Территориальный принцип.

Определить территориальный принцип и раскрыть его содержание представляется возможным при более подробном изучении ряда норм Общей части УК, в частности, гл. 1 «Сфера действия закона» разд. I «Уголовный закон».

На основании территориального принципа германское уголовное право действует в отношении всех деяний, совершенных на территории ФРГ (§ 3 УК). Они могут быть совершены как гражданами ФРГ, так и иностранными гражданами и лицами без гражданства.

Ряд других норм Общей части УК также относится к законодательному регулированию территориального принципа действия германского уголовного права. Так, например, § 4 УК устанавливает, что «германское уголовное право действует в отношении деяний, совершенных на корабле или самолете, правомерно следующих под флагом или опознавательным знаком ФРГ, независимо от права места совершения деяния». § 5 УК содержит предписание о том, что германское уголовное право действует независимо от права места совершения деяния в отношении широкого круга преступных деяний, совершенных против правовых благ, охраняемых УК. В данной норме установлен исчерпывающий перечень этих деяний. Так, на основании § 5 УК германское уголовное право действует, во-первых, в отношении таких деяний, как, например, подготовка агрессивной войны (§ 80), государственная измена (§ 81—83) и др., совершенных лицом в независимости от его гражданства за границей (т.е. за пределами территории ФРГ). Во-вторых, германское уголовное право действует в отношении ряда преступных деяний, совершенных за границей, если их исполнитель является гражданином ФРГ и место его жизнедеятельности находится на территории Германии. К ним относятся, к примеру, уклонение от исполнения воинской обязанности путем обмана (§ 109а), пропаганда, направленная против бундесвера (§ 109(1), прерывание беременности (§ 218) и др. В-третьих, германское уголовное право действует в отношении некоторых преступных деяний, совершенных за границей, если они направлены против граждан ФРГ, чье место жизнедеятельности или привычного пребывания находится на территории Германии. К ним относится, например, похищение человека и др. В-четвертых, германское уголовное право действует в отношении преступных деяний, совершенных за границей, если их исполнитель и потерпевший являются гражданами ФРГ и имеют место жизнедеятельности на территории Германии.

§ 6 УК конкретизирует принцип уголовного преследования за преступные деяния, предусмотренные международными соглашениями (Weltsrechtsgrundsatz). Эта норма содержит предписание, на основании которого германское уголовное право действует независимо от права места совершения в отношении деяний, совершенных за границей и направленных против правовых благ, охраняемых на основании международных соглашений (например, геноцид, незаконный оборот наркотических средств, подделка денег и ценных бумаг и др.). Их исчерпывающий перечень установлен в рассматриваемой норме.

§ 7 УК предусматривает и иные случаи, когда германское уголовное право действует в отношении деяний, совершенных за границей. К ним относятся, к примеру, случаи, когда деяние совершается за границей против гражданина ФРГ. Необходимым условием для этого является то, что данное деяние является уголовно наказуемым в месте его совершения, или место его совершения не подпадает под деятельность карательных органов.

В германской уголовно-правовой доктрине ряд принципов уголовного права, связанных с действием территориального принципа, трактуются следующим образом.

§ 3—7 Общей части УК регулируют так называемое международное уголовное право. Они представляют собой односторонние коллизионные нормы. Это означает, что данные предписания не предусматривают применение иностранного уголовного нрава, а только устанавливают объем применения внутригосударственного уголовного принуждения. Этот объем устанавливает ограниченную сферу применения германского уголовного права к деяниям, затрагивающим отношения с заграницей. При этом под германским уголовным правом понимается совокупность всех норм ФРГ (в границах объединенной Германии на основании ст. 1 Договора об объединении), а также их земель, поскольку они устанавливают предпосылки противоправного деяния и его правовые последствия.

Эти нормы базируются на следующих принципах:

  • — территориальный принцип, ограничивающий действие уголовного нрава государственной территорией и распространяющий свое действие на такие деяния, которые были совершены в пространстве территории, подлежащей государственному суверенитету;
  • — связанный с территориальным принципом принцип флага, на основании которого внутригосударственное уголовное право распространяет свое действие на деяния, совершенные на корабле или воздушном судне, зарегистрированном в порту приписки данного государства;
  • — активный персональный принцип (принцип государственной принадлежности), действующий в тех системах, в которых он является основным принципом для того, чтобы субъекты уголовного права уважали и соблюдали законы своей страны;
  • — принцип охраны (реальный принцип), который ориентирует действие уголовного права на защиту интересов своего правового сообщества и поэтому охватывает также так называемый пассивный персональный принцип (принцип индивидуальной охраны), потому что ставит наказуемость в зависимость от нарушений закона гражданином собственного государства;
  • — универсальный принцип, который предусматривает неограниченную наказуемость в интересах всего мирового сообщества;
  • — принцип представительного уголовного судопроизводства, который определяет действие уголовного права в тех случаях, когда иностранные органы уголовного преследования должны препятствовать вмешательству;
  • — принцип разделения компетенции, который базируется на мысли о том, что на основании межгосударственных соглашений вопросы компетенции различных стран в осуждении конкретных преступных деяний основываются на принципах целесообразности. Разделение компетенции происходит таким образом, чтобы по возможности ограничить дублирование в конкурирующих уголовно-правовых нормах различных стран и предотвратить назначение наказания дважды за одно и то же преступное деяние.

В Общей части УК содержатся предписания о времени и месте совершения преступного деяния. На основании § 8 временем совершения преступного деяния считается время совершения исполнителем или другим соучастником (подстрекателем, пособником) преступного действия, а в случае бездействия — время, когда указанные лица должны были бы действовать. При этом не имеет значения момент наступления последствий. § 9 специфическим образом определяет место совершения преступного деяния. По общему правилу им является то место, в котором исполнитель действовал или, в случае бездействия, должен был бы действовать, либо то место, в котором наступил относящийся к признакам состава деяния результат или, по его представлению, должен был наступить. Эта же норма содержит предписание, определяющее место совершения деяния в случае совершения преступного деяния при соучастии. Подстрекательство и пособничество осуществляются как в том месте, в котором было совершено преступное деяние, так и в том месте, в котором подстрекатель и пособник действовали или в случае бездействия должны были бы действовать, либо в том месте, в котором, по их представлению, должно быть совершено преступное деяние. Если подстрекатель или пособник приняли участие в совершении преступного деяния за границей, действуя на территории ФРГ, то на такое подстрекательство и пособничество распространяется действие германского уголовного права даже в том случае, если оно не наказуемо по праву места его совершения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >