Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Медицина arrow ДВИГАТЕЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ И ФИЗИЧЕСКИЕ КАЧЕСТВА. РАЗДЕЛЫ ТЕОРИИ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Посмотреть оригинал

Современные проблемы воспитания выносливости.

Вопросы о том, что следует понимать под «выносливостью», по каким критериям можно судить о ее проявлениях, какие существуют взаимоотношения выносливости с другими двигательными качествами человека, широко дебатируются в научно-методической литературе уже много лет. Однако до сих пор выносливость не стала предметом единого понимания среди ученых — физиологов, биологов, психологов, ее по-разному трактуют в среде тренеров-практиков и педагогов физического воспитания, рекомендуют различные методические подходы и технологические линии ее воспитания. И это несмотря на то, что исследованию этого физического качества посвящены многие классические работы выдающейся плеяды ученых, а сама исследовательская деятельность и экспериментальная работа по изучению выносливости в трудовой, бытовой и спортивной практике насчитывает не одно десятилетие.

К настоящему времени в теории и практике спорта накоплен определенный опыт в этой области, однако многие вопросы, связанные с методикой воспитания выносливости, еще не решены. Это объясняется тем, что длительное время проблема выносливости разрабатывалась преимущественно в биологическом аспекте. Не случайно большая часть публикаций посвящена медико-биологической характеристике мышечной деятельности, освещается в экспериментальных работах спортивных врачей, физиологов и биохимиков (В. С. Фарфель, 1945, 1949, 1960; Н. В. Зимкин, 1956, 1964, 1972, 1982; Я. А. Эголинский, 1956, 1966; В. В. Розенблат, 1961, 1972, 1975;

С. П. Летунов, 1951, 1961, 1966; Н. Н. Яковлев, 1955, 1974, 1983; и другие). Плодотворный симбиоз физиологов, медицинских работников и тренеров в эти годы (Н. Г. Озолин, 1949, 1957, 1959, 1970; В. М. Зациорский, 1966, 1970, 2009; А. Н. Макаров, 1966, 1973, 1974; Р. Е. Мотылянская, 1969; М. Я. Набатникова, 1972; и другие), участие многих специалистов в работе комплексных научных групп привели к становлению теоретических основ адаптации организма к видам движений на выносливость.

Первую волну научных исследований в этой области поддержали физиологи и биологи второго поколения, продолжив научные экспериментальные исследования, утвердив понимание выносливости как способности противостоять утомлению, внедряя полученные результаты в подготовку сборных команд по видам спорта, и в первую очередь в циклических видах спорта (В. В. Васильева, 1971; В. Л. Карпман, 1982, 1987; Я. М. Коц, 1986; А. Д. Викулов, 1997, 2000; Н. И. Волков, 2000, 2011; В. С. Мищенко, 1995, 2007; А. С. Солодков, 2012; В. Д. Сонькин, 2011 и другие).

Вместе с тем научные же исследования педагогического характера, связанные с поиском наиболее эффективных путей воспитания выносливости, выполнены в значительно меньшем объеме. Достаточно сказать, что в последние 30 лет не издавались обобщающие монографические издания, освещающие проблематику воспитания выносливости с позиций комплексного междисциплинарного подхода, сочетающие достижения медико-биологических и педагогических наук. Устоялась позиция, что эта тема, казалось бы, достаточно хорошо проработана и освещена еще в первых работах В. М. Зациорского, Л. П. Матвеева, Н. Г. Озолина и других ученых, и потому вопрос как бы сам собой закрылся. В итоге мы получили данность взглядов на воспитание выносливости с тридцатилетним стажем устаревших подходов и представлений.

К сожалению, положение дел остается неизменным и сегодня. Педагогическая теория не отвечает велению и потребности времени, и это на фоне сегодняшнего значительного отставания российских спортсменов в видах спорта на выносливость от успешных выступлений зарубежных спортсменов. Лишь в последний год эта тема актуализировалась в связи с выходом публикации Ю. В. Верхошанского (2014), но этого явно недостаточно.

Слово «выносливость» может иметь отношение к самым различным областям деятельности человека. С его помощью стремятся выразить особенности, характеризующие напряженный, длительный, плодотворный и качественный труд, подчеркнуть продуктивность бытовой деятельности, профессионально-прикладной и специализированной спортивной или боевой подготовки в условиях воздействия продолжительных физических, психических, эмоциональных нагрузок, неблагоприятного воздействия факторов внешней среды. Так, например, в обыденной практике выносливым считают стойкого, закаленного, способного много вынести, работоспособного, крепкого, сильного, живучего, неутомимого человека, сопротивляющегося усталости, повреждениям, способного выдержать напряжение, готового выполнять повышенные нагрузки, борющегося с внешними неблагоприятными условиями, возмущающими стабильность и стандартность жизнеобеспечения и жизнедеятельности факторами, и пр.

Выносливость характеризует повышенную устойчивость организма к действию различных экзогенных и эндогенных факторов. Так, при наличии неблагоприятных экзогенных факторов, связанных с воздействием внешней среды, отмечают выносливость к гипоксии, охлаждению и перегреванию тела, облучению солнечной радиацией, укачиванию, действию токсических веществ, инфекций и т.д. При повышении сопротивляемости организма к различным эндогенным факторам, вызывающим сдвиги и изменения во внутренней среде организма, говорят о выносливости к чувству боли, жажды, голода и т.д.

В этом отношении большое значение приобретает физическая выносливость, проявляемая в устойчивости или способности сохранять стабильное состояние организма — гомеостаз — к воздействию физических нагрузок, выполняемых в спортивной, трудовой и бытовой практике. В ряде случаев устойчивость в отношении мышечной работы, обеспечивающая поддержание определенной степени двигательной деятельности, сочетается с необходимостью быть выносливым к другим неблагоприятным факторам — гипоксии, перегреванию, боли и т.д. Поэтому, говоря о выносливости, необходимо в каждом конкретном случае уточнять то эндогенное или экзогенное воздействие, к которому повышается устойчивость организма (Н. В. Зимкин, 1972).

Выносливость — это широкое понятие, зависящее от воздействия многих факторов. В первую очередь выносливость характеризует степень работоспособности и сопротивляемости организма развитию утомления (В. С. Фарфель, 1949).

В энциклопедической литературе «выносливость» определяется как[1]:

  • - «...способность организма противостоять утомлению ... и истощению... при длительных физических и психических нагрузках,... при интенсивной мышечной работе, ... в процессе двигательной деятельности...» (Большой медицинский словарь; Энциклопедический словарь по психологии и педагогике; Наставления по физической подготовке в Вооруженных Силах РФ, 2009; Психомоторика: словарь-справочник);
  • - «...способность организма к продолжительному выполнению какой- либо работы без заметного снижения работоспособности...» (Википедия);
  • - «...физическое качество, представленное проявлением тех свойств организма, которые обусловливают адаптацию... сопротивление утомлению в процессе активной деятельности...» (Адаптивная физическая культура: краткий энциклопедический словарь).

Итак, наметилось два направления в понимании выносливости:

  • 1) как способности противостоять утомлению, где оно рассматривается в физиологическом плане. Определение В. С. Фарфеля (1949, 1969): «Выносливость — есть способность организма противостоять утомлению, развивающемуся в процессе работы». С биологической точки зрения утомление при мышечной работе человека представляет собой приспособительную реакцию, предохраняющую организм от чрезмерных функциональных сдвигов;
  • 2) как способности сохранять длительное время высокую работоспособность. Определение Н. В. Зимкина (1964): «В обобщенном значении выносливость рассматривается как способность к удлинению времени высокой работоспособности и повышенной сопротивляемости организма ... утомлению при работе ... или действию неблагоприятных условий внешней среды». Эта широкая по содержанию формулировка подчеркивает возможность длительного сохранения работоспособности, несмотря на ряд сбивающих факторов.

При этом, однако, подчеркивается, что нельзя сводить выносливость к критерию максимально длительной работы, как это иногда делается, поскольку при кратковременных напряжениях, например в спринте, при повторных поднятиях тяжестей, статических усилиях и т.д. также возможно увеличить продолжительность работы путем развития выносливости.

Поскольку и утомление, и работоспособность характеризуют проявление выносливости, естественно, возникает вопрос: нужно ли при характеристике выносливости, этого важного функционального свойства организма, применять два термина?

Высказывается мнение, что если выносливость теснейшим образом связана с ухудшением функций организма и понижением производительности работы, то состояние работоспособности достаточно полноценно можно трактовать только с позиций развития в организме процесса утомления. Подчеркивается, что утомление обусловливает падение работоспособности, которое внешне регистрируется как снижение интенсивности выполнения работы. Однако физиологические механизмы утомления могут развиваться раньше, чем возникнут признаки падения работоспособности. Поэтому утомление можно рассматривать как совокупность физиологических изменений, возникающих при продолжающейся работе и приводящих к снижению работоспособности (В. С. Фарфель, 1972).

Несомненно, можно обойтись одним понятием «утомление», говоря о «выносливости». Однако выносливость применительно к оценке состояния работоспособности, характеризующая степень производительности работы, в частности при длительной работе умеренной интенсивности, может проявляться на фоне значительного утомления. Видимо, целесообразно пользоваться обоими этими терминами — «утомление» и «работоспособность». При употреблении слова «утомление» акцент в основном ставится на возникновении чувства усталости, изменении функционального состояния нервной и вегетативных систем и двигательного аппарата, при употреблении слова «работоспособность» — на производительности работы, качестве, эффективности двигательной деятельности. Имеется много других примеров, когда для характеристики состояния, способностей человека, его физической и психофизиологической сферы, форм и качества двигательной деятельности в одних случаях больше подходит термин «утомление», в других — «работоспособность».

Исследование процессов утомления в физиологии трудовой деятельности человека, а в последующем и спортивной деятельности, развернувшиеся в начале XIX в., активно изучаемые в течение XX в., представлены как итог в положениях двух теорий утомления: «гуморально-локалистической, или периферической» и «центрально-нервной».

Исходной позицией гуморально-локалистической теории утомления, сторонниками которой были преимущественно зарубежные ученые, явились представление об утомлении как о мышечной слабости и усталости, т.е. о процессах, происходящих в самой мышце под влиянием физической работы и активного напряжения. Считалось, что сдвиги во внутренней среде организма — накопление недоокисленных метаболитов, и в первую очередь молочной кислоты, гипогликемия, гипертермия и пр., являются причиной падения работоспособности. Хотя в других научных исследованиях, проведенных на примере двигательной деятельности человека, не обнаружено соответствия между степенью утомления и накоплением молочной кислоты. Достаточно сказать, что после марафонского бега избыток ее весьма невелик. Сегодня накопленный экспериментальный материал ориентирует в большей мере к признанию начальных сдвигов в нервных центрах и вто- ричности наблюдаемых изменений в состоянии рабочих органов.

Возникновение центрально-нервной теории утомления берет начало от А. Моссо (1893) и И. М. Сеченова (1903), и если для первого влияние нервной системы определялась тем, что она выделяет токсины, отравляющие мышцу, то для Сеченова вопрос заключался в работоспособности нервных центров. «Источник ощущения усталости помещают обыкновенно в работающие мышцы; я же помещаю его... исключительно в центральную нервную систему», — писал И. М. Сеченов, заложивший рефлекторную основу утомления и ставший творцом новой теории.

Дальнейшее развитие центрально-нервная теория утомления получила преимущественно в работах отечественных физиологов, в исследованиях школы И. М. Сеченова и И. П. Павлова, их учеников и последователей. Были обоснованы четыре научных направления, касавшиеся особенностей взаимодействия «сознательно-волевой» и «автономно-вегетативной» сфер (В. А. Левицкий), роли центрального торможения (Л. Л. Васильев и М. И. Виноградов), дискоординации сложного комплекса рабочих процессов (А. А. Ухтомский и Д. И. Шатенштейн), роли вегетативного рефлекса на нервные центры (К. X. Кекчеев).

Показано, что состояние ЦНС очень сильно влияет на работоспособность при мышечной деятельности. Установлено, что чем меньше степень сознательного контроля при выполнении работы, чем больше автоматизмов в деятельности, тем меньше эта работа утомляет. Выявлено, что малая утомительность автоматизированных действий определяется характером участия кортикальных центров в работе, связывается с процессом коркового торможения. Представлено понимание, что при утомлении четко выявляется общее усиление тормозных процессов в различных анализаторах. Отмечено, что гораздо легче утомляются афферентные и условно- рефлекторные потоки с переходом в тормозное состояние, чем эфферентные и безусловно-рефлекторные. Приведенные факты говорят о корковом начальном звене мышечного утомления человека, этот подход впервые был представлен в фундаментальном руководстве по физиологии труда Г. П. Конради, А. Д. Слонима, В. С. Фарфеля (1934), согласно которому, кортикальные центры — наиболее утомляемая часть двигательного аппарата. Итак, если становиться на точку зрения центрально-нервной теории утомления, надо говорить о корковом начальном звене мышечного утомления человека, ибо И. П. Павлов неоднократно подчеркивал, что по сравнению с корой мозга подкорковые центры обладают богатырской работоспособностью. Конечно, кортикальные центры неразрывно связаны с нижележащими отделами, сама их работоспособность во многом определяется импульсами, идущими из подкорки, но исходной точкой причин утомления в первую очередь являются высшие нервные центры.

Большую роль в утверждении современных подходов к пониманию утомления сыграли научные взгляды А. А. Ухтомского (1934)Л. А. Орбели (1934, 1949)[2] [3] [4], Г. В^. Фольборта (1955)'*, С. А. Косилова (1969, 1974, 1979)[5] и других. Так, например, в работах А. А. Ухтомского была дана глубокая критика гуморально-локалистических теорий утомления, а также показана огромная роль ЦНС в контроле и регуляции процесса утомления. Становлению современного знания содействовала общефизиологическая концепция утомления Ю. В. Фольборта (1951, 1955). Например, Л. А. Орбели (1934) рассматривал утомление как нарушение адаптационно-трофической регуляции со стороны вегетативной нервной системы. Интересны доводы Н. Н. Яковлева (1958, 1974, 1983) о том, что снижение ферментативной активности в мышцах при утомлении связано, вероятнее всего, также с центральными трофическими влияниями. Определено, что работоспособность может значительно меняться под воздействием условно-рефлекторных факторов (В. В. Розенблат, 1955; О. В. Осипова, 1962; и другие), на ее динамику может влиять смена деятельности, так называемый активный отдых (М. Е. Маршак, 1932), гипноз (Е. Haas, 1928; Д. И. Шатенштейн, 1939; W. R. Johnson, G. Kramer, 1961). Утомление может наступать от воображаемой работы (С. В. Гольман, 1935), эти негативные функциональные сдвиги в деятельности сердечно-сосудистой и дыхательной систем выражаются изменением глубины дыхания, учащением пульса.

Значительный вклад в изучение проблемы утомления внес В. В. Розен- блат (1961, 1972, 1975)[6]. Согласно разработанной им центрально-корковой теории, утомление связывается с торможением в кортикальных центрах, иначе — мышечное утомление человека есть целостный процесс с корковым начальным звеном, падение работоспособности высших центров приводит к дискоординации рабочих функций и изменению установочных влияний на исполнительные аппараты. По его мнению, уровень работоспособности мышц, их возбудимость, тонус и упруговязкие свойства, состояние кровоснабжения и трофические процессы в них, определяются продуктивной работоспособностью нервных центров, управляющих мышцами. Утомление корковых нервных клеток приводит, с одной стороны, к нарушению контролируемой ими сложнейшей координации процессов, а с другой — меняет характер установочных влияний коры мозга и связанных с ней нижележащих образований на исполнительные органы. Важнейшим основанием данной теории является положение о том, что связанные с выполнением работы функциональные траты вызывают усиление процесса восстановления, происходящего по ходу деятельности. На первых этапах работы восстановительный процесс идет весьма интенсивно и дееспособность даже повышается, наблюдается период врабатывания. Однако при напряженной или длительной работе процесс расходования ресурсов усиливается. Если расходование начинает значительно преобладать, возникает третий процесс — охранительное торможение. Снижение работоспособности при утомлении обусловлено как расходованием ресурсов, так и торможением, причем в случае малоинтенсивной длительной работы преимущественное значение имеет первый компонент, а при кратковременной напряженной работе — второй. Этим определяется различие двух типов утомления и правомерность их выделения (М. И. Виноградов, 1966). Разработка этой теории явилась важным шагом в раскрытии механизмов, предохраняющих нервную систему, весь организм от истощения, результаты которого проявляются в переутомлении или перетренированности.

Однако центрально-нервная теория не позволяла объяснить многочисленные факты, характерные для развития утомления при напряженной мышечной деятельности. В частности, в ряде исследований было показано, что даже в состоянии глубокого утомления работа может быть продолжена, если изменить ее интенсивность и характер энергообеспечения при сохранении состава работающих мышц. Данный факт свидетельствует о том, что в нервных центрах не наступало ни торможения, ни истощения, тех признаков утомления, которые выделялись согласно центрально-нервной теории.

Несмотря на важнейшее значение функций коры больших полушарий в механизмах развития утомления, все же трудно признать ее роль абсолютной в регуляции данного явления. Считая, что деятельность коры больших полушарий всегда имеет отношение к развитию явлений утомления, следует признать, что в ряде случаев снижение выносливости первично может быть обусловлено неполноценной деятельностью других отделов нервной системы. Так, быстрая утомляемость во время работы наблюдается при первичном заболевании мозжечка и глубоких структур головного мозга (Н. В. Зимкин, 1972).

При физических упражнениях первичные явления, приводящие к возникновению утомления, могут быть связаны с состоянием самых различных периферических вегетативных функций. Различные физические упражнения характеризуются участием в них разного комплекса мышц и разной степенью и неодинаковым характером мобилизации функций кровообращения, дыхания и других вегетативных систем. Значительные изменения в состоянии периферических органов кровообращения, дыхания, теплорегуляции, выделения и т.д. могут изменить состояние нервной системы. Итак, выносливость в двигательной деятельности определяется устойчивостью многих физиологических систем организма — нервной, эндокринной, мышечной, сердечно-сосудистой, дыхательной и др., при этом ведущая роль принадлежит центральной нервной системе, координирующей работу мышц, желез внутренней секреции, органов кровообращения, дыхания и выделения. Снижение функций рабочих органов может в известной мере зависеть и от местных влияний, но в основном является вторичным и определяется состоянием регуляторных систем.

Несмотря на большое внимание к проблеме утомления, имеющей большое прикладное значение, в том числе и для достижения высоких спортивных результатов, эта проблема, по мнению многих специалистов, далека от своего окончательного решения. До сих пор практически действительным продолжают оставаться лишь самые общие определения утомления[7].

В формулировке Lagrange полувековой давности оно сводится к следующему: «Утомление есть понижение функциональной дееспособности, вызванное чрезмерной деятельностью и сопровождаемое характерными болезненным ощущением и уменьшением способности работать».

А. А. Ухтомский (1934) рассматривал утомление «...как упадок дееспособности после продолжительной работы».

Г. В. Фольборт (1955) указывал, что «...утомление есть снижение полноценности функции, развивающееся во время длительной или напряженной деятельности». В. В. Розенблат (1961, 1972, 1975) определял утомление как «...вызванное интенсивной или продолжительной работой временное уменьшение работоспособности».

В энциклопедической литературе «утомление» определяется как[8]:

  • - «...временное снижение или утрата работоспособности, наступающее вследствие интенсивной или длительной физической нагрузки...» (психологический словарь, философский словарь, энциклопедический словарь и др.);
  • - «...совокупность изменений в физическом и психическом состоянии человека, развивающихся в результате деятельности и приводящих к временному снижению её эффективности...» (Большая советская энциклопедия);
  • - «...состояние усталости, сопровождаемое пониженной работоспособностью...» (психологическая энциклопедия);
  • - «...уменьшение способности выполнять работу, которое возникает в результате предшествовавших усилий, внутреннее состояние, которое следует после продолжительного усилия ...» (психологическая энциклопедия);
  • - «...ослабление сил, усталость... в результате напряжения или длительной работы... истощение» (толковые словари Ефремовой, Ожегова, Ушакова).

Отмечается, что механизмы возникающего утомления имеют свою строгую специфичность, обусловленную видом и характером деятельности человека. В зависимости от характера деятельности человека принято выделять четыре основных типа утомления: умственное, сенсорное, эмоциональное, физическое. Иногда выделяют производственное утомление. Классификация с учетом соответствия основному виду деятельности представляет нам специфическое, неспецифическое утомление, а применительно к объему мышечных групп, участвующих в двигательном акте, как локальное, региональное, глобальное утомление.

В спортивной практике достаточно хорошо изучены признаки физического утомления. Физическое утомление — временное понижение или прекращение работоспособности мышц, вызванные их работой. Утомление регистрируется на эргограмме; оно проявляется в том, что снижается высота сокращения мышцы или происходит полное прекращение ее сокращений. При утомлении мышца порой не может полностью расслабиться и остается в состоянии длительного укорочения — контрактуры.

В прошлом веке на основании опытов с изолированными мышцами было предложено несколько теорий мышечного утомления:

  • • теория М. Шиффа (1868, Швейцария): утомление есть следствие исчерпания энергетических ресурсов в мышце, ее так называемое истощение;
  • • теория Э. Пфлюгера (1872, Германия): утомление обусловлено накоплением в мышце продуктов обмена, и в первую очередь молочной кислоты, ее так называемым засорением, отравлением[9];
  • • теория А. Хилла (1929, Англия): утомление объясняется недостатком кислорода в мышце, ее так называемым удушением — «обменная теория».

Действительно, эти причинные факторы вызывают утомление двигательного аппарата, что доказано опытным путем в лабораторных условиях на изолированных мышцах. В них нарушается ресинтез АТФ, накапливается молочная и пировиноградная кислоты, фиксируется недостаточность содержания кислорода. В подтверждение приводятся научные факты, которые показывают, что искусственное «закисление» мышц во время работы ускоряет утомление или выключение кровотока в работающих мышцах путем наложения на конечность манжеты ускоряет наступление утомления, а в период отдыха замедляет восстановление; и наоборот, усиленное кровоснабжения мышц повышает работоспособность.

Выдвинутая «периферическая» теория утомления, согласно которой утомление первоначально возникает в работающем органе — мышце, и лишь вторично — в нервных центрах, получила достаточное распространение, ею стали пользоваться при объяснении утомления человека в условиях целостной двигательной деятельности, несмотря на то что ее исходные основы были заложены в лабораторных экспериментах на изолированных мышцах. Вместе с тем приверженцы гуморалыю-локалисти- ческой теории не отрицают роли нервной системы в регуляции утомления, но отстаивают точку зрения, что первично утомление возникает на периферии и лишь вторично — в центрах. Они согласны с тем, что мышечное утомление является результатом не только изменения свойств мышечной системы, но и результатом изменения регуляции нервной системой всех вегетативных функций.

Сторонники центрально-нервной теории утомления считают, что причиной снижения работоспособности являются нарушения нормальной работы нервных клеток, особенно корковых. В. В. Розенблат (1961, 1975) выдвинул гипотезу, что в основе утомления лежит преимущественно процесс торможения в двигательных корковых клетках при начинающемся их истощении. Установлено, что физическое утомление связано с нарушением метаболических процессов в нейронах, ухудшением синтеза нейромедиаторов, угнетением синаптической передачи. Последователи этой теории считают, что утомление сначала является результатом отрицательных функциональных изменений в нервной системе и только потом продуктом снижения функциональных свойств самих мышц.

Итак, сегодня признаны две группы современных теорий, объясняющие утомление. Основанием первой считаются прежде всего начальные изменения в нервных центрах, причина которых заключается в нарушении проводимости в нервных структурах, регулирующих процессы гомеостаза, в особенности изменения в сфере медиаторного обмена и химических процессов возникновения и передачи возбуждений. В современных исследованиях вскрыт ряд тонких механизмов утомления, связанных с нарушением обмена макроэргических соединений, снижением активности окислительных ферментов, изменением характера эндокринной регуляции со стороны гипоталамуса. Например, зарегистрированное снижение функции надпочечников показало, что угнетается выработка адренокортикотронного гормона гипофизом, когда вначале секреция повышается, а затем снижается активность инсулярного аппарата поджелудочной железы. Это ведет к увеличению недоокислснных продуктов и гипергликемии. Как следствие этого возникают вторичные изменения афферентной импульсации, что еще больше ухудшает состояние гомеостаза и ведет к нарушению согласованности вегетативных и двигательных рабочих реакций.

Сторонники второй группы теорий отрицают единый механизм центрально-нервного возникновения утомления. По их мнению, появление утомления обусловлено рядом факторов или их комбинаций, когда при нарушении регуляции процессов энергетического обеспечения мышечного сокращения появляются выраженные изменения в деятельности систем легочного дыхания и кровообращения, отмечаются резкие сдвиги во внутренней среде организма. В свою очередь, снижение работоспособности сердечно-сосудистой и дыхательной систем нарушает кровоснабжение работающих мышц, а следовательно, доставку кислорода и питательных веществ и удаление остаточных продуктов обмена веществ. Н. И. Волков (1990) отмечает, что центрально-нервная теория мышечного утомления является модернизированным вариантом прежних локалистических концепций с той лишь разницей, что в ней центр наиболее значительных изменений, приводящих к развитию утомления, был перенесен из периферических исполнительных органов в центральную нервную систему.

В физиологических исследованиях последних лет при изучении проблемы утомления учитываются такие механизмы этого процесса, как, например, локализация, т.е. выявление той ведущей системы, функциональные изменения в которой определяют наступление этого состояния (В. Л. Карпман, 1982, 1987; Я. М. Коц, 1986; А. Д. Викулов, 1997, 2000; Н. И. Волков, 2000, 2011; В. С. Мищенко; 1995, 2007; А. С. Солодков, 2012; В. Д. Сонькин, 2011; и другие). К их числу можно отнести: регулирующие системы — центрально-нервную, периферическую, гормонально-гуморальную; системы вегетативного обеспечения мышечной деятельности — дыхания, крови и кровообращения, железы внутренней секреции; исполнительную систему — мышечный аппарат спортсмена.

На динамику утомления влияет характер деятельности, в первую очередь ее интенсивность, объем и теми движений. Утомление быстро развивается при монотонной, статической и сенсорно обедненной двигательной деятельности. Проявление утомления зависит от состояния здоровья и физической подготовленности человека, которые не только обусловливают физиологические резервы, но и способствуют более быстрой и устойчивой мобилизации и формированию функциональной устойчивости ответственных к двигательной деятельности физиологических систем. Утомление представляет собой обратимое физиологическое состояние. Если функциональная активность не восстанавливается к началу следующего периода работы, утомление может переходить в переутомление — более стойкое снижение работоспособности, которое может привести к снижению иммунитета и развитию различных заболеваний. Утомление и переутомление могут быть причиной повышенного травматизма в спортивной деятельности.

Итак, различают: 1) легкую степень в проявлении утомления — состояние, которое развивается в результате выполнения малых нагрузок, проявляется в виде усталости, а работоспособность при этой форме утомления, как правило, не снижается; 2) острую степень в проявлении утомления - состояние, которое развивается при разовой предельной физической нагрузке, характеризуется слабостью, резким снижением работоспособности, падением мышечных усилий; наблюдается бледность лица, тахикардия, появляются атипические реакции сердечно-сосудистой системы, например, увеличенное на 40—60 мм рт. ст. максимальное АД, резкое сниженное минимальное АД, на ЭКГ нарушение обменных процессов сердца, а также повышение общего лейкоцитоза крови, иногда белок в моче; 3) перенапряжение — остро развивающееся состояние после выполнения однократной предельной тренировочной или соревновательной нагрузки на фоне сниженного функционального состояния организма, потери координации в движениях, характеризуется общей слабостью, вялостью, головокружением, иногда наблюдаются обморочные состояния, повышенное сердцебиение, изменение АД; возможны нарушения ритма сердца, печеночный болевой синдром, атипические реакции сердечно-сосудистой системы, длительность от нескольких дней до нескольких недель; 4) перетрениро- ванность — состояние, развивающееся в условиях длительного перенапряжения при неправильном построении процесса упражнений и отдыха, при стрессорной физической нагрузке, частых выступлениях в соревнованиях; наблюдаются нервно-психические сдвиги, нарушение регуляции вегетативной деятельности, снижается иммунитет и сопротивляемость организма к инфекциям; 5) переутомление — нарушение функций организма, патологический процесс, вызванный хроническим утомлением в связи с нерациональным режимом тренировок, соревнований, отсутствием восстановления организма, нарушением питания. При переутомлении появляются хронические головные боли, неврозы, спортсменам характерны раздражительность, апатия, вялость, днем наблюдается сонливость, а ночыо — нарушение сна и бессонница, в целом — мышечная слабость, при этом ухудшается аппетит, наблюдаются нарушения пищеварения, ослабевает либидо и нарушается половая функция. Меняется координация в движениях, наблюдается тремор рук, ухудшается регуляция вегетативных функций, происходит снижение обмена веществ, падение веса тела, возможны учащение, а иногда значительное замедление сердцебиений, боли в сердце, понижение кровяного давления, уменьшение дыхательного объема и др. У атлетов исчезает желание появляться на тренировках и заниматься спортом, особенно тем его видом, который вызвал переутомление. Иногда при переутомлении наблюдается отказ от работы и полное ее прекращение.

Важно предупредить появление переутомления. Обеспечение режима разумного чередования тренировок и отдыха, переключение на новый интересный вид физических упражнений, перевод в другую обстановку, активный отдых на свежем воздухе, достаточная продолжительность сна, улучшение питания, прием углеводов и витаминов устраняют переутомление.

Развитие картины переутомления можно в целом охарактеризовать как стрессовый процесс, при котором наблюдается нарушение адекватности ответа организма требованиям, предъявляемым характером двигательной спортивной деятельности. При этом нарушаются все три основных требования адекватности: 1) оптимальность реакций, лежащих в основе спортивной деятельности, и их согласованность друг с другом, 2) качественное и количественное соответствие тренировочного эффекта требованиям двигательной задачи, и 3) минимизация расхода физиологических резервов.

Утомление есть психофизиологическое состояние организма (Е. П. Ильин, 2005). По мнению ученого, состояние в самом широком понимании — это реакция функциональных систем на внешние и внутренние воздействия, направленная на получение полезного для организма результата деятельности, например адаптация к изменившимся условиям существования. В связи с последним Е. П. Ильин (2005, с. 262) определяет утомление следующим образом: «...это нормальное состояние, возникающее при длительной или интенсивной работе, в результате которой человеку становится сначала трудно, а затем и невозможно поддерживать требуемые интенсивность и качество работы». Как отмечает ученый, физическую работу до снижения ее интенсивности и качества можно разделить на две фазы: 1) работа до появления чувства устачости, которое, как правило, свидетельствует о наступлении состояния утомления; 2) работа на фоне устачости за счет дополнительных волевых усилий, позволяющих какое-то время поддерживать заданные интенсивность или качество работы.

Субъективное ощущение утомления называется устачостыо. Оно сопровождается определенными болезненными ощущениями, и в этом смысле оно так же объективно, как любое физиологическое явление. Физиологическая природа усталости связана с процессами гипоксии, накоплением неокисленных продуктов метаболизма, и другими сдвигами в мышечных структурах, которые приводят к тому, что афферентные импульсы, порожденные мышечной работой, становятся при ее продолжении все более и более сильными. Эта увеличивающаяся по силе афференгация представляет собой физиологическую сторону субъективного чувства усталости, которое с течением времени становится все более выраженным и даже может перерасти в острую боль, заставляющую человека прекратить работу.

Е. П. Ильин указывает на два типа усталости: психологическую, которая сродни апатии, и физическую, являющаяся следствием чрезмерной двигательной нагрузки. И психологическая, и физическая усталость могут стать причиной снижения эффективности и результативности двигательной деятельности. Субъективное чувство усталости, по мнению ряда ученых, достаточно точно отражает тяжесть работы, поэтому чувство усталости можно рассматривать как определенный регулятор движений, как отражение затрат в усилиях, связанных с выполнением физических нагрузок. Отметим, что чувство психологической усталости достоверно сигнализирует о наступившем состоянии утомления и непременно должно учитываться тренером при организации двигательной деятельности спортсмена.

Волевое напряжение, за счет которого сохраняется интенсивность и качество работы в фазе компенсированного утомления, является общим психологическим компонентом для всех видов выносливости. Это значит, что, несмотря на специфику различных видов выносливости, спортсмен, имеющий более длительную фазу компенсированного утомления, чем другие, будет обнаруживать свою особенность в любом виде выносливости, как при беге, так и при выполнении силовых упражнений. В связи с данным пониманием, автор рассматривает «выносливость» как психомоторное качество. Справедливо отмечая, что определение выносливости как способности противостоять утомлению не является достаточно точным, автор дает следующее определение: «Под выносливостью понимают способность человека длительно выполнять работу без снижения ее интенсивности или качества за счет прилагаемых волевых усилий...» (Е. П. Ильин, 2010, с. 110).

В энциклопедической литературе «работоспособность» определяется как «...состояние функциональной активности организма... способность... потенциальная возможность организма... проявление физиологических и психических функций индивида, человека, спортсмена выполнять заданную программу действий... заданную функцию... целевую программу... с параметрами, установленными в соответствии требованиями эффективной и продуктивной двигательной деятельности... целесообразной деятельности... выполнять конкретное количество работы требуемого качества за установленный интервал времени... поддерживать активную деятельность в заданном режиме, ... определенную интенсивность деятельности в течение определенного времени... выполнять максимально возможное количество работы на протяжении заданного времени и с определенной эффективностью» (психологический словарь, социологический словарь, словарь медицинских терминов, Википедия и др.)[10].

Существуют разговорные трактовки о работоспособности:

  • — умение быстро включаться в работу и выполнять ее наилучшим образом;
  • — функция организма поддерживать проявление деятельностных сил;
  • — уровень, величина функциональных возможностей организма;
  • — возможность действовать;
  • — способность выполнять нагрузки;
  • — характеристика наличных или потенциальных возможностей и др.

Итак, каким бы простым ни представлялось определение работоспособности, обращает на себя внимание неоднозначность его трактовки в различных источниках[11]. Так Г. Леман (Lehmann, 1967) определяет работоспособность как «тот максимум работы, который в состоянии выполнить человек». Из этого следует, что работоспособность — максимально выявленная возможность работать. В то же время измерить работоспособность, заставив человека выполнять работу до крайних пределов, практически невозможно. Возникает вопрос, какую часть своей работоспособности захочет и сможет он использовать на работу? Эту реализованную часть Г. Леман обозначает как «работоготовность». Реально можно назвать синоним этого термина «тренированность». Н. Н. Яковлев (1972) состояние тренированности рассматривает в наиболее общей форме — как повышенную выносливость.

В. П. Загрядский и А. С. Егоров (1971) считают, что работоспособность — это способность к выполнению конкретной деятельности в рамках заданных временных лимитов и параметров эффективности. Оба определения, по существу, сориентированы па характеристики деятельности как на критерии работоспособности. Вместе с тем ряд авторов (Г. П. Конради, А. Д. Слоним, В. С. Фарфель и другие) выступили против попыток поставить количество выполняемой работы во главу угла при суждении о работоспособности, хотя они и признавали, что кривая работы — один из важнейших показателей общего рабочего состояния организма.

Очевидно, что практически каждое из приведенных определений работоспособности только в той или иной степени отражает различные стороны рассматриваемого явления. В самом общем виде понятие «работоспособность» означает способность работать или способность выполнять работу.

Представляется необходимым уточнить понятия «способность» и «работа». В. Н. Платонов (1986, 1987, 2005) определяет способность как «возможность соответствия определенному функционированию», в данном случае к выполнению работы. Следует отметить, что в этом определении способность рассматривается как потенция функционирования, а не как само функционирование. Вместе с тем очевидно, что получить представление о имеющейся потенции мы можем только в процессе ее реализации, т.е. в процессе самого функционирования. Понятие «работа» в обыденной речи употребляется чрезвычайно многозначно. Как обозначение физической категории оно несет в себе смысл определенных энергетических трат. Употребляемое как синоним понятия «деятельность» — означает осознанную целесообразную работу. При этом в нем получает отражение единство физического и психического. Слово «работа» нередко употребляется вместо понятия «труд», и тогда оно содержит социально-экономический смысл. Таким образом, обобщая все сказанное, можно констатировать, что понятие «работоспособность» должно отражать следующие стороны рассматриваемого явления:

  • а) максимальные (предельные) возможности организма выполнять ту или иную конкретную деятельность;
  • б) «физиологическую стоимость» работы или цену, которую организм должен «уплатить» за возможность осуществления той или иной конкретной деятельности;
  • в) активационные возможности, обеспечивающие выход из состояния оперативного покоя на требуемый уровень мобилизации функций;
  • г) отдаленные последствия вызываемых работой физиологических сдвигов для здоровья, определяющие сохранение способности к данной работе в течение всего общественно необходимого периода трудовой деятельности.

Этим требованиям в целом отвечает следующее понимание работоспособности: «представляет собой тот максимум работы, который в состоянии выполнить человек, т.е. способность к выполнению максимально возможного для него объема работы». Вместе с тем не лишено смысла определение работоспособности как величины функциональных резервов организма, которые без ущерба для состояния здоровья могут при условии достаточного уровня мотивации быть реализованы в требуемый объем работы заданного качества. Итак, работоспособность человека определяется степенью соответствия количественных и качественных характеристик выполняемой деятельности.

Работоспособность зависит от внешних условий деятельности и психофизиологических ресурсов индивида. По отношению к решаемой им задаче можно выделить максимальную, оптимальную и сниженную работоспособность. Нулевая работоспособность — это отсутствие возможности действовать, и, соответственно, отсутствие эффекта. В процессе деятельности происходит изменение уровня работоспособности, описываемое с помощью кривой работоспособности, показывающей зависимость эффективности деятельности от времени ее выполнения. Для продолжительной деятельности типичны следующие стадии работоспособности: врабатывание, оптимальная работоспособность, некомпенсируемое и компенсируемое утомление, конечный «порыв». Выделение этих стадий основывается главным образом на показателях внешней результативности деятельности.

Проблема выносливости может изучаться с позиций различных наук (педагогики, психологии, медицины, физиологии и др.). Однако в каком бы аспекте выносливость ни рассматривалась, по своему существу она отличается от такого понятия, как работоспособность человека. Многие авторы считают, что выносливость не тождественна работоспособности, а является одним из компонентов, определяющих ее уровень. В научных исследованиях по спорту это положение было убедительно подтверждено в экспериментальной работе К. Л. Чернова, М. В. Мищенко, В. Н. Федотова (1969, 1970).

Иными словами, нельзя ставить знак равенства между выносливостью и работоспособностью человека: первая является составной частью второй.

В подтверждение отмеченного тезиса приведем суждения Е. П. Ильина (2005, с. 14), высказанные на страницах его научных работ, где он задает справедливый вопрос: почему состояние утомления нужно непременно характеризовать через изменение работоспособности? Он отмечает, что многие состояния появляются раньше, чем изменяется (в частности, снижается) работоспособность человека. Не случайно теоретики спорта выделяют в работе на выносливость фазы компенсированного и некомпенсированного утомления. В первой фазе затруднения, возникающие в работе, компенсируются за счет волевого усилия. Поэтому снижение работоспособности в данной фазе утомления еще не наблюдается. Следовательно, изменение работоспособности — явление вторичное и не отражает напрямую сущности утомления. Итак, заключает автор, хотя изменение работоспособности и может являться характеристикой ряда состояний, в том числе утомления, возникающего под влиянием физических, умственных и эмоциональных нагрузок, эта характеристика изменчива и неоднозначна. Кроме того, определение утомления как фактора, влияющего на работоспособность, не раскрывает сущности состояний. Поэтому вряд ли целесообразно факт изменения работоспособности ставить во главу угла при определении состояния утомления.

Итак, выносливость — есть способность организма противостоять утомлению, утомление — есть временное уменьшение работоспособности, работоспособность — есть состояние функциональной активности организма, позволяющее выполнять заданную программу действий с параметрами, установленными в соответствии требованиями эффективной и продуктивной двигательной деятельности. Значит, выносливость следует рассматривать как свойство организма сохранять эффективную двигательную деятельность.

Л. П. Матвеев (2008, с. 359) отмечает, что «...это качество деятельности, характеризующее способности противостоять утомлению». Понятие выносливость издавна связывают со способностью человека продолжать более или менее эффективно совершать деятельность вопреки наступающему утомлению. Например, определение Н. Г. Озолина (1949, 1970): «...не только способность бороться с утомлением, но и способность выполнить поставленную задачу наиболее эффективно в условиях строго ограниченной дистанции или определенного времени».

Рассмотрим подходы к классификации и характеристику выносливости применительно к спорту. В зависимости от аспекта, с точки зрения которого рассматривается выносливость, можно выделить те или иные особенности ее проявления, представить признаки выносливости и установить критерии ее описания как самостоятельного отдельного физического качества. Известно, что характеристика выносливости может быть дана в физиологическом и медицинском, педагогическом и психологическом аспектах; но в целом в каком бы аспекте не рассматривалась выносливость, следует помнить, что это сложное функциональное явление, зависимое от многих определяющих ее факторов. Совершенно справедливым применительно к практике спортивной тренировки признается подход рассматривать выносливость с педагогических позиций. Именно такое положение предопределяет стремление установить зависимость в проявлениях выносливости от предлагаемых систем упражнений, параметров тренировочных нагрузок.

Рассмотрение вопроса о сути выносливости с педагогических позиций может быть представлено в виде описания общих и специфических признаков в се проявлениях. В педагогическом аспекте такой подход позволяет охарактеризовать выносливость как общую и специфическую (или специальную выносливость). Следует отметить, что до настоящего времени единства взглядов в представлении выделенных типов выносливости не достигнуто. Несмотря на то что данные понятия прочно вошли в научный обиход и широко используются в спортивной практике, им до сих пор нередко придается не вполне определенный смысл, нуждающийся в уточнениях.

В трактовке понятия «общая выносливость» отмечается значительное сходство взглядов.

Многие специалисты определяют общую выносливость как «способность человека выполнять непрерывную динамическую работу умеренной мощности в течение длительного времени ...», она проявляется «...в работе, для которой характерно функционирование всего мышечного аппарата ...» (Н. Г. Озолин, 1949, 1957, 1959, 1970; Л. П. Матвеев, 1977, 1991, 2008; В. П. Филин, 1974; В. М. Зациорский, 1966, 1970, 2009; и другие). Общую выносливость нередко отождествляют с выносливостью в длительном беге и других упражнениях, связанных со значительной активизацией аэробного обмена. Общепризнано, что увеличение аэробных возможностей служит предпосылкой высокой работоспособности в других видах деятельности человека. Так, большинство двигательных действий в быту и в сфере физического труда протекает преимущественно в аэробном режиме; развитие аэробной выносливости играет существенную роль в оптимизации жизнедеятельности и здоровья. И, как конкретно указывает Л. П. Матвеев (1991, с. 233), «общая выносливость — это выносливость, проявляемая в относительно длительной работе при функционировании всех основных мышечных групп, которая совершается в режиме аэробного обмена».

Данное определение ясно и понятно и может быть принято как основное. Далее, рассуждая о вкладе различных факторов в проявление выносливости, автор выделяет общие факторы, составляющие единую комплексную основу выносливости, мало зависимые от особенностей формы деятельности (например, функциональные возможности вегетативных органов и систем), и специфические факторы, определяющие конкретное проявление выносливости. Отмечается, что «общая выносливость — это совокупность функциональных свойств организма, составляющих неспецифическую основу проявления выносливости в различных видах деятельности». Понимаемая так общая выносливость в действительности всегда проявляется не в чистом виде, а в зависимости от специфических особенностей конкретных видов деятельности; иначе говоря, она существует объективно не как отдельный вид выносливости, а в качестве общей неспецифической основы различных видов выносливости, проявляемых в специфических формах (Л. П. Матвеев, 2008, с. 362).

Ряд авторов (Н. Г. Озолин, 1959, 1970; Н. В. Зимкин, 1972; Р. Е. Могы- лянская, 1969; и другие) вносят в бытующее определение те или иные уточнения, не изменяющие существа понятия. Например, Н. Г. Озолин общую выносливость характеризует как «способность продолжительно выполнять работу, вовлекающую в действие многие мышечные группы и предъявляющую высокие требования к сердечно-сосудистой и дыхательной системам...» Примерно так же звучит и формулировка Н. В. Зимкина, который связывает «общую выносливость с длительным выполнением циклических упражнений с участием больших мышечных групп». Р. Е. Мотылянская (1969) определяет: «Общей выносливостью мы называем выносливость к работе, отличающейся: 1) большой длительностью; 2) непрерывностью; 3) относительно невысокой интенсивностью; 4) функционированием крупных групп мышц; 5) высокими требованиями к функциям сердечно-сосудистой и дыхательной систем».

Можно было бы продолжить примеры определений, но все они по своему содержанию фактически не отличаются от приведенных.

Лишь незначительная группа специалистов (В. М. Дьячков, 1964; К. А. Инясевский, 1958, 1965; и другие) придерживается иной точки зрения. В их понимании общая выносливость имеет более широкое толкование. Например, В. М. Дьячков (1964) определяет общую выносливость как «способность выполнять относительно длительное время любую мышечную работу», в том числе и работу, которая выходит за рамки умеренной мощности. Приведенное определение общей выносливости значительно отличается от многих из существующих определений. В этих других нагрузка строго ограничивается рамками определенной, зачастую умеренной мощности. Однако подобный подход уже не отвечает передовой спортивной практике, где требования к общей выносливости в настоящее время значительно повышены и рассматриваются не только в границах умеренной мощности. Ведь не случайно в практике все чаще и чаще для оценки выносливости у сильнейших спортсменов прибегают к более напряженным режимам работы. Например, в подготовке многих квалифицированных спортсменов применяются нагрузки, проводимые в соревновательных условиях. Конечно, не отрицается и правомерность использования умеренных режимов в оценке общей выносливости, но, как правило, это делается только при проведении контрольных испытаний.

Авторы отмечают, что объективным критерием при оценке общей выносливости должна стать продолжительность выполнения физической нагрузки. Многие факты подтверждают правомерность данного подхода: это, например, большая длительность выполнения такой работы при равной ее силе воздействия у мастеров спорта и спортсменов более низких разрядов или в сравнении с людьми, не занимающимися спортом. В этом случае главным признаком является время, в течение которого спортсмену удается поддержать заданный уровень работы вне связи с конечным результатом. Здесь учитываются две наиболее существенные характеристики: время, в течение которого спортсмен способен осуществлять работу, и положительный перенос этой физической нагрузки на основной вид деятельности. В связи с изложенным утверждением стало возможным в определении общей выносливости не указывать интенсивность совершаемой работы.

В свете высказанного положения дано следующее определение общей выносливости. «Общая выносливость — это способность спортсмена продолжительное время выполнять любую физическую нагрузку; работа характеризуется участием в действиях многих мышечных групп и опосредованным положительным влиянием на спортивную специализацию» (М. Я. Набатникова, 1972, с. 15). В этом определении впервые дана попытка осмысления специфического в проявлениях общей выносливости. Вместе с тем такие отступления от принятого определения общей выносливости встречаются довольно редко.

Попытаемся представить новое понимание общности в проявлениях выносливости, оперируя философскими категориями «общего», «единичного» и «особенного»[12], которые играют большую методологическую роль в процессе познания. В философии «единичное» рассматривается как признак конкретного предмета, отличный от признаков всех предметов, входящих в некоторый фиксированный класс объектов, а «общее» — как признак предмета, подобный, по крайней мере, такому еще одного предмета данного класса. Присущие «единичному» свойства несравненное™, несводимое™ к другому, отличаемое™ от всякого иного могут быть обозначены термином «сингулярность» (от лат. singularis — одинокий, единственный, специальный в своем роде).

Однако любое «единичное» не существует само по себе, вне связи с другими предметами и явлениями. «Общее» и представляется тем, что присуще множеству единичных предметов. «Общее» определяет некоторую родовую сущность, выступает в виде идеи, закона, принципа, описывает то, что сближает и объединяет «единичное». И если «единичное» представлено как проявление присущих ему избирательных свойств, признаков, составляющих его индивидуальную, качественную и количественную определенность, то оно с неизбежностью должно отражаться в системе общего свойства. Всякое «единичное», так или иначе, есть и «общее». С другой стороны, всякое «общее» есть частичка, грань «единичного». Когда говорят об общем, то прямо или косвенно указывают его границы, род, так что «общее» выступает как иерархия разных единичных. Для сравнения, «всеобщее» — универсальное общее, общее без границ, т.е. то, что присуще всем без исключения. Критики классической теории общего утверждают, что мы не знаем признака, общего и специфичного для всех предметов одного объема, такого критерия действительно нет (рис. 2.3).

Соотношение единичного и общего в логике и философии

Рис. 23. Соотношение единичного и общего в логике и философии

Соединение единичного и общего дает «особенное». Согласно словарной статье Даля, «особенный — отдельный, опричный, несовместный, не общий; отличный от прочих, иной, другого разбора; особа — лицо, личность, всякий человек по себе»; в данном смысле это конкретное, отдельное может быть выражено названием «партикулярный» (от лат. particularis — частичный, частный, далее — частичка, частица, русский «партикулярный» заимствовано через польский partykulamy или немецкий partikular). «Особенным» называют признак, сходный с признаками одних и отличный от признаков других предметов класса, т.е. любой общий, но не всеобщий признак. «Особенным» называют и признак, рассматриваемый в абстракции от тех отношений сходства и несходства, которые делают его единичным или общим. «Особенное» — это явление в целом, и именно ему принадлежат как единичные, так и общие черты. Оно выступает единством общего и единичного. Единичное и общее составляют моменты, стороны отдельного. Особенное указывает на сходство, когда выступает в качестве общего и на различие, когда оно проявляет себя как единичное.

Итак, если «общая выносливость» — это обобщающее по названию, всеобъемлющее свойство организма, то ее следует воспринимать через единичные варианты, избирательные проявления, специфические отдельности, которые и составляют ее основу, создают структурное построение, и потому термин «общая выносливость» должен рассматриваться как система всеобщего свойства, где укладываются все ее специфические проявления. Что мы видим? Характеристика общей выносливости дается через отдельные избирательные признаки: «...аэробную производительность, длительное время работы, участие большинства мышечных групп». Как же быть в этом случае с другими специальными проявлениями выносливости, которые в спорте есть, демонстрируются, и с неизбежностью как единичное должны входить в общее. Их сейчас мы сознательно не называем, характеристика этих проявлений ожидается в последующем изложении. Но их в современных определениях «общей выносливости» не предусматривается. Значит, либо общепринятый термин «общая выносливость» не отражает существа выявленных связей, когда он определяется только через вышеуказанные признаки, либо другой вопрос: а есть ли общая выносливость, интегрирующая в себе отдельные единичные свойства двигательных проявлений, или ее вообще нет?

Обратим свое внимание на рис. 2.4.

Соотношение специфических видов выносливости (скоростносиловой, аэробной, координационно-двигательной) и «партикулярной» выносливости (конкретной, отдельной)

Рис. 2.4. Соотношение специфических видов выносливости (скоростносиловой, аэробной, координационно-двигательной) и «партикулярной» выносливости (конкретной, отдельной)

На нем в соответствии с логикой наших философских рассуждений избирательно представлены существующие общепризнанные разновидности специальной выносливости спортсмена в системе специфических свойств двигательной деятельности и общих отношений исследуемых явлений. Назовем их, как это отмечалось, «сингулярными, родовыми» видами выносливости. Поскольку в системе спортивной тренировки основополагающим звучит принцип единства общей и специальной подготовки спортсмена, то в соответствии с данной концепций попробуем определиться, что же является в данном случае общим в проявлениях выносливости?

Это общее мы связываем с выделением так называемых специфических видов выносливости, реализуемых в отдельных проявлениях специальной выносливости. Нет, не общая, традиционно воспринимаемая выносливость является всеобщим свойством без границ, она — явление отдельное, частное, особенное, с присущими ей четкими признаками и определениями. Ее с полным правом можно назвать «партикулярной, видовой» выносливостью. Свойством всеобщности обладают как раз «специфические, родовые» виды выносливости — скоростная, силовая, аэробная, координационно-двигательная (рис. 2.5). Мы сознательно не вводили новых понятий, постарались придерживаться уже существующих определений видов и разновидностей выносливости, чтобы соблюсти хоть какую-нибудь преемственность с существующими знаниями по проблеме воспитания выносливости.

Специфическая выносливость как всеобщее свойство, проявляющееся в разновидностях сингулярной (парциальной) (специальной) выносливости

Рис. 2.5. Специфическая выносливость как всеобщее свойство, проявляющееся в разновидностях сингулярной (парциальной) (специальной) выносливости

Приведем суждения Л. П. Матвеева (1991, с. 236; 2008, с. 363), дающие нам понимание различий в терминах «специфическая» и «специальная» выносливость. Как указывает автор, эти термины — частичные синонимы, где последний характеризует те разновидности специфической выносливости, которые развиты в результате спортивной или иной специализации. Воспитанную в результате такой специализации специфическую выносливость принято называть «специальной» (в спорте, например, это специальная спринтерская, стайерская, спортивно-гимнастическая выносливость и т.д.) (рис. 2.6).

Характеристика многообразия разновидностей специальной («сингулярной», «парциальной») выносливости как развитой специфической основы в процессе спортивной тренировки

Рис. 2.6. Характеристика многообразия разновидностей специальной («сингулярной», «парциальной») выносливости как развитой специфической основы в процессе спортивной тренировки

Несомненно, автором представлены существенные двигателыю обусловленные различия между названными группами, и с этими рассуждениями можно было бы согласиться, если бы не возникал проблемный вопрос, насколько значим критерий, положенный в основу различения видов выносливости? Не осложнят ли проблему классификации многочисленные ее названия, которые могут возникнуть в процессе специализации двигательной деятельности. И чем, например, отличаются уже выделенные скоростная выносливость от спринтерской, а аэробная выносливость от стайерской или марафонской, или двигательно-координационная выносливость от спортивно-гимнастической, и еще — силовая выносливость от локальной мышечной выносливости и т.д.?

Тем ли, что первые названия отмечены как виды выносливости, а вторые как их разновидности? Согласно приведенным доводам мы должны будем фиксировать в будущем бесконечное множество проявлений специальной выносливости, поскольку наблюдается постоянное увеличение количества видов спорта. Итак, в имеющейся научной и методической литературе наблюдается смешение понятий, недостаточно доводов и оснований к построению классификаций выносливости, и в этой ситуации следует найти четкие признаки сходства между группами выносливости, может быть, еще раз назвать критерии обоснованной группировки видов выносливости. Многие исследователи и ученые высказывают мнение, что выносливость в каждом отдельном виде спорта проявляется всегда как специальная. Ю. В. Верхошанский (2014, с. 5) пишет, что «выносливость — понятие абстрактное. В спорте не может быть выносливости “вообще” или “общей выносливости”. Наблюдаемая выносливость проявляется не в чистом виде, не в общих свойствах, а всегда избирательно в зависимости от особенностей конкретных видов деятельности». Автор поясняет, понятие «выносливость» обретает практический смысл лишь в том случае, если речь идет о конкретном режиме работы организма, где основным критерием его моторной эффективности выступает скорость движений или перемещений спортсмена в условиях продолжительной работы. Далее ученый указывает, что деление выносливости на общую и специальную является ошибочным (с. 31—32). При работе на выносливость приспособительные морфофункциональные перестройки на всех уровнях жизнеобеспечивающих систем организма всегда конкретны, специфичны и взаимообусловлены тем больше, чем выше мастерство спортсмена. Следовательно, даже так называемая аэробная подготовка должна быть специфичной. Для эффективного развития аэробных возможностей тренировка должна соответствовать условиям соревновательной деятельности по режиму работы и составу задействованных мышц. Показано, например, что хотя при беге вентиляция легких, ЧСС и потребление кислорода выше, чем при плавании, беговая тренировка не вносит существенных различий в тренировку высококвалифицированных пловцов и не может служить средством повышения их энергетических возможностей. Езда на велосипеде существенно не влияет на выносливость в беге, тренировка высококвалифицированных пятиборцев в беге не способствует улучшению результатов в плавании и наоборот.

По мнению В. С. Фарфеля (1972), выносливость всегда конкретна, а потому можно обходиться лишь одним этим словом без каких-либо уточняющих дополнений. Так, функции разных систем организма избирательно реагируют даже при выполнении на первый взгляд весьма схожих по форме и содержанию физических упражнений. Например, при спринтерском беге в легкой атлетике спортсмену рекомендуется в целях большей мобилизации функциональных моторных единиц в работающих мышцах нижних конечностей выполнять цикл движений при более сильном отталкивании с увеличением длины шага. Но последнее ограничивает сменность в работе функциональных моторных единиц и быстро приводит к падению скорости бега. Тогда как при беге на длинные дистанции в работающих мышцах при отталкивании мобилизуется меньшее число моторных единиц, что создает возможность их чередования и удлиняет время поддержания соответствующей скорости бега. Таким образом, наблюдается определенная избирательность и специализированность в двигательных проявлениях. Такие сложные взаимоотношения наблюдаются при выполнении однонаправленных по содержанию упражнений даже в одной и той же физиологической системе. К примеру, и плавание, и бег связаны с весьма значительным увеличением минутного объема крови. Но при этом требуется различный характер ее перераспределения. При плавании необходимо, чтобы сосуды рук и ног оставались расширенными и доставляли мышцам всех четырех конечностей достаточное количество крови. При беге же в основном могут расширяться только сосуды ног, в то время как сосуды рук или не расширяются или даже суживаются (В. Л. Васильева, 1968). Поэтому плавательная подготовка повышает выносливость бегуна в отношении более длительного сохранения повышенного минутного объема, но не полностью тренирует его организм в эффективном перераспределении крови во время работы.

Как отмечают Е. П. Ильин и другие, деление выносливости на общую и специальную вызывает серьезные сомнения. Ведь термин «общая выносливость» должен подразумевать наличие большей выносливости у одного субъекта по сравнению с другим при всех видах работы. Однако в действительности это не так. В ряде научных исследований показано, что между анаэробными и аэробными процессами в организме, обусловливающими выносливость к работе кратковременной, но интенсивной — в одном случае и длительной работе средней и малой интенсивности — в другом могут наблюдаться антагонистические отношения, т.е. развитие анаэробных возможностей подавляет развитие аэробных и наоборот. В связи с этим верно утверждение В. С. Фарфеля, который считал, что каждое двигательное качество и способность специфичны, конкретны в своем проявлении. Но раз специфичны все качества, пропадает необходимость использовать определение «специфичные». Однако, несмотря на правомерность дифференцированного подхода в изучении двигательных качеств, важно не впасть в крайность и не потерять то рациональное, что все же имеется при делении двигательных качеств на группы. Вряд ли правильной будет стратегия поиска только различий, без попытки установить то общее, что может заключаться в механизмах проявления различных родственных качеств.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что при развитии выносливости необходимо учитывать избирательную специфику в проявлении физиологических функций, отвечающих за эффективность конкретной мышечной деятельности. Однако такая избирательная специфичность физиологических функций не исключает опоры на общность реакций вегетативных органов при организации двигательной деятельности, направленной на совершенствование выносливости. Наряду с различиями можно отметить значительное количество однонаправленных изменений в показателях активности функциональных систем организма. Если бы не существовало общности в физиологическом обеспечении различных физических упражнений со стороны нервной системы, двигательного аппарата и вегетативных органов, то невозможны были бы перенос эффектов, повышение тренированности. Поэтому наряду с избирательной специфичностью при воспитании выносливости нужно учитывать и некоторые общие закономерности совершенствования функций организма, проявляющиеся одинаково в моменты физических воздействий, использовать их для неспедиализированного укрепления его систем и повышения тренированности. В связи с последним для воспитания «общей аэробной выносливости» - термин Л. Г1. Матвеева (1991, 2008), в повседневной оздоровительной практике, профессионально-прикладной и военно-прикладной физической подготовке рекомендуется использовать однонаправленные по функциональным эффектам циклические упражнения из смежных видов спорта. Это связывается с возможностью ее переноса посредством выполнения схожих, типичных по своему содержанию, т.е. вызываемым функциональным эффектам упражнений, но различающихся по своей форме, предметной организации двигательной среды.

Итак, в имеющейся научной и методической литературе наблюдается смешение понятий, недостаточно доводов и оснований к построению классификаций выносливости, и в этой ситуации следует найти четкие признаки сходства между группами выносливости, может быть, еще раз назвать критерии обоснованной группировки видов выносливости (табл. 2.1).

Специальные требования к выносливости спортсмена диктуются особенностями вида спорта и спецификой механизмов, обусловливающих уровень работоспособности в каждом из них. Характерным здесь будет то, что фактор продолжительности теряет свое ведущее значение. Спортсмену не надо стремиться как можно дольше выполнить заданную работу. Перед ним стоит уже иная задача: увеличить период сохранения высокой работоспособности при выполнении конкретной спортивной деятельности, длительность которой ограничена во времени. Это положение было глубоко раскрыто Н. В. Зимкиным при разборе специфики выносливости в различных видах спорта. В работе «О значении центральных, двигательных и вегетативных функций для развития выносливости у спортсменов» (1966) он отмечал разнохарактерность физиологических механизмов развития выносливости, в частности, при длительной работе, скоростной работе, статических усилиях, многократной повторной работе и т.д. Но основное в его рассуждениях заключается в следующем: «...для всех видов спорта характерным является то, что выносливость при этом связана не с удлинением времени работы до отказа, а с поддержанием соответствующей высокой работоспособности на протяжении всего времени выполнения упражнения». Иными словами, речь идет здесь о таком проявлении выносливости, для которого характерны свои отличительные особые признаки. Главный из них — результативность выносливости в условиях ограниченного времени, соответствующего той или иной спортивной специализации.

Стремление отразить в определении специальной выносливости качественную сторону двигательной деятельности характерно для исследований многих теоретиков и практиков спорта (Н. Г. Озолин, 1959; К. А. Иия- севский, 1965, 1967; Ю. В. Верхошанский, 1985, 1988, 2014).

В своих определениях авторы в качестве ведущего признака специальной выносливости указывают результативность выполняемой работы в границах времени избранной специализации, рассматривают выносливость как качество двигательной деятельности.

Наша позиция в отношении понятия специальной выносливости также основана на признании необходимости учета качественной стороны двигаКлассификация типов, видов и разновидностей выносливости

Таблица 2.1

Выносливость I]

Классификационные признаки по типу проявления

« Партикулярная»: особенная, частная, видовая

<=Типы

в ыносл и вости=>

«Сингулярная»: специфическая, родовая

Основная в жизни

у

Виды

специфической

выносливости

=>

Классификационные признаки по типу обобщения

Специфическая по качеству двигательной деятельности

Специфическая по энергообеспечению

Специфическая по утомлению

Скоростная

Силовая

Координационная

Аэробная

VO

||

<

Умственная

Сенсорная

Вегетативная

Мышечная

=> Бытовая аэробная => Трудовая аэробная => Военно-прикладная

Разновидности

специальной

выносливости

=>

Разновидности специальной выносливости

=> Скоростная:

  • — Спринтерская.
  • — Дистанционная.
  • — Игровая.
  • — Многоборная.
  • — и др.

=> Силовая:

  • — Спринтерская.
  • — Стайерская.
  • — Статическая.
  • — Гимнастическая.
  • — Борцовская.
  • — Многоборная.
  • — и др.

=> Координационная

=> Аэробная:

  • — Дистанционная.
  • — Стайерская.
  • — Марафонская.
  • — Многоборная.
  • — и др.

=> Анаэробная:

  • — Спринтерская.
  • — Дистанционная.
  • — Статическая.
  • — и др.

=> Умственная:

— Интеллектуальные виды спорта (шашки, шахматы).

=> Сенсорная:

— Точностные и прицельные виды спорта, многие игровые и координационные виды спорта.

=> Вегетативная:

— Длинные дистанции в циклических видах спорта.

=> Мышечная:

— Скоростно-силовые виды спорта, короткие и средние дистанции

в циклических видах спорта, единоборства

тельной работы спортсмена в течение ограниченного времени. Учитывая все сказанное, можно дать следующее определение специальной выносливости (Г. Ы. Германов[13], 2014): «Специальная выносливость есть свойство организма спортсмена, позволяющее выполнять двигательную деятельность с высокой мерой эффективности; оценивается степенью сохранения высокой продуктивности рабочих операций на заданном уровне требований в условиях поставленной спортивно-двигательной задачи».

В этом своем осмыслении мы не одиноки. Проиллюстрируем это конкретными примерами определений, принадлежащих различным специалистам. Специальная выносливость — это:

  • - «...не только способность бороться с утомлением, но и способность выполнить поставленную задачу наиболее эффективно в условиях строго ограниченной дистанции или определенного времени» (Н. Г. Озолин, 1970);
  • - «...способность пробегать всю дистанцию в максимально высоком среднем темпе, независимо от того, будет ли он равномерным или меняющимся» (А. Н. Макаров, 1973);
  • - «...способность спортсмена поддерживать высокую, близкую к соревновательной, скорость максимально длительное время» (Б. Стенин, 1900);
  • - «...способность совершать работу заданного характера в течение возможно более длительного времени» (А. В. Коробков, С. В. Янанис, 1960);
  • - «...способность поддерживать заданную скорость, не увеличивая темпа движений с своевременным восстановлением пульса».

  • [1] Приведены обобщенные смысловые значения термина — Прим. авт.
  • [2] Ухтомский А. А. Парабиоз и доминанта, 1927; Возбуждение, торможение, утомление,1934.
  • [3] Орбели Л. А. Лекции по физиологии нервной системы, 1934; Вопросы высшей нервнойдеятельности, 1949. Григорьев А. И. Научная школа академика Л. А. Орбели: к 125-летию со дня рожденияЛ. А. Орбели / А. И. Григорьев, Н. А. Григорьян. М.: Наука, 2007.
  • [4] Фольборт Г. В. Физиология нервных процессов / Г. В. Фольборт. Киев, 1955.
  • [5] Косилов С. А. Физиологические основы НОТ / С. А. Косилов. М., Экономика, 1969;Его же. Работоспособность человека и пути ее повышения / С. А. Косилов, Л. А. Леонова.М. : Медицина, 1974; Его же. Психофизиологические основы научной организации труда /С. А. Косилов. М.: Экономика, 1979.
  • [6] Розенблат В. В. Проблема утомления / В. В. Розенблат. М. : Медгиз, 1961; М.: Медицина, 1975.
  • [7] Некоторая часть материала представлена из книги: Ильин Е. П. Психофизиологиясостояний человека / Е. П. Ильин. СПб.: Питер, 2005. С. 259—280.
  • [8] Приведены обобщенные смысловые значения термина — Прим. авт.
  • [9] Была выдвинута даже гипотеза, что при утомлении выделяется особый белковый ядутомления — кенотоксин.
  • [10] Приведены обобщенные смысловые значения термина — Прим, автора.
  • [11] Некоторая часть материала представлена из книги: Сысоев В. II. Тест Э. Лаидольта: диагностика работоспособности : метод, руководство / В. Н. Сысоев. СПб.: Иматон, 2003.
  • [12] Левин Г. Д. Единичное и общее / Г. Д. Левин // Новая философская энциклопедия.URL: http://ipb.ras.ru/elib/1073.html.
  • [13] Германов Г. Н. Классификационный подход и теоретические представления специального и общего в проявлениях выносливости / Г. II. Германов, И. А. Сабирова, Е. Г. Цуканова // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. 2014. Т. 108. № 2. С. 49—57.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы