ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО РАБОТНИКУ

В результате изучения данной главы обучающийся должен:

знать

  • • законодательство о возмещении вреда, причиненного работнику;
  • • особенности ответственности работодателя за вред, причиненный жизни и здоровью работника, как вида юридической ответственности, отличающегося от материальной ответственности сторон трудового договора;
  • • основание и условия наступления ответственности работодателя за вред, причиненный жизни и здоровью работника;
  • • порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника;
  • • сущность морального вреда;
  • • порядок возмещения (компенсации) морального вреда;

уметь

  • • анализировать правовые нормы, регулирующие ответственность работодателя за вред, причиненный работнику;
  • • определять обстоятельства, исключающие ответственность работодателя за вред, причиненный жизни и здоровью работника;

владеть

• навыками оформления материалов о привлечении работодателя к ответственности за вред, причиненный работнику.

Возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника

Жизнь и здоровье — абсолютные неимущественные блага, принадлежащие человеку от рождения, неотчуждаемые и непередаваемые иным способом.

Причинение вреда жизни и здоровью — это посягательство на особые блага, имеющие нематериальную (неимущественную) природу, не имеющие денежной оценки, что обусловливает проблему в установлении адекватного его возмещения. Представляется аксиомой, что вред, причиненный жизни и здоровью граждан, относится к вреду, реально невосполнимому и неисчисляемому, что обязывает государство стремиться к его возможно более полному возмещению.

Согласно Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст. 2); в Российской Федерации как правовом и социальном государстве охраняются труд и здоровье людей (ст. 1 и 7); каждый имеет право на жизнь и на охрану здоровья (ч. 1 ст. 41).

1

Право на жизнь и охрану здоровья относится к числу общепризнанных, основных, неотчуждаемых прав и свобод человека, подлежащих государственной защите (ст. 2, 7, ч. 1 ст. 20, ст. 41 Конституции РФ).

Конституция РФ исходит из того, что здоровье человека является высшим благом, без которого утрачивают свое значение многие другие блага и ценности, а следовательно, его сохранение и укрепление играют основополагающую роль в жизни общества и государства. Этим предопределяется характер обязанностей государства, признающего свою ответственность за сохранение и укрепление здоровья людей, и соответственно, содержание правового регулирования отношений[1].

Признание прав человека на неимущественные блага нашло закрепление в основополагающих международно-правовых актах.

Так, во Всеобщей декларации прав человека[2] предусмотрено, что каждый человек имеет право на жизнь, на справедливые и благоприятные условия труда (ст. 3, 23).

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах[3] закрепляет право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности, условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены, а также право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья (ст. 7, 12).

Исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией РФ, ст. 2 ТК РФ в качестве основных принципов правового регулирования трудовых и непосредственно связанных с ними отношений признает:

  • - обеспечение права каждого работника на справедливые условия труда, в том числе на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены;
  • — обязательность возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

Примечательно, что в преамбуле постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» указано, что среди основных принципов правового регулирования трудовых отношений, закрепленных ст. 2 ТК РФ, предусмотрены такие, как обязательность возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, и обеспечение права на обязательное социальное страхование.

Трудовой кодекс РФ конкретизирует ответственность за причинение вреда работнику указанием и на компенсацию морального вреда.

В частности, в ст. 21 ТК РФ определено, что работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном Кодексом, иными федеральными законами.

Соответственно ст. 22 ТК РФ предусматривает, что работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Таким образом, Трудовой кодекс РФ выделяет два вида ответственности за вред, причиненный работнику:

  • — возмещение вреда, причиненного работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей;
  • — компенсацию морального вреда.

Представляется логичным и обоснованным рассматривать первый вид ответственности в контексте возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника.

В этом смысле заслуживают пристального внимания следующие нормы ТК РФ:

— при повреждении здоровья вследствие несчастного случая на производстве работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами (ст. 184 ТК РФ);

  • — право работника на труд в условиях, отвечающих требованиям охраны труда, при этом гарантируется обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии с федеральным законом (ст. 219 ТК РФ);
  • — в случае причинения вреда жизни и здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей возмещение указанного вреда осуществляется в соответствии с федеральным законом (ст. 220 ТК РФ).

Вместе с тем нельзя не отметить некоторую несогласованность норм ст. 184 и 219 ТК РФ, ибо ст. 184 Кодекса не закрепляет возмещение вреда, причиненного профессиональным заболеванием. Кроме того, ст. 219 и ст. 220 ТК РФ отсылают исследователей и правоприменителей к федеральному закону, а ст. 184 — к федеральным законам.

В связи с этим, полагаем, что последняя формулировка более точная, так как обязанность возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, закреплена в Федеральном законе от 16 июля 1999 г. № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования», Федеральном законе от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» и ГК РФ (гл. 59). При этом нормы гл. 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда» являются общими нормами, регулирующими отношения по возмещению вреда жизни и здоровью при исполнении договорных обязательств, в том числе по трудовому договору.

Итак, регулирование отношений по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью работника, осуществляется нормами различных отраслей российского права (трудового, социального обеспечения и гражданского).

Из судебной практики

Гражданин М. обратился в районный суд с иском о взыскании с ответчика ОАО «А.» (далее — авиакомпания) единовременно задолженности по возмещению вреда здоровью, назначении истцу ежемесячно разницы между утраченным заработком и ежемесячными страховыми выплатами с 1 сентября 2014 г. бессрочно с последующей индексацией в установленном законом порядке. В обоснование своих требований М. указал на то, что работал в авиакомпании пилотом. 27 апреля 2010 г. ему было установлено 40% утраты профессиональной трудоспособности.

Решением районного суда от 19 февраля 2015 г. исковые требования М. удовлетворены. С авиакомпании в пользу М. взыскана ежемесячно разница между утраченным заработком и ежемесячными страховыми выплатами с 1 сентября 2014 г. бессрочно с последующей индексацией в установленном законом порядке.

Судебная коллегия не нашла оснований для отмены обжалуемого решения. В соответствии со ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Согласно п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья. На основании ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Таким образом, общие гарантии возмещения вреда пострадавшему в результате профессионального заболевания установлены в ГК РФ, который содержит нормы, регулирующие данные отношения. Положения ст. 1072, 1084 и 1085 ГК РФ указывают на то, что вред подлежит возмещению в полном объеме, а не в какой-либо части. Вместе с тем, с учетом повышенной социальной значимости жизни и здоровья граждан, законодательством предусмотрен механизм обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, имеющего своей целью установление дополнительных социальных и правовых гарантий для лиц, пострадавших в результате несчастных случаев при исполнении трудовых обязанностей.

Пунктом 2 ст. 1 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ определено, что указанный федеральный закон не ограничивает права застрахованных на возмещение вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию, осуществляемому в соответствии с этим федеральным законом. Данный федеральный закон устанавливает обязательный уровень возмещения вреда, но не ограничивает права засграхованных на возмещение вреда в размерах, превышающих обеспечение но страхованию. В связи с этим застрахованное лицо вправе требовать в судебном порядке возмещения вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию на основании общих норм гражданского законодательства.

Судом первой инстанции установлено, достоверно подтверждено материалами дела и не оспорено сторонами, что в период с 1989 но 2010 г. истец работал у ответчика. 7 июня 2010 г. был составлен акт о профессиональном заболевании. В п. 17 акта указано, что профессиональное заболевание возникло при длительном, в течение 35 лет, воздействии авиационных шумов.

В силу ст. 5 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ истец был застрахован от несчастного случая или профессионального заболевания. В связи с профессиональным заболеванием истцу была установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 40% с 16 июня 2010 г. до 1 июля 2012 г., а с 1 июля 2013 г. — 30% бессрочно. 27 июля 2010 г. истцу была назначена ежемесячная страховая выплата, однако фактически выплачиваемые истцу ФСС суммы составляли максимальный размер, устанавливаемый ежегодно в соответствии с Федеральным законом «О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации».

Обращаясь в суд, истец указывал на то, что размер страховых выплат не соответствует объему причиненного вреда, в связи с чем, в силу ст. 1085 ГК РФ он имеет право на взыскание с работодателя разницы между размером утраченного заработка и производимой ФСС ежемесячной страховой выплатой, задолженности по выплате утраченного заработка. Кроме того, истец считает, что размер его утраченного заработка должен быть исчислен по правилам, содержащимся в ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, оценив представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь ст. 184, 219 ТК РФ, ст. 1064, 1084, 1086, 1085,1072 ГК РФ, ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ, исходил из того, что размер ежемесячных страховых выплат не соответствует объему вреда, причиненного здоровью истца вследствие возникновения профессионального заболевания, учел, что Федеральным законом от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ не ограничено право застрахованных лиц на возмещение вреда в размерах, превышающих страховое обеспечение, в связи с чем пришел к выводу, что истец имеет право на возмещение работодателем вреда в части, превышающей обеспечение по страхованию, на основании норм гражданского законодательства, регулирующих правоотношения, возникающие из обязательств по возмещению вреда.

Оспаривая решение суда, ответчик в апелляционной жалобе указывает, что он как работодатель выполнил возложенные на него как на страхователя обязательства, взыскание с ответчика каких-либо дополнительных выплат ведет к двойной ответственности работодателя, который как страхователь и так уже добровольно перечисляет страховщику страховые взносы.

Судебная коллегия находит подлежащими отклонению доводы апелляционной жалобы по следующим основаниям. Положения ст. 1072 и 1085 ГК РФ устанавливают обязанность лица, причинившего вред, возместить утраченный заработок в полном объеме, а не в какой-либо части. Поскольку в данном случае вред, причиненный здоровью истца в результате возникновения у него профессионального заболевания, превышает размер выплачиваемых ему сумм страхового возмещения, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости взыскания с работодателя разницы между суммами страхового возмещения и причиненным вредом. При этом в данной ситуации невозможно прийти к выводу о двойной ответственности работодателя, поскольку с ответчика взыскивается не сумма страхового возмещения, уже выплачиваемая истцу страховщиком, а сумма возмещения вреда здоровью, превышающая сумму страхового возмещения.

Кроме того, помимо ГК РФ о возмещении вреда применению подлежат нормы ст. 2,21,22 ТК РФ[4].

В рассматриваемом контексте уместно отметить правовые акты МОТ.

Так, ст. 32 Конвенции № 102 МОТ «О минимальных нормах социального обеспечения» от 28 июня 1952 г.[5] определяет случаи, которые вызваны несчастным случаем на производстве или установленным профессиональным заболеванием:

a) болезненное состояние;

b) нетрудоспособность, вызванная таким состоянием и влекущая за собой определяемую законодательством страны временную утрату заработка;

c) полная потеря способности зарабатывать на жизнь или ее частичная потеря сверх установленной нормы, когда предполагается, что такая полная или частичная потеря будет иметь постоянный характер, либо соответствующая степень потери физической полноценности.

Статья 9 Конвенции № 121 МОТ «О пособиях в случаях производственного травматизма» от 8 июля 1964 г.[6] закрепляет нормы о предоставлении подлежащим обеспечению лицам денежные пособия в отношении случаев, указанных в подп. Ь, с и d ст. 6.

Право на получение пособий не может быть обусловлено продолжительностью трудового или страхового стажа, или уплатой страховых взносов; однако в отношении профессиональных заболеваний может быть установлен период подверженности вредному воздействию.

Пособия выплачиваются в течение всего страхового случая.

Федеральный закон «Об основах обязательного социального страхования» закрепляет, что в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права закон регулирует отношения в системе обязательного социального страхования, определяет правовое положение субъектов обязательного социального страхования, основания возникновения и порядок осуществления их нрав и обязанностей, ответственность субъектов обязательного социального страхования, а также устанавливает основы государственного регулирования обязательного социального страхования.

Обязательное социальное страхование представляет собой систему создаваемых государством правовых, экономических и организационных мер, направленных на компенсацию или минимизацию последствий изменения материального и (или) социального положения работающих граждан (ст. 1).

Исключительно важной представляется норма ст. 3 этого федерального закона о том, что ответственность при наступлении страхового случая несет не только страховщик, но и страхователи (работодатели).

Согласно ст. 7 этого федерального закона видами социальных страховых рисков являются, в частности: утрата застрахованным лицом заработка (выплат, вознаграждений в пользу застрахованного лица) или другого дохода в связи с наступлением страхового случая;

— дополнительные расходы застрахованного лица или членов его семьи в связи с наступлением страхового случая.

Страховыми случаями признаются в том числе травма, несчастный случай на производстве или профессиональное заболевание, установленные федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

При наступлении одновременно нескольких страховых случаев порядок выплаты страхового обеспечения по каждому страховому случаю определяется в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

Из судебной практики

Как установлено судом первой инстанции, К. состоял в трудовых отношениях с ОАО «Ш.» (после реорганизации путем слияния акционерного общества «У.»), работал подземным проходчиком 5 разряда, был уволен по п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с отказом от перевода на другую работу, необходимую работнику в соответствии с медицинским заключением.

11 августа 2012 г. с К. произошел несчастный случай на производстве, о чем составлен акт от 15 августа 2012 г.

В результате несчастного случая на производстве К., согласно медицинскому заключению от 14 августа 2012 г., был поставлен диагноз: закрытый перелом костей носа. Травма относится к категории «легкая», что подтверждается актом о несчастном случае на производстве, медицинским заключением.

В связи с травмой, полученной в результате несчастного случая, К. в период времени с 11 августа по 28 сентября 2012 г. был нетрудоспособен, так как проходил лечение, в связи с чем ему выплачивалось пособие по временной нетрудоспособности.

По заключению учреждения МСЭ от 25 июля 2013 г. К. в связи с производственной травмой, полученной 11 августа 2012 г., установлено 10% утраты профессиональной трудоспособности с 27 июня 2013 г. до 1 июля 2014 г.

С учетом изложенного, суд первой инстанции на основании установленных по делу обстоятельств, представленных сторонами доказательств, руководствуясь нормами ТК РФ, ГК РФ, Федеральным законом от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ, ст. 7, 8 Федерального закона от 16 июля 1999 г. № 165-ФЗ, пришел к правильному выводу, что не полученная потерпевшим за период временной нетрудоспособности, возникшей вследствие причинения вреда его здоровью, заработная плата является утраченным заработком, подлежащим возмещению причинителем вреда, вне зависимости от размера выплаченного пособия по нетрудоспособности.

Учитывая это, решение суда о взыскании утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в связи с повреждением здоровья вследствие несчастного случая на производстве с 11 августа 2012 г. по 28 сентября 2012 г. является законным и не подлежит отмене но доводам апелляционной жалобы1.

В преамбуле поетановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2 отмечается, что в целях гарантированности конституционных нрав граждан и реализации основных принципов правового регулирования труда принят Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Этот федеральный закон предусматривает:

  • — обеспечение социальной защиты застрахованных и экономической заинтересованности субъектов страхования в снижении профессионального риска;
  • — возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных данным законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплаты расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию (ст. I)[7].

Согласно п. 1 ст. 1 и подп. 4 п. 2 ст. 18 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ возмещение такого вреда осуществляется страховщиком — ФСС.

В соответствии с п. 2 ст. 1 указанного федерального закона права застрахованных лиц на возмещение вреда, осуществляемое в соответствии с законодательством РФ, в части, превышающей обеспечение по страхованию, производимое на основании данного федерального закона, не ограничиваются: работодатель (страхователь) несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей, в порядке, закрепленном гл. 59 ГК РФ[8].

В связи с этим представляется не основанным на законе следующее дело.

Из судебной практики

Судом установлено, что Ц. состоял в трудовых отношениях с государственным предприятием «Н.» (далее — комбинат). Ц. повредил здоровье вследствие несчастного случая на производстве.

Приказом директора комбината истцу назначены ежемесячные выплаты утраченного заработка в размере, которые составляли разницу между средним заработком за 12 месяцев, предшествующих травме, и назначенной в связи с инвалидностью пенсией в соответствии с действующими в то время Правилами возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с их работой.

Приказом филиала ФСС истцу назначена ежемесячная страховая выплата из расчета среднего заработка с применением повышающих коэффициентов.

В дальнейшем размер ежемесячной страховой выплаты индексировался с увеличением минимального размера оплаты труда до 2004 г. и с учетом уровня инфляции в пределах средств, предусмотренных на эти цели в бюджете ФСС на соответствующий финансовый год в соответствии си. 11 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ.

Таким образом, судебная коллегия полагает, что размер ежемесячной страховой выплаты в возмещение утраченного заработка Ц. произведен в соответствии с действующими до 2000 г. Правилами возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденными постановлением Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. № 4214-1 и Федеральным законом от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ.

Из приведенных выше нормативных правовых актов, регулирующих отношения по возмещению работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, усматривается, что размер возмещения ущерба определяется на момент обращения работника за таким возмещением и исходя из его среднего заработка.

Согласно и. 7 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ сумма ежемесячной страховой выплаты исчисляется исходя из тарифной ставки (должностного оклада), установленной (установленного) в отрасли (подотрасли) для данной профессии, и сходных условий труда ко времени обращения за страховыми выплатами только при невозможности получения документа о размере заработка застрахованного.

Действующим законодательством не предусмотрено иных расчетов возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, в том числе таких, как выплата работодателем разницы между ежемесячными страховыми выплатами из ФСС и утраченным заработком пострадавшего, рассчитанным исходя из размера фактического среднемесячного заработка, соответствующего его квалификации и профессии на прежнем рабочем месте в настоящий момент.

Выплата утраченного заработка (ежемесячная страховая выплата) законом возложена на страховщика, обязанностью же работодателя, согласно законодательству, является своевременное и в полном объеме перечисление страховщику страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, из которых страховщик производит пострадавшим страховое возмещение.

Исчисленная и назначенная ежемесячная страховая выплата дальнейшему перерасчету не подлежит, за исключением случаев, указанных в п. 9 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ.

Ссылка истца в обоснование своих требований на ст. 1064,1072,1082 ГК РФ, п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения но обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина» является неправомерной, поскольку регулирование отношений по возмещению работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, осуществляется специальными нормативными правовыми актами.

На основании изложенного, судебная коллегия полагает, что решение суда является законным и обоснованным, вынесенным с соблюдением норм материального и процессуального права, а доводы жалобы основаны на неверном толковании норм материального права1.

Если пострадавший работник не был застрахован, то он вправе потребовать возмещения вреда от работодателя.

Итак, работодатели при определенных законом условиях непосредственно несут материальную ответственность за вред, причиненный работнику увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья при исполнении им трудовых обязанностей.

Из судебной практики

Гражданин А. обратился в суд с иском к ООО «Ц.» и ООО «Г.» о возмещении вреда, причиненного здоровью, и компенсации морального вреда в связи с профессиональным заболеванием. В обоснование своих требований он указал, что на протяжении 15 лет работал в условиях воздействия опасных, вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов, которые вызвали у него профессиональное заболевание.

Согласно ст. 1084 ГК РФ вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в полиции и других соответствующих обязанностей возмещается по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

При причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и нс имеет права на их бесплатное получение (п. 1 ст. 1085 ГК РФ).

В силу ст. 184 ТК РФ при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая па производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы па медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

Вместе с тем суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости отказа в удовлетворении иска в части возмещения вреда, причиненного здоровью истца, и компенсации морального вреда, поскольку названные требования истца основаны на установлении факта наличия у истца профессионального заболевания, однако в установленном законом порядке указанный факт не подтвержден.

Кроме того, судебная коллегия находит, что в части требований о возмещении вреда, причиненного здоровью истца, иск предъявлен к ненадлежащим ответчикам, поскольку в силу ст. 1072 ГК РФ работодатель может быть привлечен к указанному виду ответственности перед работником только в случае недостаточности страхового возмещения, подлежащего выплате ФСС1.

В рассматриваемом контексте теоретический и практический интерес представляют следующие основные категории и понятия:

субъекты страхования — застрахованный, страхователь, страховщик; страховой случай — подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья или смерти застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию;

несчастный случай на производстве — событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть;

профессиональное заболевание — хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности и (или) его смерть[9];

обеспечение по страхованию — страховое возмещение вреда, причиненного в результате наступления страхового случая жизни и здоровью застрахованного, в виде денежных сумм, выплачиваемых либо компенсируемых страховщиком застрахованному или лицам, имеющим на это право в соответствии с федеральным законом;

степень утраты профессиональной трудоспособности — выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая[10].

В связи с этим вызывает недоумение тот факт, что анализируемый Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ не дает определение понятия вреда. Термин «вред» представляется центральной категорией российского права, используемой, в частности, ТК РФ (ст. 2, 21, 22 и др.).

Не менее важно в перспективе отказаться от основного понятия «несчастный случай на производстве», так как его, очевидно, нельзя применять в непроизводственной сфере (образование, здравоохранение, культура, государственная и муниципальная служба, правоохранительные органы и т.д.). Однако главное в другом — «несчастный случай» в принципиальном смысле несовместим с юридической ответственностью вообще, и в частности, с возмещением вреда, причиненного жизни и здоровью работника.

Более удачна следующая терминология Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ:

  • — «о возмещении вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей» (ст. 7);
  • - «увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные в установленном порядке» (ст. 28) (курсив наш. — А. Я.)[11].

Согласно п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2 застрахованными в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ признаются физические лица, подлежащие обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии со ст. 5 данного закона, и физические лица, получившие повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, подтвержденное в установленном порядке и повлекшее утрату профессиональной трудоспособности.

Страхователями признаются юридические лица независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности (в том числе иностранная организация, осуществляющая свою деятельность на территории РФ и нанимающая граждан Российской Федерации), а также физические лица, нанимающие лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии с п. 1 ст. 5 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ.

Право застрахованных на обеспечение по обязательному социальному страхованию возникает со дня наступления страхового случая, определение которого приведено в ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ.

При этом суду следует учитывать, что квалифицирующими признаками страхового случая являются:

  • - факт повреждения здоровья, подтвержденный в установленном порядке;
  • — принадлежность пострадавшего к круг}' застрахованных;
  • — наличие причинной связи между фактом повреждения здоровья и несчастным случаем на производстве или воздействием вредного производственного фактора.

Днем наступления страхового случая при повреждении здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания (хронического или острого) является день, с которого установлен факт временной или стойкой утраты застрахованным профессиональной трудоспособности.

Основным документом, подтверждающим факт повреждения здоровья и временную утрату профессиональной трудоспособности, является листок нетрудоспособности, выдаваемый медицинской организацией по форме и в порядке, предусмотренных Министерством здравоохранения России.

Наступление стойкой утраты профессиональной трудоспособности устанавливается учреждениями МСЭ при представлении акта о несчастном случае на производстве по форме Н-1 или акта о профессиональном заболевании и оформляется в виде заключения (п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2).

Несомненно значимы для науки трудового права те разъяснения Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2, которые развивают нормы ст. 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ и ст. 227 ТК РФ о том, что несчастным случаем на производстве признается событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении обязанностей по трудовому договору или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем или совершаемых в его интересах как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем (или на личном транспортном средстве в случае его использования в производственных (служебных) целях по распоряжению работодателя (его представителя) либо по соглашению сторон трудового договора), и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

В связи с этим для правильной квалификации события, в результате которого причинен вред жизни или здоровью пострадавшего, необходимо в каждом случае исследовать следующие юридически значимые обстоятельства:

  • — относится ли пострадавший к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя (ч. 2 ст. 227 ТК РФ);
  • — указано ли происшедшее событие в перечне событий, квалифицируемых в качестве несчастных случаев (ч. 3 ст. 227 ТК РФ);
  • — соответствуют ли обстоятельства (время, место и др.), сопутствующие происшедшему событию, обстоятельствам, указанным в ч. 3 ст. 227 ТК РФ;
  • — произошел ли несчастный случай на производстве с лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (ст. 5 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ);
  • — имели ли место обстоятельства, при наличии которых несчастные случаи могут квалифицироваться как не связанные с производством (исчерпывающий перечень таких обстоятельств содержится в ч. 6 ст. 229.2 ТК РФ) и иные обстоятельства.

При рассмотрении иска о признании несчастного случая связанным с производством или профессиональным заболеванием необходимо учитывать, что вопрос об установлении причинно-следственной связи между получением увечья либо иным повреждением здоровья или заболеванием и употреблением алкоголя (наркотических, психотропных и других веществ) подлежит разрешению судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела и имеющихся но нему доказательств.

Кроме того, судам следует иметь в виду, что в силу ч. 6 ст. 229.2 ТК РФ несчастный случай может квалифицироваться как не связанный с производством, если по заключению медицинской организации единственной причиной смерти или повреждения здоровья явилось алкогольное, наркотическое либо иное токсическое опьянение (отравление) пострадавшего, не связанное с нарушениями технологического процесса, в котором используются технические спирты, ароматические, наркотические и иные токсические вещества[12].

В силу п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2 надлежит учитывать, что «положениями Трудового кодекса Российской Федерации... регулирующими вопросы расследования несчастных случаев на производстве (статьи 227—231), предусматривается возможность квалификации в качестве несчастных случаев, связанных с производством, и составление актов по форме Н-1 по всем несчастным случаям, имевшим место при исполнении работниками их трудовых обязанностей, даже если в причинении вреда работнику виновно исключительно третье лицо, не являющееся работодателем этого работника»[13].

При рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного здоровью в результате возникновения у застрахованного профессионального заболевания, необходимо иметь в виду, что в силу Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, утвержденного постановлением Правительства РФ от 15 декабря 2000 г. № 967, заключительный диагноз — «профессиональное заболевание» имеют право устанавливать впервые только специализированные лечебно-профилактические учреждения, клиники или отделы профессиональных заболеваний медицинских научных учреждений или их подразделения (центры профессиональной патологии). Установленный диагноз может быть отменен или изменен только центром профессиональной патологии в порядке, предусмотренном п. 16 данного Положения[14].

Степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания в соответствии с Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний[15] и Временными критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания[16].

Необходимо иметь в виду, что степень утраты профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от способности пострадавшего осуществлять не любую профессиональную деятельность, а только ту, которую он фактически осуществлял до наступления страхового случая по трудовому договору. В связи с этим, если застрахованный не способен полностью выполнять работу определенной квалификации, объема и качества, то его способность осуществлять профессиональную деятельность следует считать утраченной полностью[17].

Обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний подлежат физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора, заключенного со страхователем.

Вместе с тем обеспечение по обязательному социальному страхованию в соответствии со ст. 3 и 5 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125- ФЗ должно предоставляться и в тех случаях, когда трудовые отношения между работником и работодателем возникли на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя, но трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (ст. 16 ТК РФ), а также в случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем (ст. 11 ТК РФ)[18].

Обеспечение по страхованию осуществляется в виде:

  • 1) пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем и выплачиваемого за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;
  • 2) страховых выплат:
    • — единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти;
    • — ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти;
  • 3) оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного, при наличии прямых последствий страхового случая:
    • — на медицинскую помощь (первичную медико-санитарную помощь, специализированную, в том числе высокотехнологичную, медицинскую помощь) застрахованному, осуществляемую на территории РФ непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве до восстановления трудоспособности или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности;
    • — приобретение лекарственных препаратов для медицинского применения и медицинских изделий;
    • — посторонний (специальный медицинский и бытовой) уход за застрахованным, в том числе осуществляемый членами его семьи;
    • — проезд застрахованного для получения медицинской помощи, санаторно-курортного лечения в медицинских организациях (санаторно- курортных организациях), транспортного средства; для заказа, примерки, получения, ремонта, замены протезов, протезно-ортопедических изделий, ортезов, технических средств реабилитации, а также по направлению страховщика для проведения освидетельствования (переосвидетельствования) федеральным учреждением МСЭ и проведения экспертизы связи заболевания с профессией учреждением, осуществляющим такую экспертизу[19];
    • — санаторно-курортного лечения в медицинских организациях (санаторно-курортных организациях), включая оплату медицинской помощи, осуществляемой в профилактических, лечебных и реабилитационных целях на основе использования природных лечебных ресурсов, в том числе в условиях пребывания в лечебно-оздоровительных местностях и на курортах, а также проживание и питание застрахованного, проживание и питание сопровождающего его лица в случае, если сопровождение обусловлено медицинскими показаниями, оплату отпуска застрахованного (сверх ежегодно оплачиваемого отпуска, установленного законодательством РФ) на весь период санаторно-курортного лечения и проезда к месту санаторно- курортного лечения и обратно;
    • — изготовления и ремонта протезов, протезно-ортопедических изделий и ортезов;
    • — обеспечения техническими средствами реабилитации и их ремонта;
    • — обеспечения транспортными средствами при наличии соответствующих медицинских показаний и отсутствии противопоказаний к вождению, их текущего и капитального ремонта и оплаты расходов на горюче-смазочные материалы;
    • — профессионального обучения и получения дополнительного профессионального образования.

Оплата дополнительных расходов, предусмотренных поди. 3 п. 1 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ, за исключением оплаты расходов на медицинскую помощь (первичную медико-санитарную помощь, специализированную, в том числе высокотехнологичную, медицинскую помощь) застрахованному непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве, производится страховщиком, если учреждением МСЭ установлено, что застрахованный нуждается в соответствии с программой реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания в указанных видах помощи, обеспечения или ухода. Условия, размеры и порядок оплаты таких расходов определяются Правительством РФ (ст. 8)[20].

  • [1] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. № 2-П.
  • [2] Принята резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи Организации ОбъединенныхНаций (ООН) от 10 декабря 1948 г.
  • [3] Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.
  • [4] См.: Апелляционное определение Санкт-Петербурского городского суда от 2 июня2015 г. № 33-9059/2015.
  • [5] Нс ратифицирована Российской Федерацией по состоянию на 26 июня 2017 г. — Прим. ред.
  • [6] Не ратифицирована Российской Федерацией по состоянию на 26 июня 2017 г. — Прим. ред.
  • [7] При рассмотрении требований о взыскании задолженности по суммам возмещениявреда, образовавшейся до вступления в силу Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ, следует учитывать, что, исходя из п. 3 ст. 28 этого федерального закона, страховщикне несет ответственность за выплату указанных сумм. Обязанность по выплате задолженности в указанном случае возлагается на работодателя (н. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2).
  • [8] См.: Определение Конституционного Суда РФ от 11 июля 2006 г. № 301-0.
  • [9] Сравните с п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2:«Под профессиональным заболеванием понимается острое или хроническое заболеваниезастрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкуюутрату им профессиональной трудоспособности», в котором допущена неточность.
  • [10] Статья 3 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ.
  • [11] Статьи 7 и 28 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ в определенноймере закрепляют тавтологию. Однако наихудший вариант законодательного регулирования представляется следующим. В ст. 27 Федерального закона «Об основах обязательногосоциального страхования» указано: «Должностные лица, допустившие нарушения в сфереобязательного социального страхования, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации».
  • [12] Пункты 9, 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2.
  • [13] В п. 8 этого постановления допущена неточность: «положения» не регулируют вопросы,а нормы права регулируют общественные отношения (см., например, ст. 1 ТК РФ).
  • [14] Пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2.
  • [15] Утверждены постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. № 789.
  • [16] Утверждены постановлением Минтруда России от 18 июля 2001 г. № 56.
  • [17] Пункт 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2.
  • [18] Пункт 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 марта 2011 г. № 2.
  • [19] Статьей 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ предусмотрена оплатапроезда в указанных случаях и сопровождающего лица, если сопровождение застрахованного лица обусловлено медицинскими показаниями. — Прим. ред.
  • [20] См.: Положение об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальнуюи профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний,утвержденное постановлением Правительства РФ от 15 мая 2006 г. № 286.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >