Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow Геополитика

Гегемония сильных над слабыми как принцип организации миропорядка

Всякие революционные пертурбации, вызывающие ломку сложившихся социально-экономических, социокультурных и государственно-политических структур, связаны с анархией, неопределенностью и неравновесностью. Это неизбежно выдвигает на передний план проблему их преодоления, восстановления или создания нового порядка, требующего тех или иных организационно-структурных новаций. Большинство водоразделов в истории эволюции международно-политических систем влекло за собой распад великих цивилизаций и империй, мировых держав и, соответственно, господствовавших в разные исторические периоды форм миропорядка и появление на их месте новых.

Так, утверждение Вестфальской системы ознаменовало конец Священной Римской империи, система баланса сил, основы которой были заложены Венским конгрессом 1815 г., образовалась на руинах наполеоновской империи. Версальско-вашингтонская система сделала то же самое с Австро-Венгерской и Оттоманской империями, при этом значительно урезав Российскую империю. Двухполюсный миропорядок образовался в результате разгрома Третьего рейха и Империи Восходящего Солнца во Второй мировой войне. Она же привела к распаду великих колониальных империй: Британской, Французской, Голландской, Португальской. Распад двухполюсного миропорядка сопровождался распадом многонациональной советской империи, составлявшей одну из двух его несущих конструкций.

Важно учесть, что отношения между государствами складываются на принципах взаимовыгодного сотрудничества и взаимозависимости, оборотной стороной которых являются противоречия и конфликты. Консенсус и конфликт составляют два противоположных и в то же время взаимосвязанных и взаимодополняющих элемента политической системы. Сменяя и пронизывая друг друга, они обеспечивают жизнеспособность и функционирование мирового сообщества. Интенсивность конфликтов и устойчивость согласия зависят от конкретной ситуации в мире, которая создает собственный расклад социальных и политических сил, экономических, военно-политических и иных факторов.

Принято считать, что в современном мире государства прибегают к войне как к средству обеспечения своих национальных интересов лишь в крайних ситуациях, когда все другие средства не дают желаемого результата. Действительно, в большинстве случаев государства предпочитают решать возникающие между ними споры и конфликты за столом переговоров, путем взаимного сотрудничества и согласия.

Международная система формируется с целью реализации определенного комплекса экономических, социальных, политических, геополитических и иных интересов, так или иначе затрагивающих всех субъектов этой системы. Независимо от того, о каких интересах идет речь (о безопасности, экономических выгодах, геополитико-стратегических целях и т.д.), достижение их государствами во многом зависит от характера международной системы, который определяется типом и мощью господствующих в ней акторов: империями, национальными государствами, союзами, наднациональными и интернациональными организациями и т.д.

Р. Гилпин пытался обосновать тезис о том, что, хотя современное искусство управления государством и подверглось изменениям по сравнению с прежними эпохами, "фундаментальная природа международных отношений не изменилась на протяжении тысячелетий. Международные отношения продолжают оставаться постоянно воспроизводящейся борьбой за богатство и власть между независимыми акторами в состоянии анархии. Классическая "История" Фукидида является таким же значимым руководством к поведению государств сегодня, как и тогда, когда она была написана (в V в. до н.э.)".

По-видимому, в данной позиции есть некоторое рациональное зерно, тем не менее автор, как представляется, в своих выводах слишком категоричен. Дело в том, что в каждый конкретный исторический период общественные и политические процессы, в том числе международно-политические, разворачиваются и реализуются в рамках особых мировоззренческих парадигм, придающих этим процессам определенную конфигурацию и направленность.

Крупные изменения вызываются широкомасштабными и глубокими сдвигами в важнейших сферах жизни людей на национальном, региональном и глобальном уровнях. В этом отношении особо важное значение имеют крупномасштабные войны, упадок господствующих и появление на международной арене новых держав-гегемонов, длительные социальные и экономические кризисы, революции и т.д.

Хотя формы и принципы взаимоотношений между государствами на протяжении всей истории подверглись существенным изменениям, принципы согласия и сотрудничества между пародами, с одной стороны, соперничества и борьбы за власть и влияние, с другой, остались неизменными. Результаты соперничества и борьбы и жизнеспособность существующей международно-политической системы зависят от широкого и сложного комплекса факторов. Среди них решающее значение имеют характер экономического и демографического роста, научно-технологический прогресс и военно-технические нововведения, развитие транспорта и средств связи и т.д.

Организационные принципы этой системы, формы реализации национально-государственных интересов, как правило, отражают относительные вес и влияние различных акторов. В свою очередь, вес и влияние государств базируются на органическом сочетании военной, экономической, политической, культурной и идеологической мощи.

На протяжении всей истории более сильные государства, как правило, руководствовались стремлением добиться контроля над другими государствами, увеличить свои вес и влияние за счет других членов международного сообщества и занять как можно более высокие ступени в иерархии государств и народов. Естественно, относительные мощь и возможности государств, их вес и влияние, интересы, внешнеполитические симпатии и антипатии подвержены постоянным изменениям, соответственно, изменяется и соотношение или конфигурация геополитических сил.

Как правило, основные характеристики международной системы всегда так или иначе отражают усилия индивидуальных государств или групп государств, направленных на сохранение статус-кво либо на его трансформацию. С помощью угроз или действительного применения силы, формирования коалиций и завоевания зон влияния великие державы стремятся создать такую международную среду и такие правила международной политической игры, которые позволяли бы им реализовать действительные или превратно понятые интересы и цели.

Этот тезис воочию подтверждается множеством фактов. Если обозреть панораму истории человечества, то можно найти мало государств, которые не руководствовались бы этим принципом. В этом смысле был прав Г. фон Трейчке, который писал: "В малом государстве бесспорно смехотворна не слабость, которая смешна сама по себе, а слабость, которая хочет казаться силой".

Со времен Античности и до наших дней господствующее положение в международной системе и, соответственно, международной политике занимали великие военно-политические державы, несущие главную ответственность за поддержание мира и всеобщей безопасности. Они же контролировали или могли контролировать решение всех вопросов, касающихся распределения мировых ресурсов, особенно тех, которые рассматривались ими как приоритетные. Именно конфигурация распределения сил показывает, кто именно фактически правит международной системой и чьим интересам она более всего отвечает.

Так обстояло дело во всех цивилизациях прошлого, как Востока, так и Запада. Так было в период двухполюсного миропорядка, таким же остается положение вещей и в формирующемся новом мировом порядке. Наиболее сильные державы устанавливали правила международной политической игры, определяли характер самого политического дискурса, структуру международной системы, отвечающую прежде всего их собственным интересам. Это естественно, поскольку именно они располагают возможностями заставить более слабые страны приспособиться к этой структуре.

В этом плане вслед за американским исследователем К. Уольтцем можно привести аналогию с рынком в сфере экономики. Структура рынка определяется неким числом конкурирующих между собой фирм. Если в конкуренции участвуют множество примерно равных фирм, возможно, во всяком случае, теоретически, достижение ситуации совершенной конкуренции. Но если на рынке доминируют несколько крупных фирм, то конкуренция считается олигополистической, хотя там могут участвовать и множество других, более мелких фирм.

В руках доминирующих в международной иерархии держав сосредотачиваются организация и контроль над процессами взаимодействия между всеми участниками системы. Или, как отмечал Р. Арон, ни одна международная система никогда не была уравнительной и никогда не будет таковой. В отсутствие единственного авторитета для сохранения минимального порядка и предсказуемости необходимо сокращение числа основных участников. Иначе говоря, по его словам, "структура международных систем всегда носит олигополистический характер". Как правило, каждый раз именно доминирующие акторы утверждали свои права на господствующее положение и навязывали нормы и правила игры более слабым членам этой системы.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы