Предмет истории культурологии

Из истории формирования культурологического знания

Формирование представлений о культуре

Известно, что создание современной научной теории культуры и самостоятельной науки о культуре - дело относительно недалекого прошлого. Столь обиходное в современном мире слово "культура" появилось в лексиконе образованного человека только в начале XIX в., а до этого непродолжительное время было известно только ограниченному кругу специалистов-ученых. Это не значит, что его или производных от него не было в европейских языках до того, однако обозначали они нечто иное, а сфера их употребления была крайне узка.

Но, как это обычно бывает и в других науках, знание о какой-либо области природы или общества возникает у людей задолго до того, как будет найден удачный (адекватный) термин для их обозначения. Так обстоит дело и с культурой, или пайдейе (греч. - формирование ребенка, образование, воспитанность, культура): под этим термином понималось все то, что создано людьми и выражает их человеческую (духовную, общественную) сущность, в отличие от части природного мира; издавна люди рассуждали о культуре в тех теоретических и интеллектуальных формах, которые были свойственны соответствующему времени, причем как на Западе, так и на Востоке.

Хотя человеком давно была осознана особенность своего существования, выделенного из природного мира специфической искусственной, им самим созданной средой, он долго не мог найти точные средства описания и познания этой специфичности. Необходим был целый ряд предпосылок объективного и субъективного характера, чтобы познание этой особой сферы бытия человека и деятельности по се созданию и развитию привело к науке. О них будет сказано в соответствующих разделах настоящего учебника. Здесь же уместно подчеркнуть, что выделению культурологии в самостоятельную область знания предшествовал длительный процесс развития наук о человеке, обществе, накопления фактов и наблюдений над культурной жизнью. И в этом не было ничего особенного. Точно так же происходило становление науки о природе - физики, науки об обществе - социологии и других областей знания. Только надо заметить, что возникновение культурологии произошло, в сущности, совсем недавно, едва ли более 100 лет тому назад. Это говорит о трудностях, которые стояли перед исследователями культуры: нужно было выделить ее из общих социальных, политических проблем и как особую сферу жизни человека, изменив многие философские и научные представления.

Обратим внимание на две сопряженные стороны в формировании представлений о культуре как особой сфере человеческого существования.

Первая состоит в понимании процесса формирования общего представления об особой сфере жизни и деятельности человека, которой он окружает себя и отгораживает от непосредственных природных влияний на свою жизнь, о становлении осознания человеком себя как существа культурного (homo culturalis), а не только природного, т.е. тем, кто творит нечто особенное, вторую природу, культуру и, живя в ней как необходимой среде, развивает ее. В процессе этого осознания человек выделил себя из природной среды, противопоставил себя природным (животным) существам и осознал себя предназначенным к иной жизненной миссии - культурному созиданию. Внутри сложного процесса формирования представления человека о себе на определенной стадии встал вопрос о необходимости особого рода знания о том, чем окружил себя человек. Еще до возникновения теории о культуре как таковой появились фрагменты знания внутри иных, более доступных осмыслению формах его жизни: в первую очередь - социальной, политической. В дальнейшем они обрели автономный статус и стали развиваться самостоятельно, получая свои собственные понятия и методы постижения. В этом состоит вторая сторона понимания вопроса о развитии культурологического знания. Рассмотрим эту ситуацию детальнее.

Отдельные фрагменты знания о культуре возникают еще в античной науке и философии, если мы ограничимся европейской научной традицией. Мы их находим в учениях Платона и Аристотеля, относящихся к их представлениям об обществе, государстве и морали. О культуре как особой сфере человеческой жизнедеятельности в этих учениях еще речи нет. Ближе всего к такой постановке подходят стоики, особенно в римский период древней истории: Цицерон и Сенека.

Следует обратить внимание, что важные наблюдения над культурной жизнью были сделаны античными историками, среди которых - Геродот, Тацит и др.

Особое значение в аспекте нашей проблемы имеют работы античных географов, в первую очередь Страбона. Дошедший до наших дней его труд представляет капиталь-нос исследование всех сторон жизни известного ему античного мира. Наряду с ценнейшими географическими описаниями в нем содержатся наблюдения над жизнью народов, в которых уже заметно понимание связи среды обитания, географических условий с особенностями быта и культурных занятий народов. Линия объяснения своеобразия быта и характера этносов в зависимости от условий среды их обитания не утратит своей актуальности и в последующие времена, когда будет расширяться географическая картина мира европейцев, особенно в эпоху Великих географических открытий. Тем не менее, эти знания еще не обретали нужной концептуализации, т.е. отсутствовал понятийный аппарат, который выделял бы их в отдельный и самостоятельный род знания. Сам термин "культура" еще не находит своего применения.

Заметный сдвиг произошел на рубеже XVII-XVIII вв. К этому времени массив знаний о духовной жизни человека, представлений о ней как о специфической сфере жизнедеятельности человека, где реализованы его сущностно-человеческие потенции, достиг такого размера, что назрела необходимость выделения этих знаний в особый раздел. Росту культурологического знания содействовали в первую очередь те данные, которые поставлялись путешественниками, открывателями новых земель, в результате развития торговли, мирового обмена материальными ценностями. Немалое значение имели политическая и военная экспансия европейских стран на другие материки, формирование колоний, обнаружение в процессе освоения новых территорий неизвестных пародов и государств, видов образа жизни людей, отличных от европейского. Большое значение имело и основательное знакомство с великими цивилизациями народов Азии, Африки, Китая и Индии. Следует обратить внимание на то, что такого рода знание рождало две теоретико-методологические тенденции. Первая основывалась на восприятии и осмыслении многообразия культурно-цивилизационных форм жизни народов. На этом наблюдении формировалось сравнительное изучение жизни народов, вылившееся позднее в культурную компаративистику и кросс-культурные исследования нашего времени. Эта тенденция укрепляла тезис о том, что сущность культуры может быть понята путем сопоставления ее различных форм. В этом русле возникло убеждение, что значительное влияние на своеобразие культуры и быта оказывают природные условия жизни народов. Через это положение пытались объяснить не только антропологические различия людей, их этническое и расовое своеобразие, но и различия в быте, способах культурного и политического существования, демографических тенденциях и т.п.

Вторая тенденция основывалась не только па факте качественного различия культур, но и на неодинаковом уровне культурно-исторического развития этносов. Именно в это время рождаются представления о примитивных этносах, естественных племенах, жизнь которых мало отличима от природных условий жизни животных. Свою культуру и общественный уровень европейцы воспринимали как высшие, наиболее совершенные и наиболее соответствующие сущности человека. Этот взгляд породил известный европоцентризм и убеждение в абсолютном приоритете европейских ценностей над всеми другими. В итоге развития этих знаний, не укладывающихся в принятые социальные и политические представления, возник взгляд о наличии особой сферы бытия народов, отличной от природной, названной "культурным состоянием" (state culturalis) или просто "культурой", в отличие от "природного состояния" (stato naturalis). Это различение на рубеже XVII-XVIII вв. сделал философ и правовед С. Пуфендорф.

Не ставя себе целью останавливаться на истории понятия "культура", отметим, что оно концентрирует вокруг себя те содержательные результаты деятельности человека, которые отличались от его социальной, экономической, политической деятельностей. Пытаясь понять сущность феномена культурности, многие философы и ученые стали обращать внимание, во-первых, на духовно-ценностное содержание; во-вторых, на качественный аспект человеческих действий.

В первом случае развивался особый тип гуманизма. Именно в духовно-ценностной сфере, как полагали, в первую очередь раскрывается сущность человека. Религия, искусства, науки, нравственность - вот те формы, которые составляют содержание культуры. Наиболее развитую концепцию подобного рода представил немецкий мыслитель И. Г. Гердер.

Во втором случае (И. Кант) культура мыслилась как качество человеческих действий, поступков везде, где они проявлялись. Культурное сводилось к вопросу "как?". Основные формы поведения человека отличаются от аналогичных иных существ животного мира своим особым качеством, хотя на первый взгляд между ними есть схожесть: в создании жилищ, добывании пищи и ее потреблении, стадном поведении и т.п.

К началу XIX в. утвердилось несколько направлений исследования культуры в зависимости от понимания ее предмета и методологических установок.

Первое - философское. Оно, в сущности, вело к формированию философии культуры, которая состояла в отвлеченном от реального, фактического изучения культурных феноменов выведении ее сущности из умозрительного философского принципа. Факты имели только второстепенное значение; к ним подходили избирательно и воспринимали под углом зрения принципа. Примером может служить учение о культуре итальянского философа Дж. Вико. Другие примеры дают учения немецких и русских философов этого столетия: И. Канта, А. Шопенгауэра, Ф. Ницше, О. Шпенглера, Н. Я. Данилевского и др. Наиболее полно этот подход представлен в знаменитой работе О. Шпенглера "Закат Западного мира". К этому же типу относились учения Г. Кайзерлинга, Т. Лессинга, Н. А. Бердяева и многие иные, созданные на рубеже XIX-XX вв.

Второе направление было ориентировано на построение общей теории культуры, подобно тому, как создавались общие теории общества. К нему мы отнесем упомянутую прежде концепцию И. Г. Гердера, хотя в ней сказывается и отвлеченно философский подход. Таковы и теории культуры Л. Фробениуса, Й. Хейзинги. Именно в таких теориях, хотя они больше ориентировались на реальные формы культур, в полной мере проявлялся теоретико-методологический принцип, или фактор объяснения сущности культурного феномена. Нередко этот принцип брался из сферы естествознания: прежде всего, из тех наук, которые воспринимались как ведущие, главные, а их методология -как общенаучная, или из тех социальных наук, которые оказались наиболее разработанными. Для таких общих теорий культуры, создававшихся в XIX - начале XX в., было характерно нечеткое различение понятий культуры, общества, цивилизации и даже истории. Так, цивилизационный подход был типичен для английских и французских историков (Ф. П. Г. Гизо, Л. А. Тьер, Г. Бокль, А. Дж. Тойнби), сближение социальной философии и учения о культуре мы встречаем у немецких социологов Ф. Тенниса, Г. Зиммеля, французских - Э. Дюркгейма, Л. Леви-Брюля и др. З. Фрейд предложил трактовку культуры и ее развития с точки зрения психоанализа.

Причиной отсутствия специфически культурологических методов мы можем считать очень позднее выделение феномена культуры и, следовательно, формирование наук о культуре, зависевшее от уже развитых социально-гуманитарных наук, но и не только от них. В теоретико-методологическом плане существует трудность проведения разграничения между социальным и культурным феноменами, как и другими видами человеческой деятельности.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >