Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Культурология arrow АРХИТЕКТУРА СИБИРИ XVIII ВЕКА
Посмотреть оригинал

МОСКОВСКАЯ АРХИТЕКТУРА В СИБИРИ. 1680-1720

Раннепетровская архитектура

1680-е гг. для русской архитектуры — время интенсивных поисков нового художественного образа, которое приведет в результате к полной смене архитектурной парадигмы — с поствизантийской позднесредневековой на европейскую Нового времени.

К этим годам русская архитектура подошла с четко разработанной системой типологии и иконографии, сложившейся в основном в XVI в. Иерархию возглавлял собор — он имел три апсиды, увенчивался пятью куполами и был шести- или четырехстолпным. Высокий иконостас, полностью отгораживающий алтарное пространство, мог располагаться перед восточной парой столбов (у шестистолпных храмов — всегда) или прямо у стены. Соответственно, внутреннее пространство воспринималось четырех- либо двухстолпным. В XVII в. столпным мог быть и приходской храм. Как правило, это было связано с региональной традицией: так, четырехстолпные приходские храмы строились в основном в Ярославле, Каргополе и Нижнем Подвинье (район Холмогор), двустолпные — в Костроме и Вологде. Обычный приходской храм был бесстолпным, с сомкнутым сводом и одной световой главой; при этом снаружи к ней чаще всего добавлялись четыре глухие главы для создания символического пятиглавия. Третьим типом храма был шатровый, используемый в качестве дополнительного монастырского храма, например трапезного или надвратного.

В 1630-е гг. в Москве сформировался стиль узорочья, ставший основным для архитектуры XVII в. Его главным признаком был обильный декор, в котором к известным с XVI в. элементам добавлялись европейские и изредка восточные формы. Храм мог быть целиком белым либо с белыми деталями на красном фоне. Характерным было употребление изразцов, сначала в виде отдельных вставок (использовались темно-зеленые, так называемые муравленые изразцы), затем — в виде фризов (полихромные изразцы). Характерный для узорочья тип приходского храма — бесстолп- ный, с пятиглавием, водруженным на горку кокошников. К храму часто пристраивались обходная галерея с дополнительными приделами и шатровая колокольня. В стилистике узорочья строились и шатровые храмы, а вот на столпные храмы декор узорочья распространялся весьма редко; как правило, они сохраняли строгий образ в духе XVI в. Важнейшей региональной школой XVII в. была ярославская. Строительство в Ярославле началось в 1620-е гг. одновременно с Москвой, и к середине столетия местные храмы обрели свой неповторимый облик. Школа эта просуществовала до конца XVIII в.; к ней принадлежат такие грандиозные сооружения, как Митрополичий двор в Ростове Великом и находящийся в 20 км от него ансамбль Борисоглебского монастыря (ныне пос. Борисоглебский).

Поиски 1680-х гг. шли в разных направлениях. Первым из направлений была Левобережная Украина, где в это время процветала местная архитектурная традиция, восходящая, по всей видимости, к румынской. В основе местного храма, как и в Румынии, лежал триконх, он всегда имел граненую форму. Его западный объем мог быть прямоугольным в плане, иногда монументальным и даже трехнефным (крупнейшие соборные храмы) либо выполненным в виде четвертой конхи, что давало крестообразный тетраконхиальный план. Храм без боковых конх также мог иметь прямоугольную западную часть (трапезные храмы) либо граненую (что дает характерный для Украины трехчастный храм). Центральный объем и каждая из конх увенчивались высоким грушевидным куполом (баня). Декор состоял из выразительных элементов как маньеристического, так и барочного происхождения. В 1681 г. на Украину отправились русские мастера, которым заказали церковь Воскресения на Пресне. Этот храм построен не был, но в духе украинской архитектуры был возведен грандиозный собор Донского монастыря в Москве (1684—1693), сочетавший украинский тип тетраконха с русским четырехстолпием. В Москве и Центральной России украинский тип храма не получил широкого распространения, но и не исчез совершенно; при этом он оказал сильное влияние на архитектуру отдельных регионов.

Важнейшим обретением русской архитектуры этого времени стал нарышкинский стиль. Восходящий к белокаменно-кирпичному маньеризму стран Северной Европы, он попал в Россию скорее всего через архитектурные книги и получил широкое распространение после 1685 г. Это первый полноценный ордерный стиль, принесший в Россию широкий набор манье- ристических ордерных элементов: колонны (включая соломоновы), пилястры (включая гермовидные), разорванные фронтоны и др. Декоративный эффект строился на противопоставлении тонкой резьбы белокаменных деталей и кирпичного фона; в большинстве регионов России ввиду отсутствия натурального белого камня детали вырезались из кирпича, причем порой мастера достигали виртуозного владения этой техникой. Наиболее ярким проявлением нарышкинского стиля стала группа храмов, построенных по заказу крупнейшего промышленника Григория Дмитриевича Строганова (1656—1715). Все его шесть построек — в Москве (две), Нижнем Новгороде (две), Устюжне и Сольвычегодске — отличаются новаторскими композициями и богатейшим декором с первоклассными европейскими архитектурными деталями. Еще один шедевр — храм Знамения в Дубро- вицах (1690—1697), построенный целиком из белого камня по заказу воспитателя Петра I князя Бориса Алексеевича Голицына. Храм обильно украшен круглой скульптурой как снаружи, так и внутри, что представляет собой уникальное явление для России.

В самом конце столетия появляются здания в стилистике барокко. Вл. В. Седов связывает их появление с Великим посольством Петра I в Европу 1697—1698 гг.[1] Это небольшой круг (вряд ли более 30) храмов довольно разной типологии и стилистики. В целом, в отличие от нарышкинского стиля, их декор создан из более простых элементов, довольно плоскостный и не настолько подчеркивает ордерную структуру как отдельную, наложенную на стену. В целом этот стиль не имеет принципиальных отличий от рядовых произведений барокко, построенных после основания Петербурга. Существует и ряд произведений, переходных от нарышкинского стиля к барокко, например знаменитая Меншикова башня, т.е. храм архангела Гавриила в Москве (ок. 1705—1707).

Вместе с нарышкинским маньеризмом и барокко в России возникает целый ряд новых типов храмов, причем их появление не всегда можно напрямую связать с тем или иным стилем. Основным направлением поисков становятся центрические храмы. В первую очередь, это храм типа восьмерик на четверике, которому предстоит стать самым распространенным типом церковного сооружения в следующем столетии. Его усложненные разновидности — ярусные храмы, могущие быть также трехчастными либо крестообразными. Возникают и другие модификации бесстолпного храма — храм с малым четвериком (стоящим на сводах), восьмигранные храмы, даже ротонды. Формируется и новая продольная композиция храма кораблем — двухэтажного, с колокольней, трапезной, основным объемом (обычно четвериком с пятиглавием или малым восьмериком) и апсидой по одной оси и примерно одинаковой ширины; этот тип храма получит особое распространение на Русском Северо-Востоке.

Какой была архитектура в областях, так или иначе контактировавших с Сибирью?

Крупнейшими строительными центрами к востоку от Москвы были Нижний Новгород и Казань. В Нижнем Новгороде каменное строительство началось после Смуты одним из первых в России — и велось довольно интенсивно. В отличие от Ярославля, этот город был тесно связан с Москвой, и потому здесь не сформировалось самостоятельной архитектурной школы. В середине столетия тут были возведены два шестистолп- ных собора — городской (окончен в 1652) и в Желтоводском Макариевом монастыре (ныне Макарьево; после 1654—1664); напомню, что это самый престижный тип собора в России, и за весь XVII в. их было построено всего девять. Среди дальнейших построек региона выделяется построенный по царскому заказу комплекс Флорищевой пустыни (ныне в пос. Фролищи; 1681). На рубеже веков Нижний Новгород получил сразу три выдающихся нарышкинских храма — строгановские Смоленский в Гор- деевке (ныне на территории Нижнего Новгорода; 1694—1697) и собора Богородицы (1697—1703), а также Георгиевский (1702; не сохр.). Что касается Казани, то сходство ситуации состояло в том, что в данный период своей архитектурной школы там тоже не сложилось. Отличие же заключается в том, что строительство в Казани велось намного интенсивнее, рано появились храмы в нарышкинском стиле, но при этом не было построено столь грандиозных или новаторских зданий. Только в самом конце периода, когда по всей России уже было запрещено строить из камня, местный купец Михляев получил разрешение на строительство Петропавловского собора (1722—1726) — огромного нарышкинского храма типа восьмерик на четверике со сложным и тонким декором.

Постоянное каменное строительство на северо-востоке России началось в 1650-е гг. Крупнейшим строительным центром стал Великий Устюг, где были построены четырехстолпные соборы — кафедральный Успенский (1652—1663) и монастырский Михайло-Архангельский (1653—1656). Наиболее распространенным типом храма стал бесстолпный пятиглавый, бытовавший в качестве как монастырского, так и городского, и быстро обретший нарышкинский кирпичный декор. В конце столетия возводятся два огромных бесстолпных соборных храма — строгановский Введенский в Сольвычегодске (1689—1693), один из шедевров нарышкинского стиля, и подражавший ему Воскресенский в Лальске (1698—1715). Тип восьмерик па четверике в регионе применялся мало. В 1710—1720-е гг. строительство здесь полностью не прекратилось, и именно в эти годы сформировался тип храма кораблем, распространившийся отсюда в другие центры северо-востока и ставший своего рода визитной карточкой ряда региональных архитектур.

Совсем иначе развивалась архитектура Вятки, где каменное строительство началось в 1670-е гг. В центре региона Хлынове строятся два четы- рехстолнных собора — городской (1676—1683, разобран в 1759) и в Трифоновой монастыре (1684—1689). Большинство храмов представляет собой допетровский бесстолпный пятиглавый тип с богатейшим декором узорочья, который быстро впитывает отдельные нарышкинские элементы, не изменяя при этом своей безудержной ковровости. Большой восьмерик также не пользовался популярностью, но зато были построены два храма очень редкого типа восьмерик от земли.

Одновременно с Вяткой стали строить и на соседнем с Сибирью Урале. В Приуралье складывается региональная школа узорочья с центром в Соликамске. Для нее были характерны небольшие бесстолпные храмы, среди которых выделяется небольшой Троицкий собор (1685—1697) с двумя великолепными выносными крыльцами. Строятся всего два столпных храма — Спасский (1689) и Крестовоздвиженский (1698—1709), представляющие два извода двустолпной композиции. Самый узнаваемый элемент местного узорочья — так называемый жучковый орнамент (фриз из ширинок в виде буквы «Ж»). Нарышкинский стиль появляется сначала в Зауралье в виде двух грандиозных построек, сооруженных при участи московских мастеров, — Троицкого собора в Верхотурье (1703—1709) и Успенского собора Далматова монастыря (1707—1720). Под влиянием Верхотурья в Приуралье строится Никольский храм в Ныробе (1704—1705) с великолепным допетровско-нарышкинским декором. В конце столетия появляются еще два ярких нарышкинских храма — Иоанно-Предтеченский в Красном близ Соликамска (1721 — после 1728) и строгановский Спасо-Преображенский в Новом Усолье (1724—1731).

  • [1] Седов Вл. В. Стиль Великого посольства // Проект классика. 2001. № 1. С. 144—151.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы