Социология в России ее особенности

В поисках решения социальных проблем русское общество в XIX в. разделилось на четыре группы: народники, либералы, западники, славянофилы.

Народники — «русский социализм». Придерживались мнения, что Россия должна идти уникальным путем, избежать европейского типа развития (политической и экономической демократии, парламента и правового государства). Это явления прогнившего Запада и бесчеловечного капитализма. В России две ценности — община («мир») и народовластие — уравнительный коммунизм.

Либералы — для России необходим эволюционный, не тормозимый властями, переход к политической и индустриальной демократии. Необходимо введение конституции и правового порядка. Западная демократия — не пример для подражания.

Западники, следуя Гегелю, считали, что все народы подчинены универсальным закономерностям. Допускали существование различий по уровню развития, считали, что отставшие народы должны пройти те же фазы развития, что и передовые.

Славянофилы вместо универсальных для всех народов закономерностей утверждали наличие особых, индивидуальных, присущих каждому народу начал и стимулов жизни, которые обуславливают его культуру и особый путь к цивилизации. Причем каждый народ творит свою цивилизацию сам для себя, и она неприемлема для других.

Дмитрий Иванович Писарев (1840—1868). Публицист левого направления, русский социалист. Издавал журнал «Русское слово». Проповедник рационалистической теории нигилизма. Пропагандировал позитивизм и научную социологию О. Конта.

Писарев утверждал, что позитивизм — это рациональное мировоззрение, живая сила, способная преобразовать общество на основе науки. Он считал, что для этого нужно:

  • — очистить экономику от остатков крепостничества;
  • — сформировать новые правовые и социальные отношения;
  • — развить гражданские права и свободы единой России;
  • — освободить государственное управление от мистифицирующих и иррационализирующих признаков авторитарности и бюрократизма.

Тимофей Николаевич Грановский (1813—1855). Профессор Московского университета, гегельянец, западник. Принимал историю за правильно развивающийся организм, взял из естествознания идеал органической жизни. Свою оригинальную теорию Грановский использовал в отыскании телесности исторического процесса. Народ он называл главным субъектом истории.

Народ, по его мнению, не является механическим «скоплением лиц», а составляет «живое единство», и причина его существования и развития коренится в нем самом. В каждом народе живет общий человеческий дух. Вместе с тем каждый народ проходит фазы, аналогичные жизни отдельного человека (младенчество, юность, зрелость, старость).

Славянофилы Алексей Степанович Хомяков (1804—1860) и Иван Васильевич Киреевский (1806—1856) русскую, славянскую культуру объявили истинной, а западную — машиной, утратившей способность прогрессивного развития.

Запад близок к распаду, признаками которого являются логический рационализм и юридический формализм, пронизывающие его философию, доведенную до материализма и атеизма, утверждали Хомяков и Киреевский.

Славяне изначально обладали высокой духовностью, жили свободными общинами, им были чужды агрессивность, жажда власти и аристократизм. Без насилия, «мирной проповедью» Русь приняла христианство как веру, близкую духовному складу народа. Православная церковь несет в себе демократизм. Реформы Петра I, изменяя некоторые застарелые болезни с помощью грубых средств, поработили общество во имя государства. Реформаторы не понимали, что сила заключается в нравственной любви, в истинной вере. Но европеизация не разрушила коренные начала русской жизни — православие и общину. Именно через их призму, если это необходимо, следует усваивать достижения западной культуры, и только то, что не противоречит русским интересам.

Все в прошлом и будущем России славянофилы связывали с православием как формой сознания и нравственности и общиной — образом жизни и отношений людей. Отсюда выводилась категория «соборности» — такой тип общественной организации, в которой бытие народа скреплено единством духовно-нравственных помыслов. Обеспечив влияние этих начал, Россия достигнет желательного мироустройства. В этой теории — основа органики. Русская история — «развивающийся организм», и поэтому в исторических событиях различали органические, или внутренне обоснованные, и неорганические, внешние, чуждые жизни народа процессы.

Народ — живое социальное тело, носитель начал исторической жизни. Но Грановский (западник) видел в нем реализованный «абсолют, мировой разум», а Хомяков (славянофил) — Божественное провидение, прославляющее идею, соборность.

Своеобразно решается славянофилами вопрос о структуре сознания. Индивидуальный целостный разум является микроаналогом коллективного «соборного» разума, познавшего Бога как сущность мира.

Великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский (1821—1881) — почвенник. Он лоялен по отношению к курсу царского правительства и церкви. Приветствует решение аграрного вопроса Манифестом 19 февраля 1861 г., реформы Александра II в области суда, просвещения, военного дела, возрастающую роль России в делах пробуждающегося Востока и создание Всеславянского союза.

Николай Яковлевич Данилевский (1822—1885) был свободен от панславизма и изоляционизма. Главное — политический интерес русских как нации, славян как культурно-исторического типа. Данилевский исключает общий исторический закон и возможность единой исторической эпохи в разновременности прохождения народами однотипных форм развития. Реальным объектом истории следует считать не человечество, а культурно-исторические типы, народности, нации. Он заявил о завершении формирования наций. Теория культурноисторических типов Данилевского — это системное учение о нациях (локальность, единообразие условий существования, особенные связи и внутренняя структура).

Николай Гаврилович Чернышевский (1828—1889) — революционный демократ, ученый, писатель, литературный критик, один из руководителей «Современника». Стоял на позициях антропологии, материализма. Полагал возможным для России переход к социализму через крестьянскую общину. Цикличность исторического процесса. («Исторический путь — не тротуар Невского проспекта».)

Петр Лаврович Лавров (1823—1900). Подчеркивал принципиальное различие природных (закономерных, повторяющихся) и общественных (прогрессивно изменяющихся, неповторимых) явлений. Считал, что сущность истории состоит в переработке культуры, т.е. в переработке традиционных, склонных к застою общественных форм, в цивилизацию — сознательное историческое движение.

Поскольку мысль реальна только в личности, главной движущей силой истории являются «критически мыслящие личности», передовая интеллигенция. Разрабатывал субъективный метод в социологии. Критерий общественного прогресса отождествлялся им с нравственным идеалом мыслителя или исторического деятеля. Считал, что критически мыслящие и энергичные личности для достижения своих целей должны объединиться в партию.

Петр Никитич Ткачев (1844—1885). Родился в Псковской губернии. Жил в Париже. Публицист, литератор, критик, революционный народник. Социальные взгляды Ткачева — концепция экономического материализма под влиянием Маркса и Чернышевского. «Я полагаю, что все явления политического, нравственного и интеллектуального мира в последнем анализе сводятся к явлениям экономического мира и экономической структуре общества...» Критиковал субъективный метод в социологии. Механизм действия в истории Ткачев видел в борьбе экономических интересов общественных классов и в борьбе личных интересов, «хозяйственных расчетов и соображений», стремлении людей к личному счастью. Личность — главный деятель исторического прогресса.

Николай Константинович Михайловский (1842—1904). Социолог, публицист, литературный критик, теоретик народничества. В центре социологической концепции Михайловского лежит идея личности, индивидуальности, развитие которой является мерилом прогресса. Идеал Михайловского — всестороннее развитие, «разнородность» личности. Но развитие полноценной личности, по Михайловскому, не должно приводить к ее отчуждению от общества; напротив, личность развивается именно в кооперации с равными себе.

Субъективизм социологической концепции Михайловского заключался в априорном конструировании идеального общества, в игнорировании или недооценке тенденций и закономерностей общественного развития.

Лев Ильич Мечников (1838—1888). Русский географ, социолог и общественный деятель, воевал в Италии на стороне Гарибальди. В своих работах он выступил как крупнейший представитель географической школы в социологии. Стремился объяснить неравномерность общественного развития изменением значения одних и тех же географических условий, прежде всего водных ресурсов и путей сообщения, в различные эпохи под влиянием экономического и технического прогресса. В соответствии с этим он выделял три периода в истории цивилизации: речной — со времени возникновения первых рабовладельческих государств в долинах Нила, Тигра, Евфрата, Инда, Ганга, Хуанхэ и Янцзы, средиземноморский — от основания Карфагена, океанический — после открытия Америки.

Считал неизбежным и закономерным переход человечества от деспотического правления к свободе, от угнетения к социальному равенству.

Максим Максимович Ковалевский (1851—1916). Русский социолог, историк, правовед, этнограф. Академик, был депутатом I Думы, членом Государственного Совета. Был лично знаком со Спенсером. Центральное место во взглядах Ковалевского занимает учение о социальном прогрессе, сущность которого он видел в развитии солидарности между социальными группами, классами и народами (все это весьма абстрактно). Этот процесс происходит, по Ковалевскому, под влиянием многих причин, среди которых нельзя выделить какую-нибудь одну,

зо главную. Одной из основных задач социологии Ковалевский считал выявление сущности солидарности, описание и объяснение многообразия ее форм. Ковалевский признавал наличие как частных, так и более общих объективных законов общественного развития. Например, считал, что главный двигатель развития народного хозяйства — рост народонаселения. Считал революцию случайным и патологическим явлением, но вместе с тем неизбежным, когда «правители» искусственно пытаются препятствовать социальному прогрессу.

Петр Бернгардович Струве (1870—1944). В области философии — критика марксизма, переход к метафизике, создал теорию познания. В экономике — отверг трудовую теорию стоимости, теорию предельной полезности. Он предложил трехуровневую систему: хозяйственных, межхозяйственных и социально-производственных отношений. В основе экономической системы лежат понятия: «хозяйственное благо», «цена», «деньги». Причем «цена» — базовое понятие экономики, в отличие от марксистской превышает стоимость. В социально-политической области — развитие от марксизма до консервативного либерализма. Синтез ценностей либерального консерватизма и принципа религиозного индивидуализма, защищал личную свободу и прочный социальный порядок. Струве обосновал необходимость для России «консервативной революции». Реформа должна опереться на фундамент живых традиций народа и культурных ценностей. В культурологической области — быть человеком русской культуры значит для Струве быть связующим центром и средством объединения распадающегося государства, сплочения наций. Особый смысл культуры состоит в ее творческих объединительных возможностях. Культура должна пронизывать все сферы: труд, политику, национальные отношения.

Константин Николаевич Леонтьев (1831—1891). Его социология строится по аналогии с естественными науками, с медициной. Государственные организмы подпадают под действие закона триединого процесса со следующими периодами: первоначальной простоты, цветущей сложности, вторичного смесительного упрощения.

В основе — бессознательность, объективность политических процессов. «Если люди будут точно знать, к чему приведут их действия, они все равно от них не откажутся. Они их совершают независимо от сознания, по закону поведения масс, лишь придавая им ту или иную словесную форму». Мир — арена борьбы государственных организмов, срок жизнедеятельности которых около 1250 лет. В результате этой борьбы устанавливается иерархия с четкой структурой.

Леонтьева интересовали способы предотвращения социального взрыва в России, отсюда приверженность тоталитаризму, спасительной для России государственной сложности. Укрепление социального фундамента самодержавия поддержанием «старых» сословий (дворянства) и созданием новых прослоек (зажиточного крестьянства).

Леонтьев утверждал, что действие природной необходимости в человеческом обществе не допускает субъективного человеческого произвола. В конце жизни Леонтьев разочаровался в будущем православия — «великого учения... для сдерживания людских масс железной рукавицей, столь практического и верного в России». Он пессимистически видел перспективу русского народа, запрограммированного на революцию и гибель.

Анархия — явление временное, и народ, дошедший в революционном исступлении до пределов, сменит ее на такой суровый порядок, какого мы еще не видели.

Деспотизм масс скрывает в себе способность подчинения властным структурам. В больших коллективах существует саморегулирующее начало, которое не дает им погибнуть в вихрях истории.

Тоталитаризм возникает на низших социальных ступенях, когда преобладает принцип самосохранения общества.

«Реальный социализм оказывается новым, особого рода закрепощением лиц к разным сословиям, учреждениям, даже и другим лицам как-нибудь особо высоко, карьерой или родом поставленным». Массы, пытаясь вырваться из цепей необходимости, оказываются закованными в еще более крепкие цепи. В этом ирония судьбы, которая развивается по своим законам, а не по схемам мечтателей.

Александр Александрович Зиновьев (1922—2006). Он утверждал, что социальные законы — определенные правила поведения людей, в их основе — стремление людей к самосохранению и улучшению условий своего социального бытия.

Например: меньше дать и больше взять, меньше риска, больше выгоды, меньше ответственности и больше почета, меньше зависимости от других, больше зависимости других от тебя.

Каждый тип общества отличается теми средствами, которыми он борется против социальных законов (мораль, право, религия). Социальный прогресс общества — это прогресс антисоциальности.

Группа стремится поставить индивида в условия тотальной от нее зависимости, а свою от него зависимость свести к минимуму. Изображенное общество — карикатура на реальный социализм. Руководство — сознание и воля; подчиненные — не мыслящее, безвольное тело. Для контроля — штаб служащих (1/5 всего взрослого населения). Низкооплачиваемые руководители, «нищая власть». Служебное положение используется для компенсации. Огромная масса «подкупается» верхушкой, делая ее соучастницей афер. Громоздкость властных структур делает низших чиновников высшими. «Самая высшая власть — это самая низшая власть». Не «политическая» (правовая) власть, а власть насилия (самодовлеющая). Не власть существует для общества, а наоборот. Ценность каждого гражданина определяется его социальным положением. Начальник «умнее» подчиненного, сложная система привилегий. Идеология тотальна. Каждый гражданин — потенциальный идеолог. Презрение к официальной идеологии не лишает ее статуса великой. Это общество не построили Маркс и Ленин — оно естественноисторический продукт (общество нельзя построить).

Все, что мешало действию социальных законов, ограничено (религия, право). А институты, призванные защищать общество, сами отражают социальные законы (государство, мораль). Общество, подчиненное социальным законам, — самая примитивная форма господства. Над индивидуумом довлеет не «высшая власть», а власть своей среды.

Иван Александрович Ильин (1882—1954). В своих работах рассматривал причины постигших Россию катастроф — революции и социализма, сущность пролетарской революции и большевизма, пути возрождения России и ее государственного благоустройства.

Россия самим ходом жизни освобождалась от мечтательного брожения и нуждалась более всего в мирном развитии и менее всего — в революции. Но революция произошла, так как:

  • — российская интеллигенция не понимала своего народа, его монархического правосознания и отвернулась от своих государей;
  • — народные массы были невежественны, ребячливо доверчивы и имущественно жадны;
  • — русскому православию двух последних веков не хватало волевого элемента;
  • — Запад выпустил губительную идею и сам смог ей дать сознательный отпор, а в России у народа не оказалось «антитоксинов».

Но большевизм обречен:

  • — русский народ выйдет из революции нищим;
  • — государственный центр исчезнет;
  • — люди, признающие значение ранга, не верят в естественное равенство и в искусственное уравнение. Люди от природы различны, и с их совершенствованием растет их своеобразие. Равенства в действительности нет. Справедливо — значит неодинаково.

В идее ранга есть две стороны: качество, присущее человеку; исключения и права, которые признаются за ним обществом.

Эти стороны могут совпадать и не совпадать, тогда образуется «больное место», что порождает в душах революционность.

От «больного ранга» гибнет все. Важно умело сочетать выборы и назначения, соблюдать правила. Нужна уверенность, что назначающие и избирающие действительно ищут лучших людей.

Необходима общая готовность лояльно нести возможную ошибку в ранге, а не раздувать «больной ранг» в потенциальный скандал неповиновения.

Идея ранга в России зиждется на религиозном основании и патриотическом чувстве. Вера в праведную волю Государя. Ранг в России держался верой и любовью, поэтому она не знала республиканского строя.

В своей идее ранга он выделяет два мировоззрения.

  • 1. Люди равенства (эгалитаристы) не терпят никакого превосходства. Люди равны от рождения. «Все должны делать то, что все могут делать».
  • 2. Люди, понимающие значение ранга (сторонники духа и справедливости), не верят ни в естественное равенство, ни в искусственное и насильственное уравнение. Люди родятся неодинаковыми, своеобразными и самобытными и с развитием делаются все самобытнее. Справедливость не приписывает равенства, а состоит в предметном неравенстве. Равенства в действительности нет. Живая сущность людей в том, что делает их единственными в своем роде и незаменимыми. Нужно уметь радоваться чужому качеству.

Семен Людвигович Франк (1877—1950), русский философ, утверждал, что судьба народа определяется двумя факторами: силой коллективного уклада жизни, общих исторических условий и силой верования, коренящегося в народном сознании.

Позитивизм, социализм — функциональные, а не органические подходы. Они омертвляют народ.

Высший реализм — творческий идеализм духовного совершенствования, когда единство нации, государства и церкви прорастает из народной воли и веры. Народная воля — идеал демократии, а политическая деятельность — смиренное служение.

Франк отвергает чистый либерализм. Смысл человеческой жизни не может заключаться в эгоизме, он в служении Богу и людям. Служение правде, добру, людям — оправдание жизни.

Солидарность и служение — вот суть взглядов Франка на роль личности и ее место в обществе. В социалистической теории солидарность, равенство и служение диктуются человеку обществом, а не требуют духовного труда в выборе. Нравственный принцип служения Богу и людям обоснован духовным выбором человека, утверждал Франк.

После Октября 1917 г. в социологии в России установилась монополия марксистско-ленинской философии, исторического материализма, где решающая роль в решении социальных проблем отводилась экономическим факторам общественной жизни.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >