Пределы договорной свободы (общий обзор).

Свобода договора не является безграничной. Главным ее юридическим пределом является содержание законодательных предписаний (п. 1,4 и 5 ст. 421 ГК), действующих в момент заключения договора (п. 1 ст. 422). Договор, условия которого не соответствуют законодательным нормам, является недействительной (оспоримой либо ничтожной, в зависимости от случая) сделкой (ст. 168); следовательно, не является сделкой и нс является договором. Кроме того, законодательные предписания устанавливают определенные ситуации, в которых заключение договора (1) является обязательным; (2) запрещается; (3) происходит безучастия одной или обеих сторон в определении содержания (в выработке условий) договора.

1) Из принципа свободы решения вопроса заключать или не заключать договор с определенным лицом могут быть сделаны исключения в виде возложения на конкретное лицо или лиц-субъектов определенного рода (вида) обязанности заключения известных видов договоров с определенными (или определимыми) лицами. Такая обязанность может предусматриваться только законом (см., например, об обязанности заключения гак называемые публичные договоры, предусмотренные II. 3 ст. 426 ГК) или добровольно принятым обязательством (и. 1 ст. 421 ГК), например, из предварительного договора (ст. 429 ГК) или из участия в торгах (ст. 448). Планируется дополнить ГК новой ст. 429.2, предусматривающей понятие опционного договора — еще одного специфического основания возникновения обязательства по заключению договора в будущем.

Нужно обратить внимание, что характеризуемое ограничение данного аспекта договорной свободы описано в законодательстве, как это легко видеть, с точки зрения частных лиц, договором еще не связанных; его можно назвать минимальной или нижней границей договорной свободы. Но свобода заключения договора нс простирается бесконечно в сторону, противоположную ее нижнему пределу — там она тоже имеет границу (верхнюю или максимальную), которая означает свободу заключения договоров, изменяющих или расторгающих существующие (заключенные ранее) договоры. И с этой стороны свобода в решении вопроса заключать или не заключать (изменять или не изменять, прекращать или не прекращать) договор имеет предел: законом или добровольно принятыми обязательствами могут быть предусмотрены случаи изменения и прекращения договоров не взирая на намерение (или даже вопреки намерению) кого-либо из участников.

2) Из принципа свободы договорного творчества законодательство, пожалуй, не делает каких-то генеральных исключений. С известной долей условности ими можно было бы считать правила и. 2 ст. 170 (о ничтожности прикрывающей сделки и применении правил о сделке прикрываемой) и п. 1 ст. 426 ГК (об обязанности заключить именно тот договор, что направлен на обслуживание известного рода коммерческой деятельности, ориентированной на публику — розничной купли-продажи, энергоснабжения, проката, бытового заказа, перевозки пассажиров и багажа и др.). Но оба этих правила вытекают из предшествующей деятельности частных лиц, поэтому вряд ли правильно видеть в них собственно законодательные ограничения. Кроме того, подп. 3 п. 2 ст. 45 НК позволяет исчислять и взыскивать налоговые платежи исходя не из тех договоров, которыми стороны оформили свои взаимоотношения, а из представлений налоговых органов о том, договором какого типа эти отношения должны быть оформлены. По поскольку никакого гражданско-правового влияния такая «переквалификация» не имеет, то и в этой норме вряд ли возможно увидеть ограничение принципа свободы договорного творчества.

Существуют, однако, законодательные разрешения и запрещения заключать договоры определенных типов, обусловленные исключительностью известной деятельности и адресованные лицам, занимающимся такой деятельностью. В основном речь идет о банковской и страховой деятельности[1], а также некоторых видах профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг.

3) Принцип свободы в определении содержания договора терпит целый ряд исключений, во-первых, в многочисленных императивных нормах законов или иных правовых актов, прямо предусматривающих то, каким может (или, наоборот, не может) быть содержание известного договорного условия (п. 4 ст. 421 ГК), в том числе в нормах, составляющих содержание так называемых типовых договоров (и. 4 ст. 426), а во-вторых, в договорах, заключаемых посредством принятия одной стороной стандартных договорных условий, выработанных контрагентом — так называемых договорах присоединения (ст. 428 ГК). Кроме того, как уже отмечалось выше, де-факто расцениваются судами как недопустимые любые условия договоров, не находящие опоры в законодательных нормах о договорах соответствующего типа.

  • [1] Так, например, гарантом — участником соглашения о выдаче банковской гарантии —может быть либо кредитная, либо страховая организация (ст. 368 ГК); кредиторомпо кредитному договору (договору займа, исполняемому за счет так называемых «чужих денег» или «привлеченных средств») может быть только кредитная организация(ст. 819); финансовым агентом по договору финансирования под уступку денежноготребования может быть только коммерческая организация (ст. 825); принимать вклады и, соответственно, заключать договоры банковского вклада в этом качестве могут только банки (п. 1 ст. 835); вести счета и оформлять это договорами банковскогосчета вправе только кредитные организации (п. 4 ст. 845); наконец, страховщикамипо договорам страхования могут быть только специализированные (страховые) организации (ст. 938).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >