Обязанность работодателя устанавливать размер причиненного ему ущерба и причину его возникновения

До принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от представления указанного объяснения, составляется соответствующий акт.

Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном ст. 247 ТК РФ.

Из судебной практики

1. Достоверных доказательств возникновения ущерба, а равно размера ущерба не представлено. Причина возникновения недостачи работодателем не выяснялась.

Заведующая Ф. осуществляла приемку товара для производства, а повара — для буфета. Из представленных товарных отчетов, в том числе по буфету и по производству, следует, что они подписывались в том числе и поварами.

В связи с этим доводы апелляционной жалобы о невозможности разграничения ответственности заведующей и поваров заслуживают внимания, но отмены обжалуемого решения нс влекут ввиду следующего.

Работодатель обязан определить размер ущерба и причину его возникновения (ст. 247 ТК РФ). По настоящему делу достоверных доказательств возникновения ущерба в период работы бригады, а равно размера ущерба не представлено. В частности, нс представлено доказательств проведения ревизии и данных о времени и результатах последней инвентаризации.

Кроме того, инвентаризационные описи, а также акты проверки имеют исправления, не заверенные всеми членами комиссии, что недопустимо согласно п. 2.9 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных приказом Минфина России от 13 июня 1995 г. № 49. Из представленных работодателем документов невозможно установить период возникновения и размер ущерба, что свидетельствует о недоказанности обоснованности привлечения истцов к дисциплинарной и материальной ответственности. Причина возникновения недостачи работодателем не выяснялась[1].

2. Процедура инвентаризации имущества, предусмотренная cm. 247 ТК РФ, была соблюдена истцом.

На основании трудового договора и приказа о приеме на работу Ф. работала в ЗАО в должности кладовщика складского отдела. С ней был также заключен договор о полной коллективной материальной ответственности.

В соответствии со ст. 11 Федерального закона от 6 декабря 2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» активы и обязательства подлежат инвентаризации.

Инвентаризационной комиссией, созданной на основании распоряжения генерального директора ЗЛО была проведена инвентаризация в складском отделе (сектора с 56 по 59).

По результатам проведенной инвентаризации выявлена недостача товарно-материальных ценностей и составлена сличительная ведомость, отражающая результаты недостачи.

Для установления причин возникновения ущерба истцом было затребовано объяснение у материально ответственных лиц, в том числе и у Ф., которая отказалась от дачи письменных объяснений, что подтверждается актом, подписанным членами инвентаризационной комиссии.

Совокупность изложенных обстоятельств позволяет судебной коллегии согласиться с выводами суда первой инстанции, что процедура инвентаризации имущества, предусмотренная ст. 247 ТК РФ, была соблюдена истцом.

Из дела следует, что ущерб в размерах, указанных в служебной записке и соглашении о распределении размера ущерба, был возмещен всеми материально ответственными лицами коллектива, за исключением Ф.

Установив факт недостачи и заключения договора о полной коллективной материальной ответственности, который ответчик не оспаривала, учитывая, что Ф. не были представлены доказательства, подтверждающие отсутствие ее вины в выявленной в ходе инвентаризации недостаче, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о взыскании с ответчика в пользу истца сумм в счет возмещения ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей1.

3. Товарно-денежный отчет содержит многочисленные исправления, его нельзя признать надлежащей проверкой установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения.

Судом установлено, что К. была принята на работу в магазин районного потребительского общества (далее — райпо). Между истцом и ответчиком заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

Из приказа председателя правления райпо следует, что для проведения инвентаризации товарно-материальных ценностей в магазине создана рабочая инвентаризационная комиссия. Приказ не подписан.

Согласно данным сличительной ведомости в магазине райпо выявлена недостача товарно-материальных ценностей.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что истцом не представлено надлежащих доказательств размера ущерба, причиненного истцу его работником К. при исполнении трудовых обязанностей.

В обоснование факта недостачи и ее размера истцом представлен товарно-денежный отчет, составленный по результатам перемещения находившегося в магазине остатка товарно-материальных ценностей на склад и в другие магазины.

Однако данный товарно-денежный отчет содержит многочисленные исправления, его нельзя признать надлежащей проверкой установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения, как это подразумевает ст. 247 ТК РФ.

Поскольку работодателем не доказан размер причиненного ущерба, судебная коллегия находит решение суда законным и обоснованным[2].

4. В нарушение cm. 247 ТК РФ проверка для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения работодателем не проводилась.

Ответчики состояли в трудовых отношениях с индивидуальным предпринимателем Б.

После проведения ревизии в магазине составлен акт, который представлен суду как доказательство наличия недостачи у продавцов В. и III.

Судом установлено, что с ответчиками был заключен договор о полной коллективной (бригадной) ответственности, по которому ответчики приняли на себя коллективную (бригадную) материальную ответственность за необеспечение сохранности вверенного имущества.

Из акта приема-передачи товара усматривается, что ответчики, вступая в должности продавцов магазина, приняли товар в подотчет на ответственное хранение и продажу.

Однако из данного акта и иных материалов дела не следует, какой именно товар был принят ответчиками и какова его стоимость. Инвентаризация товарно-материальных ценностей, переданных В. и Ш. для продажи, с указанием перечня товаров, их количества и стоимости, не проводилась. Представленный в материалы дела акт ревизии содержит сведения лишь о приходе и расходе товарно-материальных ценностей с указанием сумм в цифровом выражении, сведения о товарах и их стоимости в акте отсутствуют.

Инвентаризационная опись, сличительная ведомость с перечнем товаров, позволяющих их индивидуализировать и определить количество и стоимость, нс составлялась.

Согласно заключению эксперта, установить сумму недостачи товарно-материальных ценностей в магазине индивидуального предпринимателя Б. не представляется возможным. Из акта документальной проверки и заключения эксперта следует, что для исследования специалисту-ревизору и экспертам истцом не предоставлялись акты инвентаризации товарно-материальных ценностей (инвентаризационные описи) на момент начата работы ответчиков в магазине и на момент проведения ревизии.

В нарушение ст. 247 ТК РФ проверка для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения работодателем не проводилась.

С учетом изложенного, суд обоснованно пришел к выводу о том, что ущерб, причиненный истцу недостачей товарно-материальных ценностей, достоверно не установлен, что исключает возможность удовлетворения исковых требований[3].

5. Основанием для признания результатов инвентаризации недействительными является только отсутствие хотя бы одного члена комиссии и .материально ответственных лиц.

Согласно трудовому договору С. принят в ООО «Д.» в качестве складского работника. С. принял перечисленные в описи товарно-материальные ценности на ответственное хранение, что подтверждается его подписью в указанной описи.

Приказом ООО «Д.» назначено проведение внеплановой инвентаризации товаров на складе.

По результатам проведенной инвентаризации составлены инвентаризационная опись и сличительная ведомость, согласно которым на складе выявлена недостача товарно-материальных ценностей и излишки.

Актом подтверждено, что начальник отдела логистики С. в проведении инвентаризации участвовал, но отказался подписать инвентаризационную опись и сличительную ведомость.

В материалы дела представлена служебная записка от С., в которой он указал, что данная недостача могла образоваться в результате пересортицы, механических ошибок операторов при выписке накладных и прочих складских операциях.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о необоснованности требований истца о взыскании с ответчика С. недостачи, выявленной в ходе инвентаризации, поскольку ответчик в данной инвентаризации не участвовал, объяснения по факту недостачи с него не брались, в связи с чем отсутствуют правовые основания для материальной ответственности С.

В то же время судебная коллегия не согласна с решением суда в части отказа истцу во взыскании с ответчика суммы недостачи.

Принимая такое решение, суд первой инстанции сослался на допущенные истцом нарушения при проведении инвентаризации, а также на отсутствие виновных действий С. в причинении ущерба.

Из материалов дела следует, что договор о полной индивидуальной материальной ответственности заключен с ответчиком С. правомерно, в соответствии со ст. 244, 245 ТК РФ.

Во исполнение ст. 247 ТК РФ для установления размера причиненного ущерба ООО «Д.» проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей.

Данная проверка проведена в соответствии с требованиями, изложенными в Методических указаниях но инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных приказом Минфина России от 13 июня 1995 г. № 49.

Отсутствие в инвентаризационной описи и сличительной ведомости подписи материально- ответственного лица С. необоснованно принято судом первой инстанции в качестве доказательства неправомерности проведенной инвентаризации, поскольку сам ответчик и в отзыве на исковое заявление, и в объяснениях, данных им в судебном заседании указал, что знал о назначении инвентаризации, участвовал в ней и не подписал указанные выше документы, поскольку был не согласен с выявленной недостачей.

Основанием для признания результатов инвентаризации недействительными является только отсутствие хотя бы одного члена комиссии и материально ответственных лиц.

Претензий к комиссии но порядку проведения проверки С. не указывал, результаты инвентаризации не обжаловал.

Договор о полной индивидуальной материальной ответственности подписан с ответчиком правомерно, наличие у этого работника недостачи и ее размер работодателем доказан. Ответчиком не указано обстоятельств, исключающих его материальную ответственность, в том числе доказательств неисполнения работодателем обязанности но обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику1.

  • 6. Истцом по факту выявления недостачи проводилось служебное расследование для выяснения причин возникшего ущерба, со всех ответчиков были затребованы объяснения.
  • 22 февраля 2012 г. акционерным обществом «Б.» (далее — АО «Б.») с работниками заключен договор о полной коллективной (бригадной) ответственности, согласно которому коллектив автозаправочной станции (АЗС) в составе менеджера, администратора, операторов АЗС 5-го и 6-го разрядов (работающих за кассовым аппаратом), которым непосредственно вверяются материальные ценности, а также операторов АЗС 4-го разряда (заправщиков), принимает на себя полную коллективную
  • (бригадную) материальную ответственность за сохранность имущества, находящегося на АЗС, — нефтепродукты, сопутствующие товары.

В период с января по август 2012 г. на АЗС проводились плановые и внеплановые инвентаризации, по результатам которых обнаружена недостача нефтепродуктов и сопутствующих товаров.

В порядке, предусмотренном ст. 247 ТК РФ, истцом по факту выявления недостачи проводилось служебное расследование для выяснения причин возникшего ущерба, со всех ответчиков были затребованы объяснения.

Из заключений АО «Б.» следует, что причиной недостачи нефтепродуктов и сопутствующих товаров является недобросовестное выполнение своих должностных обязанностей но обеспечению сохранности материальных ценностей материально ответственными лицами АЗС, подписавшими договор о полной материальной ответственности.

Согласно справке АО «Б.» от 29 июля 2015 г. С. погашена задолженность перед АО «Б.» в размере 23172 руб.

Удовлетворяя частично исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что ответчики являются материально ответственными лицами, факт причинения материального ущерба работодателю и вина ответчиков установлена, в связи с чем, принимая во внимание заключение эксперта, обоснованно взыскал причиненный работодателю ущерб[4].

7. Работодателем не был соблюден порядок проведения инвентаризации, не доказаны факт недостачи, конкретные причины возникновения недостачи товара и размер ущерба.

Индивидуальный предприниматель Т. по трудовому договору от 7 марта 2012 г. принял на работу 3. на должность реализатора (торгового представителя) на торговый склад. Между Т. как работодателем и 3. 7 марта 2012 г. был заключен договор о полной индивидуальной ответственности, в соответствии с п. 1 которого 3. обязан нести полную материальную ответственность за вверенное ему имущество и денежные средства.

29 октября 2012 г. работодателем был издан приказ № 98 о проведении инвентаризации контейнера № 145/1М, состав инвентаризационной комиссии определен не был. Данных об ознакомлении 3. с приказом материалы дела не содержат.

Утверждая, что но результатам инвентаризации была установлена недостача товара и денежных средств, вверенных 3., на сумму 1228349 руб., истец в подтверждение факта недостачи представил копию «сличительной ведомости результатов инвентаризации».

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что факт причинения материального ущерба работодателю на сумму 896610 руб. нашел свое подтверждение материалами инвентаризации, свидетельскими показаниями.

Данные выводы суда противоречат материалам дела, в том числе представленным истцом материалам инвентаризации, накладным и товарным чекам, из которых не представляется возможным установить размер действительного материального ущерба, причиненного работодателю, наличие либо отсутствие вины 3. в причинении ущерба.

Основным способом проверки соответствия фактического наличия имущества путем сопоставления с данными бухгалтерского учета признается инвентаризация имущества, порядок проведения которой определен в Методических указаниях по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных приказом Минфина России от 13 июня 1995 г. № 49.

В нарушение указанных положений в приказе о проведении инвентаризации не отражен состав инвентаризационной комиссии, в результате чего невозможно сделать вывод о том, кому именно было поручено проведение инвентаризации, о присутствии при инвентаризации всех членов инвентаризационной комиссии, которым было поручено проведение инвентаризации. Суду первой инстанции сличительные ведомости за подписями лиц, проводивших проверку, нс представлены. Нс представлен суду и акт инвентаризации, соответствующий Методическим указаниям. Накладные и товарные чеки нс отражают движения денежных средств, поступавших к 3. от реализованного товара и их сдачу представителю работодателя, имеющиеся в накладных и товарных чеках подписи не позволяют определить, кем именно они учинены, расшифровка подписей в указанных документах отсутствует.

В представленной суду сличительной ведомости результатов инвентаризации отсутствует дата ее составления, должностное положение лиц, ее составивших. По ней невозможно соотнести фактическое наличие товара, его стоимость с данными бухгалтерского учета.

Из материалов инвентаризации также не представляется возможным определить, какие из переданных 3. товары отсутствуют, какова их стоимость, каковы причины образования недостачи и ее размер.

Установленные выше обстоятельства дела свидетельствуют о том, что работодателем нс был соблюден порядок проведения инвентаризации, не доказаны как факт недостачи, так и конкретные причины возникновения недостачи товара, не доказаны размер ущерба, вина ответчика в причинении ущерба, противоправность его поведения, причинная связь между ненадлежащим исполнением 3. трудовых обязанностей, его поведением и наступившим ущербом.

В связи с этим решение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, а потому оно подлежит отмене с принятием но делу нового решения об отказе в иске[5].

8. Работодатель не представил суду доказательству подтверждающих размер при- чиненного ущерба, противоправность поведения ответчика, наличие причинной связи между ее действиями (бездействием) и наступившим ущербом.

На основании трудового договора от 10 мая 2011 г. и приказа от 10 мая 2011 г. № 99-Т У. была принята на работу на базу снабжения на должность заведующей магазином. В этот же день с ней был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности.

В соответствии с приказом от 11 декабря 2014 г. № 14/29-Т в магазине была проведена инвентаризация товарно-материальных ценностей.

Судом правильно установлено, что в инвентаризационных описях графа «По данным бухгалтерского учета» не заполнена, в них имеются только данные о фактическом наличии товара. Документов, указывающих на фактический остаток товарноматериальных ценностей на дату начала проверяемого периода, суду не представлено. Сличительные ведомости, акты инвентаризации истцом не составлялись, что подтверждается пояснениями представителя истца. Кроме того, в приказе о проведении инвентаризации от 11 декабря 2014 г. № 14/29-Т нс указан период, за который проводится инвентаризация.

В связи с тем что работодатель не представил суду доказательств, подтверждающих размер причиненного ущерба, противоправность поведения У., наличие причинной связи между ее действиями (бездействием) и наступившим ущербом, тогда как в соответствии с действующим законодательством обязанность по представлению таких доказательств возлагается на работодателя, оснований для удовлетворения исковых требований у суда не имелось[6].

  • [1] См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Коми от 7 апреля 2016 г. по делу № 33-2176/2016.
  • [2] См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Владимирского областного суда от 22 апреля 2016 г. но делу № 33-1511/2016.
  • [3] См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Алтайского краевого суда от 27 апреля 2016 г. по делу № 33-4879/16.
  • [4] См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Брянскогообластного суда от 19 апреля 2016 г. № 33-1389/2016.
  • [5] См.: Апелляционное определение Судебной коллегии но гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 3 декабря 2015 г. но делу № 33-1396/2015.
  • [6] См.: Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 11 апреля 2016 г. по делу № 33-4629/2016.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >