Диктат рынка приходит на смену диктату цензуры

Приходится признать, что сам факт оппозиционности еще не давал гарантию достижения высокого качества. В 60—80-е гг. XX в. многих художников, прозаиков, поэтов андеграунда отличало чувство внутренней правоты, независимости от общества, которое выдвигало свои критерии успеха, ощущение собственной самодостаточности. Сегодня те же самые писатели и художники зависят от общественных вкусов и ориентируются на них, но их бывшие поклонники, для которых не исчезло понятие творческой самоотверженности, с недоумением взирают на то, что делают их былые кумиры. Диктат рынка оказался посильнее диктата цензуры. Оппозиция цензуре оказывала огромное влияние на поиск и углубление метафорической емкости языка искусства. Ситуация развития художественных процессов в условиях рынка такой задачи не ставит, а в ряде случаев и намеренно ее избегает. Анализируя с новой исторической дистанции феномен андеграунда, становится очевидным, что магнетизм и энергетика этого явления в существенной мере обеспечивалась самим фактом оппозиции к истеблишменту. Социальная оценка художественных жестов андеграунда, безусловно, превалировала над их эстетической оценкой, что было в то время вполне естественно и объяснимо. Изучая тип мироощущения и сознания аналогичных поколений на западе, исследователи отмечают сильное качество антитетического мышления деятелей искусства, чья героическая мораль хотя и не исповедовала футуристическую концептуальность, но основывалась на безусловной искренности намерений, утверждала инаковость художника по отношению к любым репрессивным проявлениям властной системы. Эта мораль неангажированного художника, отмечает Ж. Лиотар, зачастую состояла в том, чтобы «не верить и действовать». Или — еще точнее: «нужно не верить ни во что — но интенсивно». Художник такого типа, «балансируя на гребне высокой волны, ища случая совершить какой-нибудь подвиг, упивается запахом взбиваемой им пены, в то же время со страхом сознавая, что несущий его прилив — всего лишь мощный отлив в цикле повторения одного и того же»[1].

  • [1] Цит. по: Зенкин С. Жития великих еретиков // Иностранная литература. 2000. № 4.С. 131.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >