Проблема классификации событий.

Глобальный объем общефилософского понятия «событие», вбирающего в себя буквально все многообразие явлений реальной действительности, с одной стороны, и отсутствие положительных признаков понятия юридического события — с другой, чрезвычайно затрудняют построение хотя бы сколько-нибудь исчерпывающей юридически значимой классификации событий.

  • 1) Выше мы видели, что разделение событий на относительные и абсолютные, предложенное О. А. Красавчиковым, в действительности оказывается разделением не самих событий, а вызвавших их причин. Причинами же событий могут стать либо действия, либо другие события. По своему содержанию данное деление, стало быть, полностью повторяет традиционное разбиение юридических фактов на действия и события.
  • 2) Точно так же не может «идти» классификация юридических событий на правомерные и неправомерные с точки зрения их соответствия требованиям закона (правопорядку), проводившаяся в свое время некоторыми дореволюционными юристами. Тем же О. А. Красавчиковым было совершенно правильно замечено, что такое разделение могло бы быть обосновано только заведомо неправильными методологическими установками[1]. Ученый не расшифровывает, в чем состоит неправильность, но это кажется очевидным: события (в отличие от действий) не могут быть приурочены к какому-либо определенному лицу[2] и, следовательно, не могут быть кому-либо вменены.

Невозможность же вменения исключает и возможность оценки событий как правомерных или неправомерных фактов.

  • 3) Подмеченная нами выше относительность значения слова «событие» как будто толкает нас к выводу о возможности разделения событий на факты, всегда являющиеся событиями (собственно события) и факты-действия, которые для определенных целей признаются событиями, рассматриваются как события (события-действия). В действительности здесь речь идет не о классификации, но о простой двойственности словоупотребления, употреблении слова-омонима.
  • 4) В. Б. Исаков (судя по всему, отчаявшись в попытках построить хоть какую-нибудь собственно юридическую классификацию событий) предложил правоведению заимствовать многочисленные классификации событий, предложенные исторической наукой, а именно — выделить события «...по происхождению — природные (стихийные) и зависящие в своем происхождении от человека; в зависимости от повторяемости события — уникальные и повторяющиеся (периодические); по протяженности во времени — моментальные (происшествия) и протяженные во времени (явления, процессы); по количеству участников — персональные, коллективные, массовые; с определенным и неопределенным количеством участвующих лиц; но характеру наступивших последствий — обратимые, необратимые и др.»[3]. Не отрицая ценности ни одной из этих классификаций, мы все же позволим себе заметить, что без точного указания сферы и пределов применения (юридического значения) каждой из них ни одна из предложенных классификаций сама но себе не может быть перенесена в юриспруденцию.

Каких-либо еще классификаций событий, предложенных уче- ными-юристами, нам, к сожалению, неизвестно; что же касается наших собственных предложений, то они будут следующими.

5) Представляется целесообразным классифицировать юридические события по признаку того элемента общественных отношений, который становится предметом их непосредственного влияния. По этому критерию следует выделить события субъектного, объектного и смешанного влияния. Рождение человека — исключительно субъектное событие; смерть — смешанное (субъектнообъектное); разнообразные стихийные бедствия, техногенные катастрофы, ошибки и оплошности граждан — все это также события преимущественно смешанного плана, поскольку их негативное воздействие испытывают на себе как объекты фактических отношений, регулируемых гражданским правом, так и их участники (субъекты). Примерами юридических событий чисто объектного свойства могут быть смешение или сбережение вещей, приводящее к неосновательному обогащению, утрата или конструктивная гибель индивидуально-определенной вещи. В непосредственной зависимости от предмета влияния находится характер гражданско-правовых последствий

тех или иных событий: с событиями субъектного свойства связываются последствия, относящиеся к области гражданской правоспособности, личных прав, нематериальных благ и правоотношениям компенсации; с событиями объектного свойства — имущественноправовые последствия, в том числе правоотношения собственности, обязательств и возмещения.

6) С точки зрения сферы своего существования следует разграничить события пространственные и временные, с одной стороны, а также природные, органические (биологические) и социальные (в том числе правовые) — с другой. Бытие можно «резать» с помощью различных критериев на самые различные сферы, но, думается, что для гражданского права важно препарировать его при помощи двух следующих инструментов — с точки зрения того, как элементы бытия позиционируются 1) в пространственно-временном и 2) в социально-биологическом континуумах.

Разнообразные природные явления, биологические и социальные процессы представляют собой события, происходящие в едином пространственно-временном континууме. Они «привязываются» (приурочиваются) к известным географическим районам (координатам), а также к известной временной точке или временному отрезку. Характеризуя подобные обстоятельства, мы должны описать 1) то место где и 2) то время, когда таковые происходили. Назовем эти обстоятельства пространственными событиями. Время в целом и его отдельные (в том числе произвольно установленные) промежутки, называемые сроками, хотя и представляют собой неразрывное единство с пространством, но для целей социальной жизни, в том числе гражданского оборота, воспринимаются как нечто самостоятельное, независимое от пространства. Течение времени и его промежутков (сроков) мы назовем событиями темпоральными (временными)[4].

Процессы и явления, происходящие в человеческих сообществах различных типов (как оформленных, так и не оформленных с гражданско-правовой точки зрения), будут событиями социальными-, их частным случаем будут являться правовые события, в том числе случаи возникновения, изменения и прекращения гражданской правоспособности известных лиц, а также гражданских правоотношений (гражданско-правовые события). Им будут противостоять процессы и явления, происходящие в природе, с одной стороны — в неживой (природные события в широком смысле слова), с другой — в живой природе, в том числе в человеческом организме. Первые будут событиями природными, вторые — органическими (биологическими).

Основное значение этой классификации — учебно-методическое. Она позволяет систематизировать на первый взгляд случайно вычлененные основные виды юридических событий, расположив их в клетках следующей (довольно своеобразной) таблицы, сконцентрировать внимание на тех из них, что действительно значимы для гражданского права и отсечь события, для юриста интереса не представляющие.

Именно в соответствии с этой систематикой находятся виды событий, наиболее часто выделяемые на практике. На приведенной ниже схеме прямоугольником «толстого точечного» контура (..............)

обозначены события, обыкновенно рассматриваемые практикой как обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажорные обстоятельства), и случайные обстоятельства, являющиеся основаниями для освобождения от гражданско-правовой ответственности (исключающие возникновение обязанностей возмещения и компенсации).

Прямоугольником штрихового контура средней толщины (----)

обозначены юридические события, приводящие к возникновению либо имущественного вреда, либо неосновательного обогащения. Наконец, прямоугольником тонкого и смешанного (штрих-точечного) контура ( — — ) обведены события, известные в гражданско-правовой литературе под именем сроков.

Сказанным вполне определяется план дальнейшего изложения: нашему рассмотрению подлежат 1) события, относимые к разряду обстоятельств непреодолимой силы и случаев; 2) события, составляющие случаи неосновательного обогащения, 3) сроки, среди которых особое место занимает исковая давность.

*см. § 2 гл. 6

События, заключающиеся в возникновении вреда, нами не рассматриваются, поскольку само по себе возникновение вреда в чьем-либо имуществе не имеет гражданско-правового значения. Как мы уже знаем, гражданское право «замечает» случаи возникновения лишь такого имущественного вреда, который является следствием противоправного деяния и включается в состав гражданского правонарушения*. То же касается и биологических процессов, происходящих в человеческом организме', по общему правилу они проходят мимо внимания гражданского права, за исключением тех случаев, когда они 1) приводят к возникновению, изменению или прекращению гражданской правоспособности физических лиц — субъектов гражданских правоотношений, либо 2) носят вредоносный характер и являются следствием противоправного деяния (деликта или нарушения обязательства). Биологические события первого типа уже были предметом нашего рассмотрения; второго — еще будут обсуждаться в рамках вопроса об объеме и условиях возмещения вреда, причиненного смертью кормильца и повреждением здоровья.

  • [1] См.: Красавчиков О. Л. Указ. соч. С. 163—164.
  • [2] Это обстоятельство исключает разделение событий на правомерные и неправомерныепо критерию, предложенному нами, — по содержанию и характеру тех правовых оценок (последствий), которые закон связывает с событиями. Если действие всегда приурочивается к известному лицу, что даст возможность оценивать связываемые с нимправовые последствия как позитивные (желательные) или негативные (нежелательные) для этого (действующего) лица, то событие может быть приурочено в равнойстепени ко всякому и каждому, или не приурочено ни к кому. Одно и то же событиедля одних лиц породит желательные правовые последствия, для других — нежелательные; следовательно, с этой точки зрения каждое событие будет в одно и то же время и правомерным (желательным) и неправомерным (нежелательным) фактом.Больше того, одно и то же событие может оказать многоплановое гражданско-правовое влияние даже на правовую сферу одного и того же лица. Вспомним пожар,уничтоживший застрахованный дом: событие это будет, с одной стороны, в правовом отношении нежелательным (для страховой компании, которой придется платитьстраховое вознаграждение потерпевшему), с другой — желательным (для выгодоприобретателя по договору страхования). В то же время если выгодоприобретатель О
  • [3] Исаков В. Б. Указ. соч. С. 40.
  • [4] Далее (при изучении сроков) мы покажем условность разделения событий на пространственные и темпоральные.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >