ОБ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ И ПРАКТИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ КУРСА ИСТОРИИ ПЕДАГОГИКИ В СОСТАВЕ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Нередко студенты спрашивают: зачем нужна история педагогики, когда есть курс педагогики? Разве в йем не сосредоточено все то, к чему привела история развития этой науки?

Начнем с рассмотрения вопроса о том, в чем и как эти курсы взаимодействуют и помогают друг другу в подготовке хорошего воспитателя и учителя.

Все лучшее, что мы ожидаем от будущего, строится на фундаменте наличного знания и опыта, который можно расширять и укреплять, только опираясь на него. Чтобы развивать и совершенствовать имеющееся, его необходимо знать и понимать. Не так ли? И любая наука обретает реальный смысл только тогда, когда ее рассматривают не как родившуюся готовой, а как итог работы предшествующих поколений. Никакое научное положение, ни одно наблюдение, ни одна идея не существуют сами по себе: норма, требование, запрет - все, из чего состоит педагогическое знание, - есть результат усилий, затраченных кем-то и когда-то; и пока мы не узнаем, когда, над чем и почему кто-то трудился, отыскивая истину, мы не сможем по-настоящему понять тот или иной факт.

То, что мы называем настоящим, сплетено из того, что было (наследия), и из того, что будет (зародышей, желаемого, ныне существующих тенденций). История педагогики позволяет найти корни современных назревших вопросов и обнаружить направление их разрешения. История позволяет проследить и уяснить, какие решения похожих, подобных вопросов уже были опробованы, использовались и к каким они привели результатам. История - противоядие как от легкомысленного псевдоноваторства, так и от немотивированного консерватизма. Она учит здравомыслию: не все новое хорошо только потому, что оно новое, но и, наоборот, не все старое хорошо только потому, что оно выверено долголетней практикой.

Экономить время, затраченное другими, еще не значит выигрывать время для себя. Не так уж редко прошлое науки способно обогатить ее настоящее: далеко не все вопросы, поставленные предшествующим развитием педагогики, могут быть решены даже и сегодня. История вопросов и их постановки так же важна, как и история готовых ответов на вопросы, как и история заблуждений, практикой подтвержденных ошибок. Без опоры на этот гигантский опыт нельзя не только правильно разрешить, но даже и поставить эти вопросы, поставить их творчески.

История учит. Поиски и заблуждения, надежды и разочарования, находки и их блестящее практическое воплощение, производившее на современников впечатление чуда, - все это нас учит. Глубокое уважение к прошлому, исключающее ликвидаторское отношение к традициям, творчество новой культуры без примеси ложного новаторства - вот некоторые из уроков истории.

Навряд ли, кроме педагогики, есть такая отрасль знаний и область деятельности, экспертом в которой считали бы себя столь многие неспециалисты и которая тем не менее неизменно оказывалась бы столь неподатливой, столь мучительно трудной при условии действительного овладения ею. Педагогика опутана массой предрассудков, порожденных тоже некоторыми из традиций прошлого и самым обыкновенным невежеством. Но история учит: по мере усвоения ее богатств рассеиваются даже самые упорные педагогические предрассудки, например, уверенность «здравого смысла» в том, что для успешного воспитания никакая особая наука не нужна, а достаточно некой специфической, едва ли не врожденной способности применять на практике различные знания о человеке, достаточно результатов своих доморощенных наблюдений и воспоминаний из времен собственного детства. И вот история педагогики разворачивает перед новичком (да и не только перед ним) драму идей, вырывающих у непознанного тайны формирующего, воспитывающего, образовывающего взаимодействия с человеком, идей, обобщающих причины великих успехов и тысячелетний опыт становления того или иного типа личности.

В истории педагогики знания о законах целенаправленного и систематического воздействия на человека, складывающиеся в ходе практики трудами многих поколений реалистически мыслящих людей, предстают перед нами как бы в замедленной киносъемке. И тогда будущий воспитатель, не «изобретая велосипеда», а проанализировав искания человечества под новым, собственным углом зрения, применительно к современным условиям, будет собственной практикой обогащать его и развивать дальше накопленное богатство.

Усвоение историко-педагогического знания дает возможность продолжить, приумножить лучшие творческие достижения в области воспитания. Дорогой ценой достались человечеству истины. По существу только исторический подход к педагогическим вопросам позволяет выяснить, что же мы знаем в педагогике, знаем достоверно, неопровержимо, что в нашем знании принадлежит или приближается к нерушимым и бесспорным законам. И только исторический подход дает возможность точно указать, чего мы не знаем из необходимого для нас сегодня или знаем несовершенным образом, знаем плохо, приблизительно. Это подведение итогов накопленного знания, очерчивающего рубежи современной педагогики с еще не познанным и выявляющего систему проблем, перед которыми стоит наша наука и без разрешения которых она не может прогрессировать, дает единственно научную - исторически обоснованную - базу для предвидения в педагогике. Мы можем (и обязаны!) заглянуть в будущее, только зная тенденции развития. Настоящее и будущее проблем проясняются при условии изучения их рождения, развития, воскресения, т.е. их исторической судьбы.

Прошлое не мертво, оно воспроизводит себя, оно в видоизмененной форме живет и в сегодняшней действительности. Но в научном плане, с точки зрения научной абстракции, прошлое как бы застыло. И благодаря этому оно является экспериментальным полем для исторического познания. Результаты, причины, механизмы, ход законченного исторического процесса уже неизменны. Ничья воля, никакой новый поворот событий изменить их не может. Их можно познавать точнее и доказательнее, чем при изучении незавершенных процессов.

История педагогики - история противоречий жизни, разрешение которых предопределяет движение вперед. Эта наука изучает коллективную работу поколений - практическую и теоретическую, - шаг за шагом проникающую в сущность воспитывающих влияний. Поэтому историю педагогики невозможно оторвать от психологии, политики, истории детства, от педагогики и методики. Курс истории педагогики синтезирует знания, фокусирует их на решении практических задач. Здесь шагу нельзя ступить, не мобилизовав все свои знания, разрозненно получаемые из отдельных курсов. Все, что приобретает студент в области психолого-педагогической подготовки, при изучении курса истории педагогики начинает «работать».

Историю педагогики интересуют некоторые важные вопросы, которые не изучает и не обязана изучать никакая другая научнопедагогическая дисциплина. Только история педагогики исследует возникновение, развитие, обусловленность главных понятий (категорий) самой педагогики, только она осмысливает ход, процессы и законы развития педагогического знания, показывает, по каким механизмам происходит приращение нового: законы преемственности и новаторства, бережное отношение к лучшему в наследуемой культуре, ее приумножение и дальнейшее развитие в ходе практического осуществления того, чему она учит.

В структуре педагогического образования история педагогики - единственная дисциплина, которая позволяет студентам осознать педагогику как противоречивое и одновременно единое целое, как неисчерпаемое богатство практики и идей человечества. Эта дисциплина и есть самосознание педагогики, она не просто пополняет собой педагогическое образование, но и формирует его логический остов. Именно история педагогики отвечает на вопрос о природе педагогического знания, потому что именно она изучает специфику педагогики как формы познания. Она изучает основные типы педагогических систем, состав педагогической науки, историю становления отдельных педагогических дисциплин (которым сейчас нет числа), развитие их проблематики, прогресс и регресс в методах научного познания, характер и основные типы педагогических дискуссий, изменения предмета науки и т.д. Она действительно отвечает на вопрос: что такое педагогика во всех ее формах и видах.

«Только глупцы учатся на своих ошибках», - уверял один мудрец. Человечество наделало достаточно ошибок, на которых можно и должно учиться, и было бы действительно глупо не учитывать этот горький опыт. Занимаясь историей педагогики, важно не отмахиваться от истории неудач, промахов, тех самых заблуждений, которые неизбежны в силу вечной ограниченности исторического опыта. История учит тех, кто хочет у нее учиться, чтобы не быть «глупцом». История заблуждений - это профилактика новых заблуждений, это удар по современным заблуждениям. Мы должны знать тупиковые пути развития педагогической мысли и практики, для того чтобы не идти в «отдаленные края лабиринта».

Когда А. Эйнштейн писал историю физики (вместе со своим учеником Л. Инфельдом), он надеялся на читателя, который ясно осознает, что для понимания какой-либо страницы должно внимательно прочитать предыдущие.

Творчество педагога, безошибочная интуиция, педагогический такт - все, что подразумевает в человеке способность педагогически мыслить, - результат не только опыта, но и обширных, глубоких познаний. Педагогическое мышление - это способность решать конкретные, новые для педагога, непредвиденные задачи, ставить педагогический диагноз и помогать воспитуемым преодолевать трудности, находить правильный выход из самых сложных ситуаций. Курс истории педагогики позволяет черпать знания об этих трудностях и путях их разрешения из сокровищницы опыта великих педагогов. У них студент перенимает сложнейшее из всех искусств - искусство любить детей, не нанося вреда их развитию, создавать условия для становления личности. Одновременно курс истории педагогики учит распознавать врагов народного просвещения, реакционных и консервативных деятелей от педагогики с их коварно лживой аргументацией, нападками на идеи и опыт передовых мыслителей и практиков народного просвещения. Эти знания совершенно необходимы в наше время, когда реакционные педагоги не просто отказываются от прогрессивного наследия прошлого, но и искажают, клевещут на него, используя при этом и старый арсенал средств и идей.

Педагог должен иметь самостоятельно выработанное педагогическое мировоззрение - систему идей, взглядов и убеждений о том, чем была, чем стала, чем должна быть и чем может быть педагогика. Педагогическое мировоззрение - это четкое, ясное представление о структуре педагогических наук, их проблематике, достижениях и слабостях, возможностях и путях их реализации, их сегодняшних неотложных задачах. Выработать подобное научное мировоззрение нельзя, не узнав причин возникновения, разветвления и обогащения педагогического знания. Чтобы продолжить лучшие из традиций, чтобы ненароком не способствовать продолжению худших, надо знать и те, и другие.

Ядро научного педагогического мировоззрения - учение о сущности человека, факторах его формирования, природе воспитания, целях, содержании, формах и методах образования. Только в курсе истории педагогики будущим специалистам дается системное изложение учений о становлении личности. Тем самым в основу педагогического мировоззрения ложится педагогическая антропология - учение об истоках и процессе очеловечивания человека как продукта и творца истории, как предмета и субъекта воспитания.

Курс истории педагогики - источник не только профессиональных знаний, но и идейных убеждений, вдохновения, мастерства. Он служит самовоспитанию воспитателей.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >