Гражданско-правовое значение случая и непреодолимой силы.

Вопрос о гражданско-правовом значении событий, квалифицируемых в качестве случаев или обстоятельств непреодолимой силы, считается принадлежащим прежде всего к проблематике освобождения от ответственности за причинение вреда, прежде всего - при нарушении обязательств, в связи с которыми он обыкновенно и рассматривается. Это видно уже из приведенной выше схемы, где воздействие случайных обстоятельств и обстоятельств непреодолимой силы на поведение субъектов гражданских отношений (участников гражданского оборота) отнесено к разряду таких юридических фактову которые исключают возможность вменения им этих действий. Действия, совершаемые вследствие воздействия случайных обстоятельств и обстоятельств непреодолимой силы, считаются совершенными невиновно™1.

Так, само определение обстоятельств непреодолимой силы как «чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств» дается нашим законодательством в связи с вопросом об основаниях ответственности за нарушение обязательств (и. 3 ст. 401 ГК (общее правило) и п. 3 ст. 358, п. 2 ст. 476, и. 2 ст. 794, п. 3 ст. 781, п. 1 ст. 795, п. 3 ст. 896, п. 1 ст. 901, п. 3 ст. 922, п. 2 ст. 925, п. 1 ст. 1022, п. 1 ст. 1079, ст. 1098 ГК (отдельные случаи[1] [2] [3])). Из этих же — обязательственно-правовых — норм выводится и понятие о случае: так, п. 1 ст. 405 (а также п. 2 ст. 705 ГК) возлагают на просрочившего должника по обязательству ответственность за последствия случайной невозможности исполнения, наступившей в период просрочки; напротив, п. 1 ст. 416 ГК содержит общее правило о том, что вследствие невозможности исполнения, наступившей случайно в период действия обязательства последнее прекращается, причем, без необходимости, с одной стороны, должника отвечать за его нарушение, а с другой - кредитора исполнять встречные обязанности50*.

Между тем область гражданско-правового значения понятия случая несравненно шире. В ГК мы находим нормы и о casus и о vis major, никак не связанные с нарушением каких-либо обязательств.

1) Что касается случая, то тут должны быть отмечены, в частности, ст. 205 ГК, позволяющая суду восстановить (по ходатайству заинтересованного лица) исковую давность, пропущенную гражданином «по уважительной причине», т.е. в том числе и давность, пропущенную случайно; затем ст. 211 ГК, возлагающая риск случайной гибели или случайного повреждения имущества на его собственника, а также нормы п. 1 ст. 344, подп. 3 п. 1 ст. 351, ст. 459, п. 2 ст. 563, п. 3 ст. 587, ст. 595, 600, п. 1 ст. 612, п. 4 ст. 614, подп. 4 ст. 620, ст. 669, 696, п. 2 ст. 698, ст. 705, п. 7 ст. 720, ст. 741,742,813, п. 2 ст. 893 конкретизирующие и в ряде случаев видоизменяющие (порой весьма существенно) этот принцип; п. 2 ст. 406 ГК, освобождающий от возмещения мораторных убытков впавшего в случайную просрочку кредитора; п. 2 ст. 1104 ГК, возлагающий ответственность за любые (в том числе случайные) ухудшения неосновательно приобретенного или сбереженного имущества на его недобросовестного приобретателя; п. 1 ст. 1359 ГК, выводящий из-под понятия нарушения патентных прав случаи использования запатентованных объектов промышленной собственности в конструкции, вспомогательном оборудовании или при эксплуатации транспортных средств и космической техники, которые находятся на территории РФ случайно; п. 2 ст. 1472 ГК, освобождающий от ответственности лицо, случайно проникшее в существо чужого ноу-хау. Из юридической речи в обыденную уже давно перекочевали такие словосочетания, как «страховой случай», «несчастный случай», «случай потери кормильца».

Все выше перечисленные нормы, оперирующие категорией случая, преследуют единую цель: определить, кто является субъектом- носителем риска случайного наступления неблагоприятных имущественных последствий™. Чаще всего таким субъектом является обладатель того имущественного права, объект которого рискует быть случайно утраченным или поврежденным. Таковы широко известные нормы, возлагающие риск случайной гибели или повреждения вещи на ее собственника — обладателя того имущественного права, объектом которого является подвергающаяся риску вещь; таковы же нормы, исключающие ответственность за случайное нарушение обязательств, т.е. оставляющие риск случайного наступления неблагоприятных для кредитора имущественных последствий на самом кредиторе — обладателе случайно нарушенного права. Очевидно, законодатель исходит из принципа, согласно которому бремя случайных неблагоприятных имущественных последствий возлагается на лицо, приобретающее основные выгоды от осуществления прав [4]

на соответствующий имущественный объект. Разумеется, из этого правила возможны исключения: законодатель может заставить некоторых лиц принимать на себя и нести риск случайной гибели чужих вещей. Именно так он поступает, в частности, с лизинго- и ссудополучателями и хранителями; по идее, также он должен был бы поступить и с перевозчиками. При ближайшем их анализе видно, что исключения эти либо являются продуктом последовательного проведения в жизнь выявленного здесь принципа, либо диктуются существом соответствующих отношений. Так или иначе субъект, несущий на себе риск случайных вредоносных последствий, определяется по принципу «кто заинтересован в предотвращении таких последствий — тот и несет риск их наступления».

2) Значение обстоятельств непреодолимой силы но нашему законодательству менее многообразно, но также не ограничивается одной только ролью оснований освобождения должника от ответственности за нарушение обязательств, а делинквента — от ответственности за причиненный вред. Согласно подп. 1 п. 1 ст. 202 ГК действие обстоятельства непреодолимой силы, воспрепятствовавшее предъявлению иска, является основанием для приостановления течения исковой давности на все то время, в течение которого будет сохраняться то препятствие, что порождено данным обстоятельством (п. 3 той же статьи). Аналогичное значение имеют обстоятельства непреодолимой силы в вексельном праве: согласно ст. 54 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного постановлением ЦИК и С НК СССР от 07.08.1937 № 104/1341, «если предъявлению переводного векселя (к акцепту или платежу. — В. Б.) или совершению протеста в установленные сроки мешает непреодолимое препятствие (законодательное распоряжение какого-либо государства или другой случай непреодолимой силы), то эти сроки удлиняются»; при этом «...после прекращения действия непреодолимой силы векселедержатель должен без задержки предъявить вексель к акцепту или к платежу и, если будет нужно, совершить протест». Однако «...если действие непреодолимой силы продолжается свыше тридцати дней после срока платежа, то для осуществления регресса не являются необходимыми ни предъявление векселя, ни совершение протеста».

  • [1] «Признак отсутствия вины есть ... крайняя отрицательная граница понятия случая,там, где поднимается вопрос о гражданской ответственности одного лица перед другим» (Пассек Е. В. Указ. соч. С. 199—200). В том же смысле см.: Павлодский Е. А. Случай и непреодолимая сила в советском гражданском праве. М., 1978. С. 29, 33—34.
  • [2] Некоторые из этих норм относят к числу оснований освобождения от гражданско-правовой ответственности не только сами обстоятельства непреодолимой силы,но и некоторые другие обстоятельства, главным образом находящиеся в сфере ведения и контроля другой стороны. Так, например (и. 2 ст. 476 ГК) продавец может освободиться от ответственности не только за те недостатки товара, что возникли послепередачи им товара покупателю вследствие действия обстоятельств непреодолимойсилы, но и за недостатки, возникшие после этого момента вследствие «...нарушенияпокупателем правил пользования товаром или его хранения, либо действий третьихлиц». Иными словами, подобные нормы несколько облегчают предпринимательскуюответственность, предусмотренную п. 3 ст. 401 ГК.
  • [3] Исключение составляет случай, предусмотренный п. 3 ст. 769 ГК, относящийсяк случайной невозможности исполнения договоров на выполнение НИР и OKTP: такой риск возлагается па заказчика работ и выражается либо в обязанности оплатитьфактически выполненные научно-исследовательские работы (ст. 775) либо в обязанности возместить фактически понесенные исполнителем затраты по выполнениюопытно-конструкторских или технологических работ (ст. 776).
  • [4] Собственно, именно это — возникновение вреда как неблагоприятного имущественного последствия случая (damnum fatale) — и является, строго говоря, тем самымсобытием, которое интересует гражданское право. Сам casus (случай) «замечается»правом лишь постольку, поскольку он становится причиной данного (юридическизначимого) события (возникновения вреда). Точно так же обстоит дело и с обстоятельствами непреодолимой силы: сами по себе они (vis major) гражданскому правубезразличны; интересуют же его вредоносные последствия наступления этих обстоятельств (damnum fatale).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >