Иные судебные акты.

Одним из методологических недостатков всех сформулированных по обсуждаемой проблеме мнений, является игнорирование того общеизвестного обстоятельства, что судебные решения не исчерпывают собой всего круга (всех типов) существующих судебных актов. Наряду с решениями по гражданским делам искового производства в число судебных актов входят: 1) судебные определения, т.е. судебные акты, разрешающие процессуальные вопросы движения дела, но не разрешающие его по существу; 2) судебные постановления — акты вышестоящих судебных инстанций, определяющие судьбу прежде вынесенных судебных актов и (возможно) разрешающие дело по существу полностью или в части;

3) судебные акты по гражданским делам особого (неискового) производства (решения, определения и постановления); 4) постановления и определения по делам об административных правонарушениях; 5) приговоры, определения и постановления по уголовным делам. Можно предположить, что судебные решения по гражданским делам искового производства рассматриваются цивилистической наукой в качестве того индикатора, той «лакмусовой бумажки», по реакции (окраске) которого (которой) делаются выводы, относящиеся к родовому понятию судебных актов как таковых и, следовательно, ко всем их видам.

Если это предположение правильно, то перед нами — еще один (восьмой общим счетом) методологический недостаток традиционных построений, причисляющих судебные решения к числу юридических фактов материального гражданского права. В самом деле, возведение положительного признака одного из видовых понятий в качество родового (неполная редукция) сама по себе нс предполагает истинности и подлежит обоснованию. Так, само по себе наличие у стеклянных стаканов такого признака, как хрупкость (способность разбиваться) не свидетельствует о том, что этот признак неизбежно будет наличествовать у любой посуды, предназначенной для питья;

и действительно, свойство хрупкости не присуще, в частности, алюминиевым кружкам и пластиковым стаканчикам.

Напротив, отсутствие какого-либо свойства у любого из видовых понятий будет означать и его отсутствие в числе признаков понятия родового. В нашем примере с посудой для потребления жидкостей: отсутствие у металлических кружек способности разбиваться означает, что мы смело можем исключить хрупкость из числа признаков родового понятия (посуда для питья). Не всякая посуда, предназначенная для питья, обладает свойством хрупкости. Выше мы заключили, что судебные решения не относятся к категории юридических фактов гражданского материального права; верным, следовательно, будет вывод о том, что материальное гражданско-правовое значение не является системообразующим признаком понятия судебных актов.

Вместе с тем делать отсюда вывод о том, что свойством юридического факта гражданского права не обладает ни один из видов судебных актов, конечно же, нельзя. То, что металлические кружки не могут разбиваться, еще не означает, что не способны разбиваться и стеклянные стаканы. Иными словами, отрицание наличия известного признака во всех видовых понятиях одного рода должно быть доказательным. При каком же условии оно будет таковым? Лишь при том, что отсутствие искомого признака — материально-правового значения — с необходимостью обусловлено такими свойствами судебного решения, которые присущи всем другим судебным актам. Выше мы показали, что таких свойств два: 1) производность от фактических обстоятельств и 2) процессуальное происхождение. Взятые в совокупности они выводят судебные решения за сферу фактических отношений частных лиц. По эти же свойства без сомнения присущи и всем другим видам судебных актов. Это означает, что ни один из видов судебных актов не представляет собой фактического обстоятельства в смысле юридических фактов материального гражданского права; по всей вероятности, большинство из них выполняют роль суррогата (.заменителя) юридических фактов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >