Социал-демократическое течение политической мысли

Это течение сформировалось во второй половине XIX в. и вылилось в создание социал-демократических партий в ряде европейских стран, в том числе в Германии, Австрии, Венгрии, Дании, России и в других странах. Они имели своих идеологов и программы действий, провозгласили своим основным лозунгом борьбу за интересы трудящихся масс.

Однако политическая эволюция социал-демократических партий, их идеологии и методов борьбы за интересы рабочего класса и всех трудящихся со временем стали существенно различаться. Одни из них вступили на путь реформизма, провозгласив своей основной целью борьбу за социальные, главным образом экономические, реформы. Другие, прежде всего Российская социал-демократическая рабочая партия, встали на путь революционной борьбы, направленной на социалистическую революцию и построение социалистического общества. Впоследствии ее большевистская часть образовала свою партию – коммунистическую.

Теоретические истоки социал-демократизма как течения общественно-политической мысли восходят отчасти к марксизму, отчасти к социал-реформизму, неокантианству и другим учениям. Его основополагающие идеи были разработаны, в частности, в трудах немецких теоретиков: Фердинанда Лассаля (1825–1864), Эдуарда Бернштейна (1850–1932), Карла Каутского (1854–1938), и были развиты их единомышленниками в разных странах.

Влияние их работ на идеологию и политические программы социал-демократических партий, в том числе современных, оказалось весьма значительным и во многом сохраняется до сих пор. Это прежде всего касается отрицания ими необходимости классовой борьбы между трудом и капиталом, обоснования мирных, главным образом реформистских, путей и способов борьбы за улучшение экономического положения трудящихся, их гражданские права и свободы.

Так, современные социал-демократы, по сути, полностью восприняли программные положения Ф. Лассаля о роли всеобщего избирательного права как универсального политического средства освобождения трудящихся от эксплуатации, а также о "народном государстве", в котором будут сочетаться интересы рабочих и работодателей. Восприняли они и идеи Э. Бернштейна о том, что социал-демократия должна из партии социальной революции превратиться в партию социальных реформ. В полемике с марксистами они нередко объявляют несостоятельным само понятие "конечной цели" рабочего движения, каковой их оппоненты считали и считают построение социалистического общества. Тем самым для них сохраняется актуальность высказывания Э. Бернштейна: "Движение – все, конечная цель – ничто". Речь идет об организации движения трудящихся масс за улучшение социально-экономических условий их существования в капиталистическом обществе.

Тем не менее идеи Лассаля и Бернштейна отнюдь не доминировали безраздельно в сознании социал-демократов. Многие из них провозглашали себя сторонниками марксизма. Окончательный разрыв социал-демократов с последовательными марксистами начал происходить после Октябрьской революции (1917) в России.

Этот разрыв происходил постепенно. Так, бывший марксист К. Каутский в выпущенной им в 1918 г. брошюре под названием "Диктатура пролетариата" подверг резкой критике социалистическую революцию в России и установление в ней власти трудящихся, которую вожди этой революции характеризовали как диктатуру пролетариата. Это полностью соответствовало учению Маркса. Каутский же считал, что установившаяся в России власть трудящихся должна проявлять себя не как диктатура, а как "чистая демократия", очищенная от ее классового содержания. Это характеризовалось Лениным как сползание Каутского с революционного пути на путь соглашательства с буржуазией и тем самым как полный разрыв его идеологии с идеологией марксизма. "“Чистая демократия” есть лживая фраза либерала, одурачивающая рабочих", – писал Ленин. И продолжал: "История знает буржуазную демократию, которая идет на смену феодализму, и пролетарскую демократию, которая идет на смену буржуазии".

Это был разрыв Ленина с Каутским, не означавший, однако, полного разрыва социал-демократии с марксизмом. Еще в 30-е и 40-е гг. XX в. многие социал-демократы, как и марксисты, отвергали частную собственность на средства производства и так называемый свободный рынок, поскольку они ведут к поляризации общества на богатых и бедных, способствуют усилению эксплуатации трудящихся масс. Они указывали также на то, что частное распоряжение средствами производства и нерегулируемый рынок ведут к циклическим кризисам капиталистической экономики, росту безработицы и ухудшению условий жизни широких слоев населения во многих странах мира.

Социал-демократы первой половины XX в. "вплоть до периода окончания Второй мировой войны возлагали надежду на то, что в конечном итоге полная социализация всех основных средств производства (т.е. их переход в собственность коллективов и под их управление. – Примеч. авт.) в сочетании с экономическим планированием может стать “королевской дорогой” к преодолению экономических кризисов, отчуждения и неравенства".

Однако когда социал-демократы пришли к власти в ряде европейских стран, им пришлось скорректировать свои взгляды и политические позиции. С одной стороны, они не хотели принять модель развития экономики в социалистических странах ввиду господства там "экономического произвола", с другой – вызывали сомнения модели рыночной экономики в США, Великобритании, Германии и других странах ввиду отсутствия там настоящей "экономической демократии". В этих странах, как и в настоящее время, безраздельно господствовал крупный капитал.

Сформировавшаяся в данных условиях экономическая программа европейской социал-демократии исходила из необходимости достижения следующих основных целей: "демократическое самоопределение" субъектов экономической деятельности, т.е. их полная самостоятельность и свобода предпринимательства; оптимальное развитие производительных сил; совершенствование всех отраслей экономики в интересах всего общества. Ориентируемый на эти цели поиск оптимальной структуры экономики привел к социал-демократическому проекту "смешанного экономического строя", в котором "широкие права частной собственности соединяются с рыночным регулированием экономических отношений". При этом государство принимает участие в регулировании экономических процессов, "выдвигает общие социальные, экономические и политические установки" и реализует их.

Однако такая позиция относительно роли государства в развитии экономики была поддержана далеко не всеми социал-демократами и их теоретиками. Вообще они были весьма озадачены вопросом: как в целом относиться к буржуазному государству после прихода их к власти? Разрушать его или же приспосабливать для осуществления их экономической, социальной и политической программ? На такого рода использование данного государства указывал видный теоретик и лидер австрийской социал-демократии Карл Реннер (1870–1950). Его и его сторонников стали называть этатистами (государственниками). Против такого подхода выступили сторонники так называемого самоуправляющегося социализма (антиэтатисты) и, конечно же, марксисты. В конечном счете возобладал этатистский подход. По мере того как социал-демократы ряда европейских стран приходили к власти, они использовали существующий капиталистический государственный аппарат для осуществления своих программ. Лишь в отдельных случаях они незначительно изменяли некоторые его элементы и функции.

Это особенно проявилось в идеологии и политике социал-демократов скандинавских стран, прежде всего шведских социал-демократов. Нашлись и соответствующие обоснования их политики. Они сводились к следующему, афористически выраженному положению: "не обобществлять “капиталистическую корову”, а заставлять ее как можно больше давать “молока” на заработную плату рабочим, на общественные и социальные нужды".

Шведские социал-демократы еще в 30-е гг. XX в. много внимания уделили проблемам государственного регулирования экономики, рассматривая в совокупности вопросы производства, покупательной способности населения, проведения в крупных масштабах государственной социальной политики. Такого рода политика была названа кейнсианством по имени упоминавшегося уже английского экономиста Дж. М. Кейнса. Эта политика проводилась в жизнь социал-демократами во всех странах, где они приходили к власти после Второй мировой войны. "С коррективами ее продолжали придерживаться сменявшие их буржуазные партии".

Социал-демократы предлагают свою теорию демократического социализма, социальная база которого не ограничивается рабочим классом и другими наемными работниками, а трактуется предельно широко – как большинство населения страны, включая помимо представителей наемного труда мелких и даже средних по уровню доходов предпринимателей. Эта теория стала основой программного документа Социалистического интернационала, принятого в 1951 г. под названием "Цели и задачи демократического социализма". Ныне этот документ является исходным для программ социал-демократических партий европейских и других стран.

В 1959 г. германские социал-демократы приняли так называемую Годесбергскую программу, в которой отразилось новое теоретическое видение социализма и процесса его реализации на практике. Один из главных авторов этой программы – Вилли Айхлер – обосновал в ней принципы "этического социализма". Эти принципы он истолковал, исходя из учета реалий современного развития европейских стран. При этом В. Айхлер опирался на различные этические концепции, в том числе учение И. Канта о нравственном законе – категорическом императиве, следуя которому можно установить гармонические отношения между людьми, и теории неокантианцев о нравственных и в целом духовных ценностях, имеющих общечеловеческое значение. Основная направленность этического социализма заключается, по Айхлеру, в реализации основных нравственных ценностей, к которым он относил прежде всего свободу личности, справедливость и солидарность между людьми. Социалистическое общество представлялось как практическое осуществление данных принципов, что означает достижение необходимых условий для достойного существования каждого человека.

Оценивая значение Годесбергской программы, В. Айхлер писал, что в этой программе "социал-демократы не отказались от своих этических и политических целей", однако освободили их от привязанности к какому-либо специфическому мировоззрению. "Тем самым они открыто признали духовный плюрализм, позволяющий без противоречий объединить людей с различными мировоззренческими подходами в их стремлении к осуществлению этических ценностей".

На первый план в оценке демократии ставится социальная свобода как условие нормальной и достойной жизни каждого человека, развития его творческих способностей. Имея такую свободу и руководствуясь высшими моральными ценностями, личность может действовать с максимальной отдачей не только для себя, но и для общества.

По словам одного из наиболее авторитетных в недалеком прошлом вождей германской и международной социал-демократии Вилли Брандта (1913–1992), свобода личности есть основная ценность, направляющая развитие экономической, политической и духовной жизни общества. Цель социализма заключается в "гуманизации человеческих отношений".

Подобная позиция определила соответствующие ориентации теоретиков современной социал-демократии на исследование социальной действительности, выявление в ней условий развития личности, реализации ее социальных прав и свобод, а также на обоснование конкретных требований к государству, предпринимателям, всем тем, от кого зависит решение проблем улучшения жизни людей. Речь идет о требованиях, так сказать, сегодняшнего дня, а также о более фундаментальных требованиях, рассчитанных на перспективу. В этом случае исследования могут быть направлены на разработку содержания и обоснование путей осуществления тех или иных реформ.

Современные социал-демократы, давно отказавшиеся от идеи ликвидации частной собственности на средства производства, ныне выступают за сохранение в обществе государственной, кооперативной и частной собственности, т.е. за многоукладную экономику. Они признают преимущества свободного рынка, хотя и не отрицают необходимости частичного воздействия государства на развитие экономики. В этом они единодушны со многими современными консерваторами и либералами. Для них основной способ социальных преобразований не революция, а реформы.

Среди основных достижений теоретиков и практиков социал-демократии чаще всего отмечаются: 1) их вклад в теорию социального государства и в практическое осуществление его основных принципов; 2) освоение навыков управления современным капиталистическим государством; 3) совершенствование ими политической демократии в странах Запада.

В последние десятилетия социал-демократы разработали некоторые новые подходы к анализу политических и экономических явлений, в соответствии с которыми корректировалась их деятельность. Эти подходы нашли свое отражение в принятой в 1989 г. немецкой социал-демократией Берлинской программе принципов, которая должна была заменить упомянутую выше Годесбергскую программу, "внесшую решающий вклад в возможность прихода социал-демократии к власти, начиная с 1966 г.".

Основная идея Берлинской программы заключается в формировании широкого союза сторонников реформ, направленных на достижение и совершенствование демократического социализма. В этом плане решаются внутренние для Германии и международные проблемы. Речь идет, в частности, о функционировании "экологически и социально ответственного общества в глобализированном мире", решении проблем международной безопасности, о "справедливой мировой экономике", дающей шансы для развития стран третьего мира, о решении проблем социального равенства, в том числе равенства мужчин и женщин, об улучшении качества жизни широких слоев населения и т.д. Авторы этой программы определили ее как "новые видения модернизации и прогресса".

Главным девизом современной социал-демократии остается свобода и достоинство личности, гуманизация человеческих отношений. "Социал-демократия стремится к обществу, в котором каждый человек может развивать свою личность в условиях свободы", – говорится в новой программе германских социал-демократов. Один из последних по времени программный документ французских социалистов (1988) начинается со слов: "Идея, которая живет, питает и пронизывает наш проект, зовется свободой". Проблема свободы личности занимает центральное место в программных документах всех современных социал-демократических партий и в трудах их теоретиков.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >