Институциональные факторы, определяющие выбор лоббистской стратегии

Институциональные факторы создают возможности, стимулы и санкции, опосредованно определяя выбор лоббистскими акторами стратегий поведения. Основные институциональные факторы (в порядке детализации): структура политических возможностей (political opportunity structure)', тип системы функционального представительства; количество и последовательность точек вето, а также количество и позиции вето-игроков в конкретном процессе принятия государственных решений (см. параграф 9.2).

Структура политических возможностей (political opportunity structure)

Термин «структура политических возможностей» (political opportunity structure) был впервые использован для исследования социальных движений1, а позже адаптирован для изучения иных форм коллективного действия, включая лоббизм[1] [2].

Социологические и политические науки параллельно развивали концепт «структуры политических возможностей» с момента его первого появления в работе Г. Кичельта в 1986 г.[3] Разработанные теоретические подходы можно условно объединить в две группы. 1) государство-центрированные структуры {state centered opportunity structure)', 2) непосредственно политические структуры {proximate political opportunity approach).

Исследования государственно-центрированных структур строятся вокруг вопроса: как государственные изменения влияют на подобные структуры? Поиски ответа происходят с помощью кросс-национальных сравнений структур политических возможностей.

Исследования структур непосредственно политических возможностей сосредоточены на изучении сигналов, которые группа получает от внешней среды и на которые она реагирует, выбирая стратегию поведения. Этот подход делит возможности на зависящие от группы (group specific opportunities) и зависящие от политики (policy specific opportunities)1. Несмотря на различия главных исследовательских вопросов, оба подхода объединяет отношение к структуре политических возможностей как к «фильтру, между мобилизацией движений (.усилий — для иных форм коллективного действия. — В. М.), их выбором стратегий и их возможностью изменять социальное окружение»[4] [5].

Ключевыми характеристиками структуры политических возможностей являются:

  • — открытость/закрытость к требованиям слабо организованных акторов;
  • — сила/слабость государства, выражающаяся в возможности эффективной реализации государственной политики в том виде, в котором она была принята[6], т.е. количество несостоявшихся политик (см. параграф 22.2).

По мере развития концепции исследователи начали добавлять новые измерения структуры политических возможностей. Классические интерпретации включали как формальные, так и неформальные характеристики; сравнительную открытость или закрытость политических институтов, стабильность или нестабильность элитарных группировок, наличие или отсутствие союзников у элит, а также государственную состоятельность {state capacity) и склонность к репрессиям[7] [8].

Формальные характеристики структуры политических возможностей также могут включать «доступ в систему» (количество акторов, делящих политическую власть) (Дитер Рухт)[6]. К неформальным характеристикам также относятся неформальные сети в местных властных структурах (Дж. Броадбент)[10]; конфигурации политической власти (X. Криси)[11]; фрагментация элит (Ч. Брокетт)[12]; политическая культура, определяющая взаимодействие с социальными движениями (Д. Делла Порта и М. Диани)[13].

Одна из простых матриц структуры политических возможностей Криси представлена в табл. 26.1.

Таблица 26.1

Структура политических возможностей в типологии X. Криси1

Формальная институциональная структура

Неформальные стратегии элит

интегративные

исключающие

Открытая

Швейцария

Германия

Закрытая

Нидерланды

Франция

Более сложная система измерения политических возможностей была предложена Ф. Колбом[14] [15]. Она состоит из оценки институциональной политической структуры (political institutional structure, PIS), включая степень внутриэлитарного конфликта (которая раньше считалась отдельно). Институциональная политическая структура измеряется 12 переменными, каждая из которых оценивается по шкале от 0 до 2:

  • 1) взаимодействие между исполнительной и законодательной ветвями власти;
  • 2) степень федерализма;
  • 3) существование бикамерализма;
  • 4) возможность проведения всенародного референдума;
  • 5) сила судебного контроля (использование права пересмотра решений двух других ветвей власти);
  • 6) фактическое количество партий;
  • 7) конфликт внутри элит;
  • 8) поддержка правительства;
  • 9) общественное мнение;
  • 10) нестабильность союзов внутри элиты;
  • 11) сила контр-мобилизации;
  • 12) «окна возможностей» для реформы.

Эти институциональные переменные могут образовывать пять возможностей для изменений в государственной политике:

  • 1) механизм противодействия (disruption mechanism), который включается в случаях, если политическая элита слишком фрагментирована, чтобы ответить на массовые социальные движения репрессиями, и поэтому вынуждена идти на изменения для восстановления общественного порядка;
  • 2) механизм общественных предпочтений (public preferences mechanism), запускающийся смещением общественного мнения в сторону поддержки изменений в статусе-кво;
  • 3) механизм политического доступа (political access mechanism), предусматривающий интеграцию недопредставленных групп в процесс политического представительства;
  • 4) судебный механизм (judicial mechanism), заключающийся в использовании судебных дел и прецедентов для защиты групповых интересов;
  • 5) механизм международной политики (international political mechanism), заключающийся в использовании дипломатического лобби для изменений повестки дня1.

Структура политических возможностей определяет количество, открытость и расположение точек доступа для внешних по отношению к процессам принятия государственных решений групп. Чем более закрытая структура, тем меньше точек доступа, тем дороже лоббистские действия для групп интересов.

В закрытых структурах у небольших групп интересов остается призрачный шанс на представительство только в случаях фрагментации элит или внутри элитарного конфликта, или использования силы социальных движений. Поэтому популярными стратегиями лоббизма для закрытых систем будет «прямое вхождение» (т.е. интеграция с государством) для сильных групп интересов; для слабых — попытки участвовать в дискуссионных площадках на этапах формирования предложений и использовать экспертный лоббизм. И наоборот, децентрализованные открытые структуры с большим количеством точек доступа, расположенных в нижних частях иерархии, подходят для информационного лоббизма, финансирования политических кампаний (в том числе на местном и (или) региональном уровне), grassroots и т.д.

  • [1] Kitsche.lt Н. Political Opportunity Structures and Political Protest: Anti-Nuclear Movements in Four Democracies // British Journal of Political Science. 1986. Vol. 16. Is. 1.P. 57—85. URL: http://www.marcuse.org/harokl/hmimages/seabrook/861 KitscheltAntiNuclear4Democracies.pdf (дата обращения: 26.05.2017) ; Rootes C. A. Political Opportunity Structures:promise, problems and prospects. URL: http://www.ibrarian.net/navon/paper/Political_Opportunity_Structures_.pdf?paperid=15522019 ; Meyer D., Minkoff D. ConceptualizingPolitical Opportunity // Social Forces. 2004. Vol. 82. Is. 4. P. 1457—1492. URL: http://www.somuchthis.com/wp-content/uploads/2011/08/politicalOpportunity.pdf (дата обращения: 26.05.2017).
  • [2] Tresch A., Fischer M. In search of political influence: Outside lobbying behaviour and mediacoverage of social movements, interest groups and political parties in six Western Europeancountries // International Political Science Review. 2015. Vol. 36. № 4. P. 355—372.
  • [3] Cm.: Kitschelt H. Political Opportunity Structures and Political Protest.
  • [4] * Tarrow S. States and Opportunities: The political structuring of social movements //Comparative Perspectives on Social Movements: Political Opportunities, Mobilizing Structures,and Cultural Framings / ed. by D. McAdam, J. McCarthy, M. Zald. Cambridge : CambridgeUniversity Press, 1996. P. 41—49. URL: https://books.google.ru/books?hl=ru&lr=&id=8UamWMisjtkC&oi=fnd&pg=PA41&dq=political+opportunity+structure+lobbying&ots=DuTz5-gyv9&sig=GEJGNP10Wwl9D3M7PO23ZggYBFY&redir_esc=y#v=onepage&q=politicaI%20opportunity%20structure%201obbying&f=false (дата обращения: 26.05.2017).
  • [5] Kitschelt H. Political Opportunity Structures and Political Protest. P. 59.
  • [6] Rootes C. A. Political Opportunity Structures: promise, problems and prospects. P. 2.
  • [7] McAdam D. Conceptual Origins, Current Problems, Future Directions // ComparativePerspectives on Social Movements: Political Opportunities, Mobilizing Structures, and CulturalFramings / eds. D. McAdam, D. McCarthy, 1. and M. Zald. Cambridge : Cambridge UniversityPress, 1996. P. 26-28.
  • [8] 3 RuchtD. The Impact of National Contexts on Social Movement Structures: A CrossMovementand Cross-National Perspective // Comparative Perspectives on Social Movements. P. 185—204.
  • [9] Rootes C. A. Political Opportunity Structures: promise, problems and prospects. P. 2.
  • [10] Broadbent J. Japan’s Environmental Regime: The Political Dynamics of Change //Environmental politics and policy in industrialized countries / ed. by U. Desai. Cambridge, MA :MIT University Press, 2002. P. 295-355.
  • [11] Kriesi H., Koopmans R., DuyvendakJ., Giugni M. New Social Movements and Political Opportunities in Western Europe // European Journal of Political Research. 1992. № 22. P. 219—244.
  • [12] Brackett Ch. The Structure of Political Opportunities and Peasant Mobilization in CentralAmerica // Comparative Politics. 1991. № 23. P. 253—274.
  • [13] Cm.: Della Poita D., Diani M. Social Movements: An Introduction. Oxford : Blackwell, 1999.
  • [14] Ktiesi Н., Koopmans R., DuyvendakJ., Giugni . New Social Movements and Political Opportunities in Western Europe // European Journal of Political Research. 1992. № 22. P. 219—244.
  • [15] Cm.: Colb F. Protest and Opportunities: The Political Outcome of Social Movements.Chicago : University of Chicago Press, 2007.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >