, безотносительно его наступлению или непоступлению, вызванному недобросовестными действиями.

Подобное положение весьма напоминает, с одной стороны, состояние связанности, корреспондирующее секундарному праву, с другой — правовую форму, названную нами правом ожидания. Не исключено, что перед нами — особая (производная) гражданско-правовая форма, образованная из элементов двух различных (основных) гражданско-правовых форм. Тот факт, что в случае совершения сделки под отлагательным условием она (вплоть до разрешения условия) исчерпывает собой все правовые последствия сделки, свидетельствует о том, что такая правовая форма может иметь самостоятельное (независимое от традиционных правоотношений) существование. В сделках же под условием отменительным данная правовая связь существует параллельно с традиционными гражданскими правоотношениями, т.е. в юридической взаимосвязи с ними.

По примеру классических французских и германских юристов некоторые современные отечественные авторы возобновили обсуждение в нашей литературе вопроса об обратной силе условия в сделке[4]. На наш взгляд, отечественное законодательство не дает оснований даже для постановки такого вопроса. Это означает, что, по общему правилу, факт разрешения сделочного условия в любом смысле не имеет обратной силы, если иное не установлено соглашением сторон.

Иные классификации сделок. Сделки могут быть классифициро- ваны по многим основаниям. Так, различные сделки направляются на достижение различных юридических последствий. По характеру этих последствий можно различать сделки, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений; по содержанию последствий (правоотношений) — сделки распорядительные и сделки обязательственные.

1) Распорядительными называются такие сделки, само совершение которых оказывает непосредственное влияние на уже существующие гражданские правоотношения. Лицо, совершающее такую сделку, как бы распоряжается имеющимися у него нравами. В результате распорядительной сделки то или иное существующее субъективное право или изменяет свое содержание, или переменяет своего обладателя, или, наконец, отягощается тем или другим частноправовым обременением. Распорядительными являются договоры дарения, займа, банковского вклада, уступки требования и перевода долга, многочисленные лицензионные договоры, а также (всегда) договоры иррегулярного залога и иррегулярного хранения (договоры, оформляющие залог и хранение обезличенных вещей). Распорядительные сделки, изменяющие вещные правоотношения, иногда называют вещными', так, например, договор дарения — это, как правило, вещный договор.

Распорядительным сделкам противостоят сделки обязательственные. Обязательственными называются такие сделки, совершение которых порождает новые, ранее не существовавшие обязательственные права и обязанности. Лишь реализация данных прав (исполнение корреспондирующих обязанностей) оказывает влияние на иные, ранее существовавшие правоотношения (в том числе вещный или иной распорядительный эффект). Так, например, договор купли-продажи — обязательственный договор, ибо само его совершение порождает лишь обязательства передать вещь и уплатить деньги, но не переносит вещного права ни на вещь, ни на деньги. Лишь передача вещи и уплата денег — исполнение данных обязательств — приведут к вещно-правовым последствиям: у продавца прекратится право собственности на вещь и возникнет право собственности на деньги, у покупателя — наоборот.

Из приведенных примеров распорядительных и обязательственных сделок видно, что существуют сделки, соединяющие в себе как распорядительный, так и обязательственный элементы. Так, в частности, договор займа, будучи договором вещным (распорядительным) в том плане, что его заключение связывается с передачей в собственность заемщика предметов (суммы) займа, в то же время порождает обязательство заемщика возвратить занятую сумму в определенный срок (обязательственный элемент).

  • 2) Развитие рыночных отношений, сопровожденное закреплением в действующем гражданском законодательстве принципа свободы договора, стало почвой для широкого распространения большого количества алеаторных или рисковых сделок. К их числу относятся договоры запродажи, ренты, страхования, лотереи, об участии в иных играх и пари, а также различного рода биржевые сделки — опционные, фьючерсные и форвардные. Конститутивным признаком всякой алеаторной сделки является случайное условие, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит, а если и наступит — то у кого создаст права, у кого — обязанности и, соответственно, к чьей именно выгоде приведет. Это является отличительной чертой всех алеаторных сделок, отличающей их, с одной стороны, от сделок коммутативных, с самого начата предполагающих строго определенное распределение прав и обязанностей, а с другой стороны — от сделок условных, для которых условие не является необходимым элементом конструкции.
  • 3) В литературе указывается также на разделение сделок на коммерческие (эквивалентные) и фидуциарные (доверительные). Основой фидуциарных сделок выступают лично-доверительные отношения их участников друг к другу, предопределяющие либо односторонний характер осуществляемого по сделке предоставления, либо хотя и взаимный, но неэквивалентный их характер, либо, наконец, возникновение таких материальных гражданских правоотношений, которые не вполне соответствуют форме своего внешнего выражения. Как
  • 1Б1
  • 1

правило, все юридические последствия фидуциарных сделок могут быть аннулированы односторонним волеизъявлением стороны, оказавшей доверие своему контрагенту.

  • 4) На определенном этапе развития юридической мысли предпринимались попытки противопоставить сделкам общегражданский («сделкам гражданского права») так называемые торговые сделки — сделки, по существу своему предназначенные обслуживать исключительно или преимущественно торговый оборот. В социалистическом гражданском праве получило принципиальное значение противопоставление договорам общегражданским так называемых хозяйственных договоров, главной отличительной чертой которых был плановый характер (заключение на основании особого административного акта — акта народно-хозяйственного планирования). Новейшие акты международной частноправовой унификации выделяют с точки зрения их «торговой» (коммерческой) составляющей сделки трех следующих типов: (1) b'2b, т.е. сделки типа «business to business», сделки между бизнесменами (коммерсантами) или двусторонне-торговые сделки, (2) Ь2с, т.е. сделки типа «business to consumer» — между коммерсантом и потребителем или односторонне-торговые сделки и, наконец, (3) с2с, т.е. сделки типа «consumer to consumer» — между потребителями, или сделки, не являющиеся торговыми — сделки общегражданские. Как известно, современное гражданское право вобрало в себя многие институты и конструкции, прежде составлявшие исключительное достояние торгового (коммерческого) права, т.е. подверглось, как принято говорить, коммерциализации. Но неистощимые творческие возможности коммерции (торговли) постоянно приводят к совершенствованию торговых практик, а значит — к выработке все новых и новых норм, регламентирующих в первую очередь двусторонне-торговые сделки. В свете последнего обстоятельства нельзя не признать, что выделение сделок типа Ь2Ь даже в современных условиях может быть не лишено смысла.
  • 5) Без проведения последовательной классификации в числе сделок выделяют ряд их видов, имеющих особое правовое регулирование и широкое практическое распространение. Так, по субъектному критерию принято выделять банковские и биржевые сделки; по критерию предмета — сделки с недвижимостью, вексельные сделки, сделки с цепными бумагами, валютные сделки и др.; по критериям экономического содержания — кредитные сделки и сделки на наличные, сделки поставочные и сделки расчетные и др.; по критерию юридического содержания — сделки, направленные на динамику абсолютных и относительных правоотношений; широко распространено выделение так называемых срочных и арбитражных слепок, т.е. сделок, назначением которых является оформление спекулятивных операций, основанных на колебаниях стоимости известного базисного актива (биржевого товара, иностранной валюты, ценных бумаг и т.д.) во времени или на расстоянии.

  • [1] Условие положительного содержания (смерть, стихийное бедствие, исполнение обязательства и т.п.) предполагается ненаступившим; условие отрицательного содержания (ненаступление смерти, отсутствие стихийного бедствия, нарушение обязательства и т.п.), напротив, предполагается наступившим; обратное, т.е. наступлениеположительного условия идентичного содержания (смерть, бедствие, исполнение),и, следовательно, ненаступление отрицательного, должно быть доказано.
  • [2] См.: Белов В. А. К вопросу о недобросовестности налогоплательщика. М., 2006.С. 11-12.
  • [3] То есть объяснение феномена отношений из условных сделок должно показывать,чем отличается правовое положение: 1) лиц, не состоящих ни в каких юридическихотношениях друг с другом, но совершивших сделку под отлагательным условием — от их же правового положения до совершения этой сделки; 2) лиц, связанныхгражданскими правоотношениями из сделки под отменительным условием — от ихже правового положения в том случае, когда совершенная ими сделка отлагательногоусловия в себе не заключала бы.
  • [4] Точнее было бы говорить об обратной силе не самого условия, а его разрешения.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >