Спортивные способности

В литературе по теории и методике спортивной тренировки используется понятие «спортивные способности». Как показано Б. В. Евстафьевым, в современных литературных источниках «спортивные способности» нередко отождествляются с физическими качествами, двигательными навыками, физической культурой личности. К сожалению, это понятие до сих пор четко не определено. В него включают многие показатели, характеризующие возможности человека достичь высокого спортивного мастерства и высоких результатов в том или ином виде спорта. К ним относят и черты характера, и рост, и длину конечностей, и физические качества, и состояние сердечно-сосудистой системы, и соревновательный опыт и т.д. И все же Б. Ф. Евстафьев обосновывает приоритет в использовании термина «физические способности»[1].

При рассмотрении психологической структуры способностей В. М. Волков[2] выделяет следующие компоненты: общий, характеризующий качества, которые присущи всем людям; специальный, отображающий способности к избранной деятельности при выполнении специфических действий; индивидуальный, связанный с проявлением индивидуальных, своеобразных, присущих только данной личности, особенностей.

Теоретические и экспериментальные аспекты проблемы спортивных способностей рассматриваются в монографии А. В. Родионова[3]. При характеристике спортивных способностей А. В. Родионов выделяет: 1) самые общие возможности (скорее самые общие условия); к ним относят — хорошее здоровье, нормальное физическое развитие, трудолюбие, настойчивость, интересы и т.д.; 2) общие элементы спортивных способностей — быстрое освоение спортивной техники, умение адаптироваться к напряженным условиям тренировочного и соревновательного процессов, успешное восстановление после нагрузок и т.д.; 3) специальные элементы спортивных способностей — высокий уровень развития специальных двигательных качеств, высокая мобилизационная готовность, быстрый прирост спортивных результатов и т.д. В каждом виде спорта психологическая структура способностей неодинакова. Так, в циклических видах спорта важную роль в структуре способностей играет стабильность мышечных дифференцировок, чувство темпа и ритма, способность к адекватной оценке функционального состояния. В играх и единоборствах на первый план выступают психические качества, в основе которых лежит система перцептивно-интеллектуальных и эмоциопалыю-волевых факторов в деятельности, обеспечивающая ее эффективность в изменяющихся условиях действительности.

Многие авторы настаивают на замене терминов «физические способности», «двигательные способности» выражением «спортивные способности». По их мнению, употребление терминов «физические способности» и «двигательные способности» как бы подчеркивает, что деятельность преимущественно осуществляется на физическом или двигательном уровне, без участия сенсорных и интеллектуальных процессов и свойств. Но это явно не так, ведь такой деятельности нет. Поэтому более целесообразно, как считает О. А. Сиротин[4], понятия «физические качества» и «двигательные способности» традиционно применять для обозначения быстроты, силы, выносливости, ловкости и гибкости как свойств, преимущественно определяемых энергетическими возможностями организма, присущих индивиду безотносительно к специфике деятельности. Понятие же «спортивные способности» следует связывать с наличными индивидуальными психическими и биологическими возможностями организма, обеспечивающими высокое эффективное участие в избранной двигательной деятельности, когда параметры этой деятельности соответствуют так называемым модельным характеристикам, являющимся предметными ориентирами в конкретной специализированной деятельности.

О. А. Сиротин пишет: «Результаты методологических и теоретических исследований по проблеме способностей позволяют утверждать, что в спортивной деятельности речь может идти только о спортивных способностях. Это устраняет ложное представление о том, что спортивная деятельность включает в себя только моторный компонент. На этой почве утвердилось обидное для спортсменов, еще не так давно расхожее выражение: «сила есть — ума не надо». Интересно, что если в быту это мнение преодолено, то в спортивной науке, судя по терминологии, еще нет. Исходя из вышесказанного, спортивные способности можно определить как «индивидуальнопсихологические особенности личности, формирующиеся и развивающиеся в процессе овладения специфической спортивной деятельностью и являющиеся предпосылками ее успешной реализации» (В. М. Волков, А. В. Родионов, М. С. Бриль, О. А. Сиротин и другие.). Данная группа ученых ставит вопросы о дифференциации способностей человека, участвующего в физкультурно-спортивной деятельности, и о выделении группы общих способностей, проявляемых у человека беспредметно к двигательной деятельности — быстроты, силы, выносливости, ловкости и гибкости, а также специальных двигательных и психических качеств и сопряженных с ними способностей, обеспечивающих тонкое регулятивное текущее участие в соревновательной деятельности (чувство воды, чувство планки, чувство мяча, чувство соперника и т.д.)[5]. В заключение приведенных рассуждений еще раз сформулируем доводы о принятии и разработке в экспериментальных исследованиях понятия «спортивные способности»: 1) способности, проявляющиеся в спортивной деятельности, целесообразно называть спортивными, поскольку тогда способность приобретает качественную определенность, содержательный момент, т.е. имеет отношение к конкретной деятельности; 2) в структуре спортивных способностей помимо собственно физического (двигательного) компонента следует выделять сенсорные и интеллектуальные компоненты спортивных способностей; 3) спортивные способности — одна из существенных характеристик индивидуальности, поэтому для их эффективного развития необходим индивидуальный подход в работе со спортсменами, к их обучению и воспитанию.

Применительно к спортивной деятельности существенно важно именно изучение взаимодействия отдельных способностей в системе деятельности. В отдельных видах спортивной деятельности одноименные сложные способности имеют неодинаковую структуру, на основании этого чаще приходится говорить не об общих связях, а скорее о конкретных проявлениях этих связей. Как отмечает В. Н. Платонов (2016), существенным просчетом большинства проведенных исследований факторной структуры подготовленности явилось то, что при определении роли отдельных параметров и факторов их связывали с интегральным показателем спортивного мастерства — спортивным результатом. В итоге вся система совершенствования отдельных компонентов подготовленности увязывается со становлением узловых компонентов соревновательной деятельности. Именно систематизация эффективных основ управления тренировочным процессом привела к необходимости создания модельных характеристик, среди которых выделяют следующие: модели спортсмена будущего; модели объективизации управления тренировочным процессом; модели для прогноза надежности выступления спортсменов. Среди компонентов моделей, описывающих состояние или уровень подготовленности спортсменов, выделяют уровень развития сторон подготовленности; функциональные возможности; внешние морфологические признаки, возраст и спортивный стаж, способность к восстановлению после больших физических и психологических нагрузок. Предполагается, что ориентация спортсмена на модельные характеристики приводит к устранению диспропорции подготовленности, подтягиванию отстающих в развитии качеств, обеспечению должной соразмерности составляющих спортивного мастерства.

Вместе с тем редко кто из сильнейших спортсменов, по показателям которых создавались модельные характеристики, по своим данным соответствовал усредненному идеалу. При этом признается, что выдающиеся спортсмены наряду с некоторыми сильнейшими сторонами подготовленности имеют и заурядный уровень развития отдельных компонентов, а изменения этого соотношения часто нарушают всю систему. Многообразие подходов показывает, что логические модели не являются полными и тем более единственными и окончательными, а главное — чаще всего отсутствует совпадение индивидуальных результатов с модельными характеристиками.

Применительно к высококвалифицированным спортсменам отмечается, что у них значительно меньше выражена вариабельность интегральных характеристик соревновательной деятельности в сравнении с факторами функциональной подготовленности: чем локальнее эти показатели, хотя и значимые, тем больше может быть допустимый разброс их индивидуальных значений. В этих условиях изучение индивидуально значимых факторов может иметь существенное значение при разработке моделей подготовленности к соревновательной деятельности. Каждый достигает нужного результата по-своему: индивидуальность накладывает свой отпечаток на деятельность. Имеющиеся исследования по-разному представляют данные в отношении индивидуальных особенностей и их связь с эффективностью деятельности. Вероятно, этим можно объяснить то, что не всегда предельные нагрузки служат фактором достижения выдающегося результата. Многих замечательных результатов спортсмены достигали при значительно (в 1,5—2 раза) меньшей нагрузке. Эта оптимизация достигается благодаря максимальному соответствию характера нагрузки индивидуально-психологическим особенностям занимающихся.

Вероятно, здесь лучше всего ориентироваться не на совокупность личностных характеристик чемпионов, а на тщательный анализ всех факторов, которые сопутствуют спортивному результату. Все это обусловливает необходимость более четко определиться, что представляют собой спортивные способности, спортивный талант, одаренность спортсменов. К настоящему времени они не получили однозначного толкования, а главное — практически не изучаются как основные факторы, сопутствующие достижению выдающегося результата.

Применительно к спортивной деятельности одаренность представляет собой индивидуально-своеобразное сочетание способностей.

Признаки одаренности могут быть кратковременными, т.е. относящимися преимущественно к данной поре жизни и не свидетельствующими об устойчивых индивидуальных особенностях (свойствах), а могут быть и долговременными, т.е. выражающими подлинное становление индивидуальности и являющимися предвестниками более зрелых достижений[6]. Ретроспективные исследования детства выдающихся людей демонстрируют сложность и неповторимость индивидуальных проявлений одаренности начиная с самого раннего возраста, многовариантность условий и обстоятельств жизни выдающихся личностей в каждый возрастной период, противоречивость, а порой и парадоксальность влияния индивидуальных особенностей внешнего и внутреннего окружения на развитие разных видов одаренности.

Имеются данные, что очень многие из тех, кто достиг выдающихся профессиональных результатов, уже будучи взрослыми, совсем не демонстрировали одаренности в детстве. Действительно, часто на начальных этапах многолетнего тренировочного процесса из поля зрения выпадают одаренные подростки и чаще в него попадают дети со средними способностями, в силу определенных факторов показывающие относительно высокие спортивные результаты в детском или подростковом возрасте. Естественно, что в каждом таком случае причины, но которым одаренность осталась незамеченной, различны. Потенциал может не проявляться до определенного времени, либо родители, педагоги и другие взрослые не обратили внимания на имеющиеся предпосылки одаренности, у одних не хватило знаний, у других не сработала интуиция, а третьи просто не заметили в ребенке выдающихся потенциальных возможностей, считая наиболее ценными совсем другие. В другом случае приходится сталкиваться с тем, что любые ранние признаки необычных способностей принимаются за проявление одаренности ребенка. Неизвестно, в каких случаях ускоренный темп развития многообразных двигательных способностей, квалифицируемых обычно как детская, подростковая одаренность, следует рассматривать как гарантию будущих высоких достижений личности в различных областях деятельности в целом и в спортивной деятельности в частности.

Другая сторона этой проблемы состоит в том, что многие спортсмены, обладающие уникальными способностями и одаренностью, ушли или уходят из спорта, в значительной мере не раскрыв своих возможностей и таланта из-за того, что в отношении к ним была применена стандартная система подготовки, не учитывающая их индивидуальных психических особенностей, функциональных и адаптационных резервов. На фоне этого главная проблема в системе воспитания одаренного индивида — это преодоление противоречий между унифицированной системой и ярко выраженными личностными особенностями одаренного человека, который часто с трудом вписывается в общепринятые педагогические нормы и правила.

  • [1] Евстафьев Б. В. О природе физических способностей и их соотношении с другимипоказателями физического развития человека / Б. В. Евстафьев // Теория и практика физической культуры. 1986. № 4. С. 49—52.
  • [2] Спортивные способности детей: биологические основы : учеб, пособие / под общ. ред.В. М. Волкова. Смоленск, 1981.
  • [3] Родионов Альберт Вячеславович (род. 1937) — ученый, видный психолог, доктор педагогических наук, профессор, действительный член РАЕН, МС СССР по фехтованию. Научные труды: Психодиагностика спортивных способностей, 1973; Психология спортавысших достижений (ред.), 1979; Влияние психологических факторов на спортивныйрезультат, 1983; Психофизическая тренировка, 1995; Психология физического воспитанияи спорта, 2004; Психические процессы и личность (соавт.). 2009; Психология физическойкультуры и спорта, 2010; Психология детско-юношеского спорта (соавт.), 2013; Спортивнаяпсихология, 2015.
  • [4] Приведены выдержки из статьи и позиция исследователя: Сиротин О. А. Методологияи теория спортивных способностей / О. А. Сиротин // Теория и практика физической культуры. 2000. № 4. С. 60-62.
  • [5] Волков В. М. К проблеме спортивных способностей / В. М. Волков // Теория и практика физической культуры. 1982. № 5. С. 46—48; Его же. К проблеме предпосылок развитиядвигательных способностей / В. М. Волков // Теория и практика физической культуры.1993. №5-6. С. 41.
  • [6] Лейтес II. С. Психология одаренности детей и подростков / Н. С. Лейтес. М., 2003.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >