Язык и речь

Язык в широком смысле – это знаковая система, которая фиксирует представления людей о внеязыковой действительности. Язык возникает из потребностей людей в коммуникации, он исторически изменчив, социально обусловлен и обработан.

Первичная форма, свойственная любому из языков, – устная, в которой роль простейшего смыслоразличительного элемента играет звук, или фонема. В каждом языке ограниченное и относительно небольшое количество фонем. Сам звук еще не обозначает никакого смысла, но, соединяясь с другими звуками языка в части слова – морфемы, далее в слова, словосочетания, предложения и тексты, приобретает способность обозначать и передавать неограниченное количество смыслов.

Вторичная форма, свойственная только развитым языкам, – письменная. Она возникает на основе устной и в условном графическом изображении передает либо отдельные звуки и их сочетания, либо смыслы. По этому признаку письмо делится на смысловое, т.е. иероглифическое, и звуковое, т.е. буквенное. Второй принцип наиболее простой и рациональный. Русское письмо – звуковое.

Как знаковая система, язык предполагает следующие обязательные свойства:

1. Любая единица языка (и прежде всего слово) триедина. Со стороны внеязыковой действительности есть явление, названное знаком. Например, у каждого человека есть передняя часть головы (внеязыковая действительность), названная лицом (языковой знак, в данном случае слово, называющий ее). В самом знаке (в слове лицо) есть некая воспринимаемая чувствами форма – сочетание звуков, которые мы воспринимаем на слух, или изображение, т.е. написание, которое мы видим, а также смысл – содержание, которое мы в эту форму вкладываем.

В содержании знака отражены не только объективные свойства обозначаемого предмета, но и взгляд на него со стороны того, кто этот знак создал или употребил. Так, хотя само слово лицо в названном прямом значении в словаре и не содержит никаких оценивающих комментариев, но воспринимается нами положительно, что следует из его переносного значения – лицо кампании, проекта. Плохое лицом мы не назовем. Ту же самую часть головы называют и другие знаки (циферблат, шайба, морда, рожа и др.), которые демонстрируют, каким разным может быть отношение к одному и тому же предмету. И это уже не только подразумевается, но и находит отражение в словарном определении и/или стилистических пометах типа груб. – грубое, прост. – просторечное, пренебр. – пренебрежительное и т.д.

И, наконец, смысл знака нередко запечатлевает черты и нравы того социального слоя, который его породил. Например, аморальное, антисоциальное сознание уголовника отразилось в словах крышевание, наезд, заказать (кого-то).

2. Условность языка, отсутствие прямой связи между формой и содержанием, т.е. отражаемой действительностью. Язык по-своему рисует действительность в языковой картине мира – зафиксированных в нем представлениях о действительности, сформированных мышлением, бытом, нравами, менталитетом и культурными традициями народа-языкотворца. Языковые картины мира, созданные разными языками, существенно различаются. Например, для нас хороший спелый лимон желтого цвета, а для китайцев, корейцев, японцев – зеленого, а желтый лимон – уже перезрелый и бракованный. Для нас слон – это посетитель посудной лавки (как слон в посудной лавке), а для индийцев – верх аккуратности и изящества, с которым можно и красивую девушку сравнить.

Более того, даже в рамках одного языка картины мира, которые создают разные возрастные, социальные, профессиональные группы, могут сильно различаться. Неодинаковые изображения одного и того же получатся и у тех, кто преследует разные цели в общении. Иными словами, условность как неотъемлемое свойство знака создает возможность того, что языковое изображение может быть очень слабо связанным с оригиналом.

  • 3. Язык – система конвенциональная, основанная на том, что все ее единицы употребляются в одном и том же общепринятом, условном смысле и по общим правилам. Это свойство обеспечивает возможность использования языка в любой его функции. Надо только знать эти смыслы и правила.
  • 4. Системность, т.е. связь всех элементов языка, в основе которой уровневая, иерархическая организация языка, когда единицы всех уровней самостоятельны, но взаимосвязаны и обеспечивают друг друга.

Начальный уровень языка – фонетический. В нем зафиксированы звуки языка и законы их взаимодействия при образовании единиц более высоких уровней. Фонетика изменяется медленно. Гораздо быстрее меняются наши представления о правильном произношении слов, анализом которых занимается специальная наука – орфоэпия – и которые зафиксированы в словарях литературного произношения и ударения.

Далее идет уровень лексики и фразеологии, на котором язык в виде слов и устойчивых выражений называет явления действительности. Уровень этот наиболее подвижен, гибок и чутко реагирует на внеязыковую действительность и наше отношение к ней появлением новых слов и значений, изменением их стилистической окраски, устареванием и уходом из языка или возвращением когда-то забытого. Так, с изменением политического строя в России 1990-х гг. вернулись к жизни названия органов государственного управления дума, управа, из разряда экзотизмов – названий предметов и явлений, не существующих в России, – в разряд общеупотребительной лексики вошли слова мэрия и мэр. У прилагательного мэрский образовалось новое значение: надбавка к должностному окладу, назначаемая мэром города, получила название мэрские.

Уровень грамматики включает три основных раздела: словообразование – способы и законы появления новых слов из уже существующих; морфология – совокупность частей речи и их грамматических форм; синтаксис – модели словосочетаний и предложений, которые мы используем в речи, когда формулируем мысль и текст. Словообразование и грамматика – крайне медленно изменяющиеся уровни, количество единиц которых относительно невелико. Однако на основе этих единиц возможно создание неограниченного числа слов и высказываний. Например, образование нового слова из существующего с помощью приставки и суффикса – один из возможных способов пополнения лексического состава языка. Данный способ существует только как некая абстракция, но с его помощью из штанов появляются ПОДштанНИКи, из времени – СОвременНый и множество других слов, имеющих, как и положено знаку, форму и содержание.

В синтаксисе описано около 30 образцов простого предложения. Один из частотных, когда подлежащее и сказуемое выражены именительным падежом имени существительного и связкой между ними. Ему соответствует неограниченное количество реальных мыслей: Спасение утопающихдело рук самих утопающих; Лучшая пара – это два сапога и т.п.

Уровень стилистики (см. гл. 2) группирует средства языка всех уровней по сферам употребления. Этот уровень языковой организации теснее всего связан с коммуникацией – процессом речевого общения, поскольку и оно само всегда происходит в условиях одного из стилей: делового, научного, публицистического, стиля художественной литературы или разговорного. В свою очередь, группировка средств языка (лексики, способов словообразования, грамматических и синтаксических конструкций) внутри стиля происходит по принципу наибольшей целесообразности и соответствия характеру и целям общения. Так, для делового общения необходимы предельная смысловая определенность, однозначность, сжатость изложения, отсутствие эмоциональной оценки. Эти свойства реализуются с помощью отбора специфической деловой лексики и терминологии, помеченной в словарях как деловая (делов.), предпочтения родовых наименований видовым (осветительный прибор вместо лампочки Ильича, головной убор вместо кепки), клише делового стиля (согласно принятому решению), распространению отглагольных существительных (покус – собака укусила) и инфинитива глагола (создать, обеспечить), расчлененных наименований (оказать помощь). Синтаксис деловой речи рассчитан на письменную форму, усложнен и обеспечивает сжатость изложения.

Каждому стилю свойственны и свои специфические жанры. Так, служебное письмо, инструкция, приказ, автобиография, аналитическая записка, заявление – жанры делового стиля; репортаж, аналитическая статья, информационная заметка, эссе – публицистического; поэма, сонет, роман, рассказ – литературно-художественного.

Стилистическая дифференциация средств языка во многом обеспечена за счет тематически прикрепленных средств языка. Для делового стиля это будет производственная, законодательная терминология или терминология делопроизводства (бывший член семьи, нуждающийся в жилье, аварийное жилье, жилое/нежилое помещение), а также профессиональный жаргон (цена вопроса, распил, откат, копытные – деньги, которые потенциальный клиент платит чиновнику, чтобы тот получил информацию о принципиальной возможности интересующей клиента операции).

Следующий системный источник стилистического распределения ресурсов – синонимия, т.е. наличие нескольких разных языковых знаков с одинаковым значением. (Сравнивая пары помочь – оказать помощь; постараться избежать ссоры – во избежание конфликта, мы без труда можем сказать, что каждый второй из синонимов относится к деловому стилю.)

Такое явление системной организации языка, как многозначность, т.е. наличие нескольких разных значений у одного знака, также обеспечивает стилистическую дифференциацию средств языка на всех его уровнях. Нагляднее всего это прослеживается на уровне лексики. Например, у слова акт зафиксированы значения: единичное действие, поступок (акт агрессии); театральное действие (первый акт марлезонского балета); закон (законодательный акт); документ (акт передачи собственности). Последние два тематически прикреплены к законодательной сфере и соответственно языку. В грамматике существует значение настоящего времени, но в публицистическом или литературно-художественном стиле оно будет иметь значение действия, совпадающего с моментом говорения (Идет бычок, качается, вздыхает на ходу... (А. Барто)), в научном – постоянного, вневременного действия, не связанного с моментом говорения (Земля вращается вокруг Солнца), а в деловом – предписания {Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность).

Системность внутри языковых уровней обеспечивается за счет связанности знаков и их группировки на основе какого-либо общего значения. Такой тип смысловых отношений получил название парадигматическая связь. Например, в лексике основные парадигматические связи – это родо-видовые связи (кепка, панамка, ушанка, бейсболка – это все головные уборы), многозначность, синонимия, антонимия; в грамматике – это, например, лица и числа местоимений (я, мы, ты, вы, он, она, оно, они), времена глаголов (Я был, есть и буду здесь на 16 квадратных аршин (М. Булгаков)).

На каждом уровне системы языка выделяются свои основные единицы. На уровне фонетики это звук, из звуков складываются слоги, из слогов – слова. На уровне лексики и фразеологии это слово или фразеологизм с точки зрения его значения. На уровне морфемики и словообразования это морфемы – части слов: корни, приставки, суффиксы, окончания, соединительные гласные. Для морфологии это слова с точки зрения их принадлежности к части речи (глаголу, существительному, прилагательному и др.). Основные единицы синтаксиса – словосочетание, простое и сложное предложение.

С системностью языка связаны его широчайшие потенциальные возможности в словообразовании, грамматике и стилистике, которые полностью нс реализуются, но создают основу для вхождения в язык наиболее целесообразных из системно возможных единиц. Понаблюдайте, как по образцу существующих слов образованы другие (справа).

Алкоголиктрудоголик, шопоголик.

Англоманнаркоман, игроман, шопоман.

Пароход – луноход, марсоход, венероход.

Госиздатсамиздат, тамиздат.

Марксизмсталинизм, ельцинизм.

5. Язык существует только как система потенциальных возможностей. Именно как система язык оказывается зафиксированным в словарях, учебных и академических грамматиках, языковых справочниках. Систему языка можно реконструировать по текстам, написанным на нем.

Язык отвлечен от реального речевого общения, говорящего человека, времени и пространства, но возможности, которые он предоставляет, по сути, безграничны: он обеспечивает процесс мышления, коммуникации, обмена информацией, накопления и передачи знаний и богатств культуры от поколения к поколению.

Возможности системы языка реализуются в речи – процессе непосредственного говорения, протекающем в определенном месте и в определенное время в устной или письменной форме. Речь как реализация системных возможностей языка принципиально от него отличается. И основные ее свойства состоят в следующем.

В отличие от языка, речь развертывается всегда линейно, последовательно, в цепочке взаимосвязанных предложений, имеет начало и конец, но при этом преследует цель передать содержание, которое по структуре не линейно, а, за исключением самых простых сообщений типа Сосед купил новую мебель; Приду сегодня ночью тебя душить; Твоя жаба представляет собой иерархию смыслов. Чем глубже прорабатывается ее тема, тем больше может быть ее аспектов и тем сложнее смысловая иерархия, когда выделяется главная мысль и мысли, раскрывающие ее с разных сторон, дополняющие, комментирующие. То, как речь будет понята, зависит от искусства ее построения.

В речи появляются основные действующие лица – говорящий/пишущий, а если дело не ограничивается монологом с самим собою, то и слушающий/читающий. Каждый из них имеет свои коммуникативные цели и в зависимости от образования, возраста, интересов социального опыта обладает разными знаниями, речевыми навыками (см. 1.5), в разной степени владеет языком, в том числе культурой речи (см. 1.1). Для того чтобы говорящий достиг цели, он должен знать, с кем говорить, о чем и как. Основные особенности речи связаны именно с тем, как проявляет себя человек в процессе общения. Иными словами, речь всегда ориентирована на адресата, т.е. диалогична.

Речь всегда конкретна, не потенциальна, а реальна. Речь – это воплощенные возможности языка, и то, какие из них и как будут использованы, зависит прежде всего от общества, его умонастроения, менталитета и целей, господствующей идеологии. Каково общество – такова и его речь. Так, в 1990-е гг. публичную коммуникацию оккупировали заимствования из американского варианта английского языка, часто продиктованные не столько необходимостью, сколько модой, а наряду с ними хлынул уголовный и наркоманский жаргон, инвективы (проще говоря, ругательства), имена собственные нередко заменялись прозвищами, стала обычной недопустимая грубость и агрессивность в публичном речевом поведении говорящих. Все это было названо очередной волной варваризации речи. Однако речь всегда развивается в направлении, указанном обществом, поскольку отражает его чаяния и настроения, и это доказывает тот факт, что нечто подобное во времена общественных потрясений происходило и раньше. Например, И. А. Бунин в своем дневнике "Окаянные дни" назвал язык революции смесью высокой патетики с площадной бранью.

Речь вариативна и отражает речевые навыки социальной группы. Как иллюстрация этого качества особенно интересны случаи, когда данные особенности по-разному оцениваются социальной группой и обществом в целом. Так, деловая речь предпочитает родовые, обобщенные наименования. Соответственно, обобщенные наименования регулярно появляются в ней, когда возникают новые институты экономики, гражданского общества и государственной власти, реализуются государственные программы. В истории это всем знакомый план ГОЭЛРО, совнарком, колхоз, совхоз; в современности – многочисленные ООО, ОАО, ИП и пр.

Однако подобное словотворчество (подчеркнем, вполне оправданное целеустановками делового стиля, нацеленного на обобщенность, унифицированность, лаконичность и при этом адекватное отражение в слове новых реалий) часто противоречит общепринятым представлениям о культуре речи, ее эстетическом идеале. И в этом последние 100 лет не меняется ничего. Например, в 1920-е гг. усилиями революционных чиновников наименование учитель (кстати, уважаемый человек) было заменено аббревиатурой шкраб – школьный работник, на что ученики школ ответили словом шкрабиловка – учительская.

В наше время эстетическое чувство не помешало нашим чиновникам запустить в оборот аббревиатуру МУДО (в переводе с русского на русский – муниципальное учреждение дополнительного образования) и попытаться ввести в обиход словечко ГАМНО (предполагалось так назвать государственную автономную муниципальную некоммерческую организацию, например общеобразовательную школу). Но, как говорят, общественность вовремя возмутилась.

Подобное словотворчество – любимый предмет насмешек. В. Маяковский в пьесе "Баня" придумал слово главначпупсглавный начальник по устроению согласований, народ сочинил любимое до сих пор словечко замкомпоморде – заместитель командира поморским делам (и до сих нор ходят легенды о существовании в номенклатуре начала XX в. этой должности). А в паше время вслед за МУДО появился педобраз – педагог дополнительного образования, т.е. преподаватель музыки или изобразительного искусства, который в этом МУДО (по-старому – музыкальной или художественной школе) будет работать. Существует предположение, что уродливое словечко педобраз – это пародийный ответ законопослушного населения на такую же безобразную, да еще и не совсем приличную чиновничью аббревиатуру МУДО. В общем, народ смеется, а чиновники продолжают творить.

Наконец, речь отражает индивидуальные особенности говорящего, его уровень образования и культуры, в том числе и речевой. В частности, на этом ее свойстве основаны многочисленные экспертизы авторства текста, лингвистической идентификации личности. Лучшие примеры индивидуальной речи становятся образцом для подражания, служат этическим и эстетическим эталоном и входят в историю стилистики и культуры речи.

Индивидуальные особенности речи могут реализовать системные возможности языка, но не всегда напрямую с ними связаны. Таковы громкость, артикуляционная четкость, темп, наличие или отсутствие акцента, степень синтаксической связности и смысловой целостности. Первые три параметра проиллюстрировать в письменном источнике невозможно, но примеры мало связной синтаксически и/или бессмысленной речи наши чиновники дают нам ежедневно, выступая в СМИ. Например:

Ведущий: Это получается, что несправедливая система (оценок ЕГЭ. – Т. С.).

Чиновник: Какая же несправедливая, просто у вас задачки в учебнике тоже разные. Вам одну задачку решить раз плюнуть, а другую задачку олимпиадного уровня вы будете столько свою голову грести, что ее исполнение стоит дорогого, и вот в этих 100 баллах тоже все и расположено. Не могут все вопросы иметь одно и то же значение.

Речь может быть спонтанной, неподготовленной и продуманной, подготовленной. Спонтанная речь в деловой сфере естественна в ситуации повседневного устного общения с коллегами. Она менее структурирована по смыслу (с точки зрения отбора фактов и их логической организации), она менее организованна с точки зрения выбора слов и синтаксических конструкций. Так, для нее естественны лексические повторы, которые обеспечивают тематическое единство, возможны оборванные и слабо синтаксически связанные предложения. В значительной мере она сегментирована, т.е. одна мысль разбита на несколько фрагментов (Будьте добры! Папка, черная, с приказами. Э-э-э. На столе лежала. Принесите). Все эти особенности свойственны устной неподготовленной речи в целом. То, что может показаться слушающему непонятным, уточняется контекстом: мимикой, жестами говорящего, обстановкой общения и, если этого оказывается недостаточно, может быть разъяснено за счет переспросов.

Если речь письменная, даже межличностное общение предполагает ее предварительное продумывание и соответствие литературной норме. Более того, письменная речь оформляется в текст, соответствующий какому-либо жанру, например, деловой словесности, потому что это не просто текст, а докладная записка, заявление, информационное письмо или иной документ, написанный не человеку, а должностному лицу и с определенной целью. Это реферат, курсовая, доклад, статья – в научной речи и заметка, репортаж, интервью – в речи СМИ. И каждый функциональный стиль в своих жанрах выработал наиболее целесообразные по структуре и содержанию формы такого общения.

Если речь публичная, то независимо от устной или письменной формы она также должна быть продумана, подготовлена. Это касается сбора и анализа фактического материала для выступления (значительный по времени этап подготовки) и его речевого оформления, которое должно учитывать, что, для какой аудитории, с какой целью и где сообщается. Причем подготовка устного и письменного сообщения различается кардинально, и хотя устное сообщение должно производить впечатление естественности и некоторой спонтанности, произноситься, а не читаться, оно не может быть экспромтом. Не зря же говорится, что лучший экспромт – заранее подготовленный.

Речь способна влиять на структуру языка и обусловливает его эволюцию. Однако происходит это длительно и поэтому для нас малозаметно. В норме все мы стремимся говорить и писать правильно, но на речевую практику людей, па их представление о том, что в ней верно или неверно, влияет масса причин, которые могут быть собственно языковыми – связанными с действием, скажем, разнонаправленных структурных и смысловых закономерностей. Так появляются варианты произношения типа слИвовый (по аналогии с Яблочный) или сливОвый (по аналогии с вишнЕвый), варианты склонения типа тысячей/тысячью; словосочетаний типа контроль за исполнением/контроль над исполнением/контроль исполнения; идти лесом/идти по лесу, инструктор фитпеса/инструктор по фитнесу и множество других.

Однако и нелингвистические причины – социальные условия, общественные умонастроения, мировоззрение, языковая мода, соображения социальной престижности определенного словоупотребления и другие – оказывают не меньшее влияние первоначально на речь, а потом через ее посредство и на язык. Нагляднее всего это можно проследить на лексическом уровне.

Словарный состав речи меняется. И эти изменения особенно активны во времена общественных потрясений. В коммуникацию приходит масса новых слов. Огромное их количество – это слова-однодневки, которые придут, уйдут и никакого следа в словаре литературного языка не оставят. Хочется надеяться, что исчезнут, например, упомянутые выше аббревиатуры типа ВВОВ, УВОВ, МУДО, педобраз, как когда-то шкраб вместе с шкрабиловкой.

Кроме того, слова развивают новые значения, меняют прежние. Определите, к примеру, не глядя в словарь, что значит слово водомет в предложении Везде дворцы, театры, водометы. В современном языке это устройство, приводимое в движение сильной струей воды (дождевальный водомет), а Е. Баратынский, строка из стихотворения которого процитирована, имел в виду фонтаны. Уже в Толковом словаре под редакцией Д. Н. Ушакова, изданном в конце 1930-х гг., значение фонтан было отмечено как устаревшее. Более свежий пример: слово элита, которое в последние 20 лет по отношению к сильным мира сего меняет значение с лучший представитель на противоположное.

Па основе новых значений слова начинают по-новому сочетаться с другими в составе предложения. Так, но отношению к представителям науки или классической культуры сочетание хоть какая-то элита невозможно, а по отношению к политической элите читаем: Пройдут годы, и у нас образуется хоть какая-то элита, чьи дети будут лучше отцов. Ведь Алиев-сын не загубил Азербайджан.

Речь может включать не предусмотренные системой языка элементы, которых очень много в устной обиходноразговорной речи, в художественном и публицистическом творчестве: А экспертизу приезжего снега, перед тем как сваливать его на поля, кто-нибудь проводил? (под приезжим имеется в виду сильно загрязненный снег, вывезенный с территории одного из московских аэропортов). Огромное количество таких элементов и в устной обиходно-бытовой речи, в которой, например, регулярно появляются забавные, остроумные словечки (брехлама, кое-какер).

В деловой и научной речи, ввиду их клишированности, стереотипности, такие примеры найти сложно, хотя и можно, прежде всего в сфере непринужденного межличностного общения. В частности, на двери кабинета травматологов в одной из московских клиник висело такое объявление: Уважаемые пациенты! Цветы и конфеты врачи не пьют.

Если не говорить об ошибках (Одна фанатичка сумела обнесчастливить семью), подобные элементы, нарушающие системные закономерности языка, либо служат средством выразительности и экспрессии речи и придают ей индивидуальность, либо отражают некоторые черты мышления общества (например, пренебрежение к человеку, выраженное в аббревиатурах ВВОВ, УВОВ, бомж).

Существуют две основные формы речи: диалог (полилог) и монолог. Суть диалога в регулярном обмене репликами между говорящим и слушающим и перемене ролей. Основная единица диалога – диалогическое единство, т.е. объединение нескольких реплик, которыми обмениваются говорящие. Реплики в диалогическом единстве объединены общей темой и могут представлять из себя вопрос-ответ: Куда летишь? – В "Арбат-престиж". Ответная реплика может быть реакцией не только на вопрос, но и на контекст, обстановку речи:

  • Вы написали заявку на канцелярские принадлежности?
  • А когда предыдущую удовлетворите?

Возможна реакция, обусловленная стереотипами культуры, типичными сюжетами и ситуациями (см. реплику, выделенную полужирным):

  • Алло, милиция? Милиция? Это говорит сегодняшний обокраденный Шпак. А я не по поводу кражи. У нас здесь дело почище: инженер Тимофеев в свою квартиру живого царя вызвал.
  • Закусывать надо.
  • Я непьющий. С кинжалом! Холодное оружие. Даю честное благородное слово. Жду! (к/ф "Иван Васильевич меняет профессию").

В других случаях диалоговое единство образует обмен мнениями, высказываниями, каждое из которых зависит от предыдущего:

  • А ваксу купил?
  • Купил.
  • Где купил? В той лавочке, про которую я тебе говорил, что на Вознесенском проспекте?
  • Да-с, в той самой... (Н. В. Гоголь).

И так до момента исчерпания темы. После чего говорящие могут начать новый диалог на другую тему.

Важнейшее качество любой реплики диалога – смысловая опора на предыдущую, учет реакции собеседников на сказанное. Таким образом, ответственность за успешное протекание диалога распределяется равномерно между говорящим и слушающим.

Структура диалога зависит от социальных отношений говорящих. Их три типа: диалог-сотрудничество, диалог-равенство и диалог-зависимость.

В соответствии с задачами и ситуацией общения выделяются следующие виды диалога: бытовой, деловая беседа и интервью.

Полилог, как и диалог, представляет собой обмен репликами по теме, но предусматривает не двоих, а более участников. Яркие примеры полилогов дают нам обсуждения актуальных общественных, экономических и культурных проблем на телевидении (например, передача В. Третьякова "Что делать?"). В деловой сфере пример полилога – совещание. В полилоге особая организующая и объединяющая роль принадлежит ведущему, который направляет беседу в нужное тематическое русло, определяет очередность говорящих и следит за соблюдением этикетных и этических норм общения.

Монолог – развернутое высказывание одного лица по поводу одной или ряда тем. В отличие от диалога, он не рассчитан на сиюминутную реакцию слушающего и протекает без смысловой и эмоциональной опоры на реакцию последнего, а следовательно, не может быть скорректирован исходя из нее. Таким образом, вся ответственность за успешность монолога лежит только на говорящем. Однако любой монолог (кроме внутреннего, с самим собой) все равно ориентирован на слушающего и предполагает необходимость управления его вниманием. Держать аудиторию в тонусе – одна из основных задач говорящего. Не слушающая (не читающая) выступление аудитория гарантирует оратору коммуникативную неудачу.

Спонтанным, неподготовленным может быть бытовой монолог, но в других случаях он должен быть подготовлен и выстроен с учетом всех требований, которые предъявляются к целостному речевому произведению – тексту. В связи с этим особую роль приобретает подготовка выступления, которая включает докоммуникативный этап – сбор и анализ фактического материала, а затем собственно коммуникативный этап – оформление его в тематически и синтаксически связное целое, текст, в котором должны быть учтены следующие параметры:

  • 1) закономерности логической организации смысла: последовательность, непротиворечивость изложения, обоснованность, тематическая определенность;
  • 2) закономерности структурной организации текста: начало (постановка проблемы), обозначение темы в целом, основная часть (последовательное раскрытие темы, при котором каждый ее смысловой аспект закономерно вытекает из предыдущего), концовка (общий итог, выводы);
  • 3) аудитория; в частности, любой монолог рассчитан па активное восприятие, поэтому в него разумно включать приемы активизации внимания аудитории – риторические вопросы или вопросно-ответная форма изложения, вовремя сказанная шутка, абзацное членение в письменной форме или интонация при произнесении; риторика знает массу таких приемов, которые называют приемами выдвижения смысла;
  • 4) форма воспроизведения – устная или письменная; устная речь будет синтаксически проще, ближе к разговорной, в ней допускается большее количество лексических повторов, которые обеспечивают единство темы; она может быть записана тезисно или полностью, но ее нужно не читать, а произносить, улавливая реакцию аудитории и не теряя с ней контакта; это требует мастерства.

Основное назначение речи – передавать информацию (т.е. сведения о действительности), количество которой бывает разным, поэтому о речи говорят: насыщенная, интересная, новая или пустая, бессодержательная, вода, переливание из пустого в порожнее и т.д. Способность передавать информацию реализуется в таком качестве, как информативность – количество содержащейся в речи и тексте информации. Информативность, в свою очередь, зависит, с одной стороны, от соотношения смысла и количества слов, в котором он выражен; а с другой – от соотношения новых, неизвестных аудитории сведений и того, что ей было известно до знакомства с текстом, сообщением или высказыванием.

Соотношение смысла и количества слов, выражающих этот смысл, возникает как следствие того, что у любого языкового знака – слова, предложения, текста – есть две стороны: так называемый план содержания, т.е. смысл, и план выражения – взаимосвязанные слова и предложения, в которых этот смысл выражен. В связи с этим всегда есть возможность перефразирования сообщения и соответственно увеличения или уменьшения информативности за счет увеличения или уменьшения количества слов. К примеру, из двух идентичных по смыслу выражений: Вот дом, который построил Джек и Вот дом, построенный Джеком, – второе более информативно, поскольку в нем меньше слов.

Кроме того, под информативностью речи понимают количество новой для аудитории информации, и в этом случае чем больше неизвестных ранее сведений в сообщении, тем информативнее речь.

Поскольку личность говорящего обязательно проявляется в речи, последняя приобретает определенную модальность, в которой выражено отношение автора к тому, что он говорит. Модальность – свойство любого высказывания и текста, и проявления ее многообразны. Проявления модальности могут ограничиваться только обязательными значениями, которые есть в любом высказывании и указывают па отношение высказывания к реальности (Президент Египта X. Мубарак подал в отставку), а могут выражать самые разные оттенки отношения говорящего к тому, что и кому он говорит.

Президент РФ Д. Медведев скандал в Верховной Раде Украины (с депутатским рукоприкладством и обстрелом яйцами "воюющих" сторон) при принятии решений о продлении срока пребывания Черноморского флота в Севастополе прокомментировал так: Наши украинские товарищи сделали это с присущим им "изяществом". Сначала Верховная Рада собралась, и там был небольшой концерт па эту тему с применением спецсредств, но в конечном счете решение было принято. При внешней сдержанности текст пропитан иронией. Это и есть его модальное значение.

Наконец, в речи говорящий реализует свои цели, реализации которых служит элементарная единица речи – речевой акт: Спой, светик, не стыдись! Что ежели, сестрица, при красоте такой и петь ты мастерица, ведь ты б у нас была жар-птица (И. А. Крылов): Борис, ты не прав; Вчера прошли выборы президента Украины. Избран В. Янукович и т.д. Речевые акты реализуются в одном или нескольких предложениях и классифицируются по цели и способу их выражения.

По цели выделяются следующие типы речевых актов:

  • – информативные: Президент вновь заявил, что не собирается в отставку,
  • – побуждения, в том числе и запрос информации: Приказываю: послать войско выбить крымского хана с Изюмского шляха (к/ф "Иван Васильевич меняет профессию"); Когда масленица?,
  • – обязательства; скажем, речь президента на инаугурации или клятва Гиппократа;
  • – формулы социального этикета: поздравления, соболезнования, извинения, благодарность и пр.;
  • – эмоциональные реакции на ситуацию: Вот это да!; Ну и ну!;
  • – речевые акты, направленные на то, чтобы завязать, продолжить или прекратить разговор: Будьте добры; Всего доброго.

По способу формулировки мысли речевые акты подразделяются:

  • а) на прямые, когда мысль формулируется непосредственно (см. реплики, выделенные полужирным):
    • Вам понравилась эта книга?
    • Нет, ни новых идей, ни новых фактов; Передайте, пожалуйста, документы Панкратову;
  • б) косвенные, когда основная мысль только подразумевается:
    • Вам понравилась эта книга?

Она издана на хорошей бумаге; Не могли бы вы передать документы Панкратову?

Язык и речь выполняют многообразные и очень важные функции, которые связаны, во-первых, с мышлением и интеллектуальной деятельностью; во-вторых, с общением, коммуникаций, реализуемой посредством языка; в-третьих, с хранением и накоплением знаний, культурных достижений и передачей их от поколения к поколению.

Язык – важнейший инструмент мышления. Мышление неразрывно связано с языком и осуществляется через его посредство, хотя существуют и другие формы мышления (музыкальное и художественное творчество, математические формулы и т.п.).

Если язык – инструмент мышления, то речь – основная форма его выражения. Эта связь отражена в общеизвестном высказывании: "Кто ясно мыслит – тот ясно излагает", но она не настолько прямолинейна. Безусловно, ясное мышление – необходимое условие ясности высказывания, но не достаточное. Кто ясно мыслит, увы, совсем не обязательно ясно излагает.

Перед тем как мысль станет высказыванием, она проходит достаточно сложный путь перевода в речь (эти очень сложные процессы исследуют нейрофизиология, нейролингвистика, психолингвистика, когнитивные науки).

С точки зрения культуры речи надо всегда помнить, с одной стороны, о неразрывной связи мысли и высказывания, а с другой – о возможном несовпадении мысли с тем, как она выражена, потому что, образно говоря, по пути мысли в высказывание возможны отклонения от правильного курса (о случаях, когда человек сам не понимает содержание своей речи или намеренно затуманивает смысл, сейчас не говорим). В результате человек хотел сказать одно, а получилось совсем другое. Например, один политический лидер обещал своему народу: Белоруссия будет жить плохо, но недолго. Другой сообщил: Вы свободны! Свобода прекрасна! Но, знаете, требуется время, чтобы восстановить хаос и порядок – порядок отдельно от хаоса. Но мы это сделаем! Что могут сказать в ответ законопослушные граждане? Только одно: "Вот спасибо! Об этом мы и мечтать не могли".

Конечно, не всегда мысль по пути в высказывание так явно превращается в свою противоположность, но контроль того, насколько адекватно сформулирована мысль, необходим и самому говорящему/пишущему, и редактору при подготовке текста. Отсутствие явного абсурда только усложняет задачу, поскольку ослабевает контроль. К примеру, прочитайте всего одно предложение: На концертах певица не признает банальных спортштанов: только платья и юбки или стильные блузки. Наверняка, вы обратили внимание на банальные спортштаны и мысленно сформулировали вопрос к автору: "Где вы видели певицу на сцене в тренировочных брюках с вытянутыми коленками?". Между тем, интереснее не то, что певица не признает, а то, в чем она, по мнению автора, одета. Варианта два: либо платья и юбки сразу, одновременно, либо одни блузки, без юбок, зато стильные. Исправить текст проще простого – сократить пассаж про штаны и переставить местами союзы и и или: На концертах певица признает только платья или юбки и стильные блузки. Этот пример – демонстрация, во-первых, важности смыслового контроля речи с точки зрения того, что думали и что сказали, а во-вторых, возможностей редактирования текста во время его подготовки. Однако делать последнее надо вовремя, помня, что "язык, – по словам Л. Н. Толстого, – орудие мышления. Обращаться с языком кое-как – значит и мыслить кое-как: неточно, приблизительно, неверно".

Сложнее всего контролировать устные высказывания экспромтом, но тем важнее сознательно вырабатывать навыки такого контроля (в частности, навыки сопоставления связанных по смыслу высказываний, примененные выше), овладевая основами культуры речи.

Вывод из всего сказанного таков: упомянутый выше тезис "Кто ясно мыслит – тот ясно излагает" должен быть уточнен так: "Кто ясно мыслит – тот ясно излагает, но только при условии, что следит за тем, что хочет сказать и что получается в результате".

Как инструмент мышления язык отражает в системе знаков (слов, выражений, их связей) окружающий мир, создает его образ, который называют языковой картиной мира. У каждого языка получается своя картина, обусловленная национальной культурой, традициями, менталитетом нации. "Народ выражает себя всего полнее в языке своем. Народ и язык, один без другого, представлен быть не может", – писал русский филолог и этнограф середины XIX в. И. И. Срезневский. Эту мысль продолжает Н. В. Гоголь: "Сердцеведением и мудрым познанием жизни отзовется слова британца; легким щеголем блеснет и разлетится недолговечное слово француза; затейливо придумает свое, не всякому доступное, умно-худощавое слово немец; но нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и животрепетало, как метко сказанное русское слово".

Языковая картина мира создается, прежде всего, благодаря номинативной функции языка, представляющей собой именование предметов и явлений внеязыковой действительности, присвоение им статуса единицы языка, знака, в содержании которого отражено представление о самом явлении. Любой словарь служит иллюстрацией того, как язык выполняет эту функцию. Недаром же существует такое образное определение: "Словарь – это вселенная в алфавитном порядке" (Ф. Вольтер).

Важно отметить, что слово или словосочетание как единица, называющая явление действительности и включающая его таким образом в языковую картину мира, появляется только тогда, когда в нем возникает общественно осознанная необходимость. Одним из первых на это обстоятельство обратил внимание языковед и литературовед Л. П. Якубинский, который просто сравнил наименования типа бык/корова, кот/кошка и воробей, лягушка, гадюка. Вывод из такого сопоставления напрашивался сам собой: разные слова для обозначения пола животных появляются только тогда, когда это существенно для человека, например в сельском хозяйстве, и это общее основание для возникновения языкового знака как отражения внеязыковой действительности в слове.

Являясь основным средством оформления мысли и отражения действительности, язык создает основу для выполнения всех остальных его назначений, в частности обеспечивает коммуникацию, речевое взаимодействие людей, связанное и с общественной, и с профессиональной, и с частной жизнью.

Коммуникативные функции языка и речи коротко определяются триадой "общение, сообщение, воздействие", сформулированной академиком В. В. Виноградовым при выделении функциональных стилей русского языка: научного, делового, публицистического, обиходно-разговорного и стиля художественной литературы.

Если это передача сведений о положении дел, фактах, их интеллектуальная оценка, анализ, выводы, классификация явлений, то речь выполняет функцию сообщения. Приводим типичный пример такой речи:

Землетрясение магнитудой 8,9 произошло в Японии 11 марта 2011 г., его эпицентр располагался в 130 км от побережья острова Хонсю. Подземные толчки привели к серьезным разрушениям и вызвали цунами, высота волн доходила до 10 м. Землетрясение уже признано самым разрушительным в современной истории Японии.

МЧС и Росатом продолжают в круглосуточном режиме следить за ситуацией в Японии. В МЧС сформированы два эшелона реагирования. Самолеты со спасателями на борту готовы вылететь, как только будет получен запрос от японских коллег.

Информативная функция в большей или меньшей степени реализуется в любой коммуникативной ситуации и состоит в передаче самых разных сведений в устной или письменной форме. Очень часто она же оказывается и единственной, например, в информации СМИ, жанрах делового письма, инструкции, автобиографии, резюме.

Не менее важной в коммуникации оказывается функция общения, или фатическая функция, реализуемая в речи тогда, когда последняя ставит цель установить и поддержать контакт с собеседником, деловым партнером, создать психологически и коммуникативно приемлемые условия общения. Скажем, когда вы на бегу спрашиваете знакомого: Как дела?, вы вряд ли ожидаете в ответ от собеседника сагу о проблемах со здоровьем, на работе и в семье. Смысл вашего вопроса на самом деле совсем в другом – в установлении контакта. Вы как бы говорите собеседнику: Я тебя вижу, уважаю, мне приятно иметь с тобою дело. Ваш партнер вас именно так и понимает и в свою очередь отвечает, например, Спасибо, нормально, что означает Ты мне тоже нравишься.

В деловой сфере фатическая речь не менее важна, чем в обиходно-бытовой. Она не только регулирует повседневное общение коллег, но и становится важнейшей частью официальных взаимоотношений государств и социальных институтов. Сложилась система ее жанров на все случаи жизни: приветствие, соболезнование, поздравление и т.д. Вот пример такого текста:

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 15 марта. Губернатор Ленинградской области Валерий Сердюков направил телеграмму на имя Генерального консула Японии в Санкт-Петербурге Ичиро Кавабата.

"От жителей Ленинградской области и от себя лично выражаю самые глубокие соболезнования народу Японии в связи с трагическим ударом стихии, повлекшим многочисленные человеческие жертвы и масштабные разрушения,сказал Сердюков.Прошу передать слова участия и поддержки родным и близким погибших, а также пожелания скорейшего выздоровления всем пострадавшим".

"Уверен, что власти Японии и японский народ непременно одержат победу в борьбе со стихией и преодолеют это жестокое испытание",считает губернатор Лен– области.

Напомним, накануне генеральный консул Японии в Санкт-Петербурге Ичиро Кавабата поблагодарил петербуржцев за поддержку, добрые слова и цветы, которыми

петербуржцы выразили свою солидарность с трагедией, постигшей японский народ во время страшного землетрясения 11 марта.

Все минувшие выходные петербуржцы несли цветы и фигурки оригами к стенам дипмиссии, расположенной на Мойке. Таким образом россияне выражали свою солидарность с горем японцев.

Важнейшую роль в реализации фатической функции выполняет речевой этикет (см. 1.6) – система устойчивых формул общения и правил речевого поведения (Здравствуйте; Пожалуйста, займите свои места; Будьте добры и пр.).

Воздействие на адресата – третья важнейшая коммуникативная функция речи. Она ставит целью изменение сознания адресата прежде всего через эмоционально-волевую сферу. В деловой речи функцию воздействия могут выполнять выговоры, благодарности, награждения, другие виды поощрения или порицания. Воздействующий эффект будут иметь любые эмоционально окрашенные фрагменты речи или аргументы, ориентированные не на разум, а на чувства людей и получившие в риторике название "аргументы к человеку". Типично использование "аргументов к человеку" в рекламе – и потребительской, и политической.

Так, во время предвыборной кампании 2009 г. по выборам президента политтехнологи Ю. Тимошенко, бывшей тогда премьер-министром Украины, всю страну заставили рекламными щитами с текстами, которые в переводе на русский язык выглядят следующим образом: Они говорятона работает, или: Они вступают в политические блокиона работает, или: Они обещают – она работает и т.п. И первая, и вторая части этих антитез – типичные аргументы к человеку: ведь отвратительно, когда одни только болтают, и здорово, когда другие не покладая рук работают.

Воздействие на сознание адресата осуществляется и через рационально-логическую сферу путем подбора аргументов к разуму или сочетания и рационального, и эмоционального воздействия, как во фрагменте речи В. В. Путина в Государственной Думе РФ 7 апреля 2009 г.:

Где-то наши дела идут лучше, где-то хуже. По в целом ситуация в российской экономике не отличается от миро

вых тенденций... Мы были вынуждены парировать сразу два удара. Первый – собственный финансовый кризис, который вызвал отток капитала. И второй удар – это резкое падение спроса и цен па товары нашего экспорта.

Однако представьте, что могло бы произойти, если бы Россия вошла в кризис такой, какой она была еще несколько лет назад. Обремененной огромным внешним долгом, с тромбами неплатежей, массовыми задержками зарплат, пенсий, пособий, с веерным отключением электроэнергии.

Да и сегодня к качеству наших рыночных и социальных институтов можно и нужно предъявлять претензии. Но что несомненно показал кризис, это то, что они все-таки работают.

Текст выстроен в целом на логической аргументации, основа которой – сопоставление не очень радужного кризисного современного состояния экономики с тем, что могло быть, если бы не были решены существенные проблемы недалекого прошлого. Логическая аргументация, сильная сама по себе, усилена метафорами (выделены полужирным) с сильным эмоциональным воздействием.

Наконец, в связи с тем, что мышление осуществляется преимущественно в языковой форме, язык выступает как основное средство научного и социального познания действительности, исследования, творчества, а также отражения их результатов в форме текстов. Таким образом язык выполняет познавательную функцию, которая особенно наглядно проявляется в исторической перспективе. Безусловно, со временем представления о сути вещей люди могут менять. Это касается и науки, и искусства, и социальной сферы, и личной жизни. И это закономерно. К примеру, сначала возникает наивная картина мира, согласно которой, скажем, кит – рыба, а не млекопитающее и Земля держится па трех китах. Потом возникает научная картина мира, которая сначала корректирует наивную, а потом и самое себя, когда опровергает ранее общепринятые теории. Язык все это отражает в словообразовании, значении слов, фразеологии, сочетаемости слов и многом другом.

Например, слово эфир в русском языке XIX в. означало не только пространство, воздушную высь, как в знаменитом стихотворении А. С. Пушкина (Ночной зефир / Струит эфир. / Шумит, бежит Гвадалквивир), но и особую среду, с помощью которой распространялось электричество. Это значение слова отражало представления физиков того времени. Однако со временем ученые изменили точку зрения относительно электричества, а слово эфир в значении среды для распространения последнего осталось как устаревшее, как памятник ищущей человеческой мысли и неизбежных заблуждений. Чудо-юдо рыба кит на проверку оказалась млекопитающим, давно уже никто не верит, что Земля стоит на трех китах, но фразеологический оборот три кита в значении "фундамент чего-либо" в языке живет, а китами науки/экономики/политики называют людей, на которых держится все дело. И таких примеров – масса.

Язык, таким образом, можно образно назвать памятью цивилизации. Он аккумулирует и сохраняет знания и культурные ценности и служит каналом передачи их от старшего поколения к младшему. М. А. Шолохов выразил это так: "Величайшее богатство народа – его язык! Тысячелетиями накапливаются и вечно живут в слове несметные сокровища человеческой мысли и опыта".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >