Описательные методы исследования личности в стрессе Методы описательной психологии

Понимающая психология исходит из философии В. Дильтея и толкуется как способ познания:

  • 1) внутреннего мира другого на основе наблюдения за внешне видимыми знаками поведения;
  • 2) самого себя при помощи интроспекции;
  • 3) культуры, в том числе письменных документов, с помощью интерпретации.

В. П. Зинченко описывает наиболее важные значения слова «понимание»: это и способность осмыслять, постигать содержание, значение, смысл чего-нибудь; то или иное толкование чего-либо; когнитивный процесс постижения содержания, смысла[1]. Автор выделяет виды понимания и говорит, что они оперируют разными языками:

  • 1) естественное понимание, которое предполагает извлечение смысла из ситуации (предметные и операциональные значения);
  • 2) культурное понимание на основе извлечения смысла из ситуации простирается на уровень его означения с возможностью трансляции (знаки, вербальные значения и понятия);
  • 3) творческое понимание как высший уровень понимания на основе извлечения, означения и трансляции предполагает порождение нового смысла (не просто усвоение чужих мыслей, а пробуждение своих).

В любом случае понимание, как пишут В. И. Слободчиков и Е. И. Исаев[2], «это и процесс и результат познания», который разворачивается в различных формах и приводит в итоге к толкованию психических явлений. Авторы выделяют способы понимания: метод интроспекции, самоотчеты, включенное наблюдение, эмпатическое слушание, идентификация, биографический метод, интуиция, герменевтика и др. В некоторой степени описательные методы психологии хорошо реализуют себя при интерпретации выше представленных проективных тестов, которые традиционно относятся к методам объективной психологии, хотя по многим характеристикам могли бы быть отнесены к описательным методам. Так, например, без герменевтических приемов, эмпатического слушания, включенного наблюдения, интуиции и других описательных методов невозможен адекватный анализ полученных в результате проекции данных.

Остановимся лишь на некоторых методах описательной психологии, представляющих особый интерес для исследования стрессовых состояний и поведения личности в стрессовых ситуациях.

Эмпатическое слушание как метод описательной психологии предполагает познание, понимание и сопереживание клиенту в состоянии стресса.

Основы эмпатического слушания были заложены еще К. Роджерсом. Эта техника способствует максимальной открытости и откровенности в беседе и заключается в познании мира другого человека на уровне его чувств и переживаний, в отличие от идентификации, в которой подключается еще и интеллектуальный анализ, сравнение, логические операции.

Биографический способ открывает исследователю возможность постижения мира другого человека в аспекте его жизненной истории. Это довольно трудоемкий метод исследования, основанный на реконструкции жизненного пути человека. Его использование зачастую сочетается с другими методами: анализом продуктов деятельности, опросниками, интервью, беседами и т.д.

При анализе стрессовых состояний и способов реагирования на стрессовые события особенно важен вопрос жизненного опыта, извлеченного из подобного рода ситуаций. Так, в исследованиях зарубежных специалистов было обнаружено, что стресс в детском возрасте, связанный с физическими недостатками, бедностью, многочисленными затруднениями, способствует проявлению гениальности. По мнению А. Адлера, в этом случае немалую роль играет механизм компенсации. То есть трудности на жизненном пути человека воспринимаются как вызов и активизируют неустанное преодоление. В то же время некоторые исследования показывают, что судьбоносные события чаще происходят с людьми и без того находящимися в депрессии либо страдающими психосоматическими нарушениями. Так, В. А. Бодров[3] на основе анализа работ Р. Лазаруса, описывающего повседневные стрессы и способы совладапия с ними, акцентирует внимание специалистов на понятии «биографический стресс» и считает, что любой психолог должен изучать уровень данного стресса у своего клиента. Ссылаясь на исследования R. S. Bhagat, автор отмечает, что разовые стрессовые события приводят к стрессовым реакциям максимум в 9% случаев, в то время как хронический стресс, впечатанный в биографию индивида, способствует нарушениям почти в 40% случаев.

В исследованиях В. В. Нурковой[4] обосновывается проект создания научно-исследовательской программы по изучению явления мгновенного жизненного обзора (МЖО) в лабораторных условиях. Сущность МЖО в том, что, вспомнив критическую стрессовую ситуацию, человек утверждает, что в миг максимальной угрозы «вся жизнь промелькнула перед глазами». Феномен МЖО понимается как мнемическая иллюзия, связанная с соотношением:

  • • работы автобиографической памяти в ситуации интенсивного стресса;
  • • культурного образца переживания МЖО;
  • • воссоздания образов памяти через языковые средства выражения.

Эксперименты по выявлению МЖО достаточно трудоемки:

  • 1) проводится интервью и методика «Линия жизни» для выявления переломных жизненных моментов;
  • 2) отбирается от семи до девяти переломных ситуаций и составляется их рейтинг;
  • 3) производится транскрибирование соответствующих фрагментов интервью (уравнивается их длина);
  • 4) создается аудиозапись описания испытуемым данных воспоминаний;
  • 5) обрабатывается аудиозапись в музыкальном редакторе для создания эффекта внутреннего голоса;
  • 6) накладываются аудиозаписи для создания эффекта «хора» рассказов испытуемого;
  • 7) дублируется полученная аудиозапись для протяженности звучания «хора» до 10 мин;
  • 8) добавляется в начало записи запись биения сердца (30 с) с частотой 72 удара в минуту для создания эффекта стресса.
  • 0 результатах таких экспериментов говорить еще сложно. Экспериментальные исследования только начинаются, однако В. В. Нуркова отмечает, что примерно у 16% респондентов есть опыт переживания МЖО, который необходимо исследовать.

Таким образом, использование биографического метода дает хорошие результаты при изучении стрессовых состояний человека. Не только критические, но даже незначительные стрессовые биографические эпизоды могут вписываться в личную историю человека и влиять на его дальнейшую жизнь в целом.

Психологическая герменевтика как метод истолкования различных текстов — это важнейший метод понимания внутреннего мира людей, так как психолог работает с большим количеством их текстов (сочинений, эссе, самоотчетов и т.п.). Герменевтика, пожалуй, ближе всего к пониманию, это и есть наука понимать. В первую очередь интерпретация внутреннего мира другого выстраивается на основе субъективного толкования того, что мы видим, преломляющегося через образ собственного внутреннего мира. Ссылаясь на записи своего отца, А. А. Леонтьев пишет: «Я нахожу свое “Я” не в себе самом (его во мне видят другие), а вовне меня существующем — в собеседнике, в любимом, в природе, компьютере, системе»[5]. С этой точки зрения, свое «Я» можно обнаружить в продуктах письменного творчества другого человека (письмах, дневниках, сочинениях, эссе, стихах, прозе и др.), созданных спонтанно в порыве эмоциональных переживаний или намеренно (литературное творчество), а также в специально заданных условиях (например, при психодиагностике с использованием различных психологических методик, чаще проективных, предполагающих описание чувств, мыслей и т.п., проецируемых на некий образ в виде рисунков, клякс, каракулей и др.). Неслучайно среди психологов-практи- ков сегодня активно обсуждаются вопросы субъективности в оценивании и интерпретации полученных данных при использовании проективных методик, и поднимается проблема обучения квалифицированных специалистов в области проективной психологии, специалистов, готовых грамотно интерпретировать полученные в исследованиях продукты письменного творчества другого.

Нельзя отрицать, что при погружении во внутренний мир другого человека через продукты его письменного творчества и обнаружении там своего «Я», происходит более глубокое познание и ясное понимание самого себя, однако возможны искажения в интерпретации посылов другого. И не только потому, что мы неизбежно проецируем свои мысли и чувства на мир другого, но и потому, что любой текст, как пишет А. А. Леонтьев, имеет множество «степеней свободы», а значит вариаций в интерпретации, особенно эго касается авторских текстов. Вместе с тем, как подмечает автор, «есть предел числу степеней свободы, и этот предел и есть объективное содержание, объективный смысл текста, его концепт»[6].

Таким образом, при интерпретации текстов другого важна работа над концептом текста, важно понимание мира, стоящего за ним. Понимание и интерпретация текста другого — это решение довольно сложной задачи. Данная задача решается поэтапно и включает синтез смыслового содержания текста, его содержательный анализ, анализ и выделение определенных единиц текста (слов, словосочетаний) и, наконец, формирование глобального концепта текста.

Как видим, первым барьером в понимании и интерпретации текстов другого считается неизбежное стремление к проекции своего «Я» на «Я» другого. Вот что писал по этому поводу И. Ялом: «Мы заполняем физические очертания существа, которое видим всеми идеями, которые мы уже выстроили о нем, и в окончательном образе его, который мы создаем в своем уме, эти идеи, конечно, занимают главное место. В конце концов, они так плотно прилегают к очертаниям его щек, так точно следуют за изгибом его носа, так гармонично сочетаются со звуком его голоса, что все это кажется не более чем прозрачной оболочкой, так что каждый раз, когда мы видим лицо или слышим голос, мы узнаем в нем не что иное, как наши собственные идеи»[7].

Еще одним барьером служат существенные различия между представляемым образом и языком. Мы мыслим образами, но для общения с другими трансформируем образы в мысли, а мысли — в слова. Этот путь от образа к мысли и языку очень коварен, потому что происходят потери: «богатая, сочная ткань образа, его необыкновенная пластичность и текучесть, его личные ностальгические эмоциональные оттенки — все утрачивается при переходе от образа к языку»[8], — пишет И. Ялом. И уловить смысл первоначального продукта «отправителя» бывает не всегда просто. Для этого «получатель» должен проделать ту же процедуру, но уже в обратном порядке: перевести язык в образ, т.е. в то, что можно понять. Это могут быть метафоры, сравнения, олицетворение, гиперболы, аллегории и другие средства художественной выразительности, направленные на то, чтобы вызвать похожий образ. Здесь потребуется мастерство самого интерпретатора, необходим и талант автора, заключающийся в том, чтобы со всей ясностью передать образ к мысли, а мысль «одеть» в нужное слово. Неслучайно говорят: «язык разум открывает» (русская народная поговорка).

Однако но пессимистичному утверждению И. Ялома, совершенно невероятно, чтобы первоначальный образ «отправителя» совпадал с образом «получателя». Цитируя Г. Флобера, он пишет: «Между тем, правда в том, что полнота души может иногда переполнить мелкий сосуд языка, ибо никто из нас никогда не может выразить в полной мере своих желаний, мыслей или печалей; и человеческая речь похожа на разбитый горшок, на котором мы отбиваем грубые ритмы, под которые могли бы танцевать медведи, в то время, как хотели бы сыграть музыку, способную растопить звезды»[9].

На сегодняшний день наш «сосуд языка» действительно становится все мельче и мельче. Забыты и восторги классиков: «Русский язык чрезвычайно богат, гибок и живописен» (В. Г. Белинский); «В русском языке все тоны и оттенки, все переходы звуков от самых нежных и мягких; он беспределен и может, как живой, как жизнь обогащаться ежеминутно» (Н. В. Гоголь); «Богатый, звучный, живой, отличающийся гибкостью ударений и бесконечно разнообразный в звукоподражаниях, способный к передаче тончайших оттенков. Почти безграничной творческой мыслью, русский язык кажется нам созданный для поэзии» (П. Мериме).

Конечно, проблема психологической герменевтики (понимания и интерпретации текстов другого) является глобальной, сотканной из множества противоречий:

  • 1) с одной стороны, проекция своего «Я» на тексты другого человека способствует познанию самого себя, с другой — существует риск искажения понимания мира другого;
  • 2) множество степеней свободы в любом тексте, с одной стороны, развивают творчество, интеллектуальную деятельность человека. С другой стороны, мы опять возвращаемся к проблеме искажения при интерпретации текста другого. Чем больше степеней свободы в тексте, тем выше уровень искажения его при интерпретации;
  • 3) с одной стороны, малое число степеней свободы в тексте другого способствует ясному пониманию его и более точной интерпретации, с другой — становится все сложнее процесс передачи образа к мысли, а мысли к слову.

Разрешение данных противоречий — глобальная задача и дело будущего. Однако некоторые приемы герменевтического анализа уже сегодня можно учесть в психологической практике.

  • 1. «Герменевтический круг» (понятие, введенное Ф. Шлейермахером) как понимание целого исходя из его частей. Для понимания смысла теста испытуемого исследователь обращается к его деталям и соотносит их с целым текстом.
  • 2. Циркулярное™ как движение по расширяющимся кругам, что позволяет рассмотреть смысл текста под разными углами зрения.
  • 3. Эмпатия как «вчувствование» в субъективность и творческие мысли автора для более точного постижения смыслов в его тексте.
  • 4. Диалогичность, предполагающая диалог интерпретатора и автора текста.

Таким образом, психологическая герменевтика, являясь специфической интеллектуальной деятельностью, предполагающей качественный анализ, должна выступать как едва ли не основной метод познания человека в описательной психологии.

Психологический практикум

1. Методика «Моя эмоциональная биография».

Данная методика основана на размышлениях М. Веллера[10] о жизни. Ранее нами были предложены разные варианты данной методики[11]: «Моя эмоциональная жизнь», «Моя жизнь», которые хорошо зарекомендовали себя в психологической практике. В данном учебнике предлагается новый вариант, специально разработанный для изучения переживаний человеком стрессовых ситуаций.

Материал: лист бумаги формата А4, разделенный на две равные части горизонтальной чертой, по левому краю — вертикальной (рис. 5.1). На вертикальной линии отмечена интенсивность стрессового события от 0 до 10 баллов. Причем, как вверх (положительные стрессовые события), так и вниз (отрицательные стрессовые события). Вверху — максимальный плюс, внизу — максимальный минус. На горизонтальной линии (линии жизни) человек отмечает только те возрастные этапы своего жизненного пути, которые связаны с положительными или отрицательными стрессовыми событиями (расстояние между ними должно быть 1,5 см), обязательно отмечая свой возраст на момент случившегося.

Бланк методики «Моя эмоциональная биография»

Рис. 5.1. Бланк методики «Моя эмоциональная биография»

Инструкция: отметьте на горизонтальной линии только те события своей жизни, которые связаны как с положительными, так и с отрицательными стрессовыми событиями. Силу (интенсивность) своих эмоциональных переживаний в момент случившегося отразите в соответствии с вертикальной линией но десятибалльной шкале (отметьте силу переживаний крестиком, кружочком). 10 баллов — это максимальное эмоциональное переживание (положительное или отрицательное). Затем соедините все отмеченные крестики по порядку, получится своеобразная «кардиограмма» вашей жизни.

Обработка результатов

  • 1. Проводится беседа о каждом стрессовом жизненном событии с уточнением деталей происходящего.
  • 2. Измеряется линейкой интенсивность положительных стрессовых событий, затем — отрицательных. 1 см приравнивается к одному году жизни.
  • 3. Делается сравнительный анализ: каких стрессовых событий (положительных или отрицательных) в жизни человека было больше.
  • 4. Суммируются показатели по положительным и отрицательным переживаниям, и проводится анализ качества физической и эмоциональной жизни человека.

Примечания’.

  • • как правило, эмоциональная жизнь намного больше ее физического измерения. Чем больше разница в показателях, тем интереснее, насыщеннее и ярче жизнь человека;
  • • для наглядности восприятия длины эмоциональной жизни человека возможно измерение при помощи выкладывания по ее линиям (положительным и отрицательным) нити.
  • 5. Проводится беседа по следующим вопросам:
    • • Каких событий вам хотелось бы, чтобы было болыпе/меньше?
    • • Какие события явились для вас поворотными?
    • • Произошло ли что-то в вашей жизни после прохождения через эти события?
    • • Какой возрастной этап был наиболее насыщен стрессами?
    • • Довольны ли вы своей жизнью в целом?
  • 6. Клиенту предлагается продолжить свою эмоциональную жизнь горизонтальной линией и отметить силу и интенсивность переживаний по годам в созданной в воображении дальнейшей жизни.

Данная работа призывает студентов к дискуссии. Примерный перечень вопросов для дискуссии:

  • • Насколько важно человеку иметь исключительно положительные эмоциональные переживания в будущей жизни?
  • • Есть ли место отрицательным эмоциональным переживанием в воображаемой будущей жизни?
  • • Какова сила отрицательных и положительных эмоциональных переживаний жизненных событий будущего? И т.п.

В беседе можно воспроизвести вопросы, обозначенные в п. 5.

2. Методика «График жизни» (А. А. Кроник, Р. А. Ахмеров[12], 2003) в модификации М. А. Одинцовой (прил. 24).

  • [1] Зинченко В. П. Психологические основы педагогики : учеб, пособие. М. : Гардарики,2002. С. 274.
  • [2] Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Психология человека.
  • [3] Бодров В. Л. Психологический стресс: развитие и преодоление. С. 142.
  • [4] Нуркова В. В. Мгновенный жизненный обзор. Метафора? Реальный мнемическийопыт? Ретроспективный артефакт? К вопросу о перспективах исследования // Психологические исследования : электрон, иауч. жури. 2011. N 4 (18). URL: http://psystudy.ru (датаобращения: 25.11.2015).
  • [5] Леонтьев А. А. Личность, культура, язык // Избранные психологические труды. М. ;Воронеж, 2004. С. 131.
  • [6] Леонтьев А. А. Чтение как понимание // Избранные психологические труды. М.; Воронеж, 2004. С. 275.
  • [7] Ялом И.Д. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы. М. : Независимая фирма «Класс». 1997.
  • [8] Там же. С. 91.
  • [9] Там же.
  • [10] Веллер М. Вес о жизни. М.: ACT, 2006.
  • [11] Одинцова М. М. Я — целый мир. М.: Институт Психотерапии, 2004.
  • [12] Кроник А. А., Ахмеров Р. А. Каузомстрия: методы самопознания, психодиагностикии психотерапии в психологии жизненного пути. М.: Смысл, 2003.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >