Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России до конца XVII века

Опричнина Ивана Грозного

В 1565–1572 гг. Иван Грозный установил в России чрезвычайный режим, получивший название опричнины. Страна была разделена на опричнину и земщину, которая должна была содержать "государеву опричнину". Происходили репрессии и казни. По сути, Иван IV осуществил террор против собственного народа.

Введению опричнины предшествовали перемены в ближнем окружении царя. В 1560 г. попал в опалу и сгинул на ливонском фронте Алексей Адашев. В далекую Данию в ранге посла в 1562 г. отправился бывший глава посольской службы И. М. Висковатый. В 1563 г. умер митрополит Макарий. В 1564 г. число бояр в думе сокращается с 40 до 32, окольничих – с 12 до 9, при этом в 1564 г. не было ни одного нового пожалования.

В отношениях царя со знатью нарастают репрессивные тенденции. В январе 1562 г . в опалу по обвинению в попытке бегства в Литву попали И. Д. Бельский, Б. П. Губин, И. Я. Измайлов и М. Елсуфьев. В сентябре опале подверглись князь Александр Воротынский (отсидел год) и Михаил Воротынский (провел в тюрьме около трех лет). В октябре "за великие изменные дела" был арестован боярин Д. И. Курлятсв. В 1563 г. опале подвергся князь Владимир Андреевич Старицкий, у него конфисковали двор и дворовых людей. В том же году велось расследование по "Стародубскому изменному делу" (аресты воевод, якобы намеревавшихся сдать Стародуб литовцам). В 1563–1564 гг. репрессии обрушились на И. В. Шереметева-Большого, Д. Ф. Овчину-Оболенского и других бояр. В апреле 1564 г. с группой дворян в Великое княжество Литовское бежит князь Андрей Михайлович Курбский.

Наконец, в 1560 г. Иван IV пережил личную трагедию: умерла царица Анастасия, с которой он прожил в браке 13 лет и которая умела смирять его гордый нрав. Царь страшно горевал. Он решил, что Анастасию, как и его мать, отравили бояре. Современные исследования останков Анастасии подтвердили подозрения государя: царица в самом деле была отравлена солями ртути. Но как они попали в организм – умышленно или случайно, но неведению (например, через косметику), неизвестно.

Все эти перемены в правящих кругах свидетельствовали о нарастании нового политического кризиса, который разрешился самым неожиданным образом. После службы в Успенском соборе 3 декабря 1564 г. Иван IV простился с митрополитом и членами Боярской думы и во главе большого "поезда" из нескольких десятков повозок с добром вместе с семьей и вооруженной свитой "поехал из Москвы". На подводах везли государеву казну и "всю московскую святость": взятые из храмов иконы, кресты и драгоценные сосуды. Никто не понимал, что происходит. Летописец удрученно писал: все "в недоумении и во унынии быша... государьскому великому необычному подъему, и путного его шествия не ведамо куды бяша".

Пропутешествовав около месяца по Подмосковью, "царский поезд" остановился в Александровой слободе, где 3 января 1565 г. царь заявил об отречении от престола. Вину за это он возложил на изменников-бояр. Москва взволновалась. Приказные люди бросили свои рабочие места, купцы оставили лавки. Все стекались к Кремлю. Многотысячная толпа кричала, что не позволит уйти любимому государю, и готова сама "потребить" "государевых лиходеев и изменников". В Александрову слободу поехали новгородский архиепископ Пимен и архимандрит Чудова монастыря Левкий. Они передали моление митрополита Афанасия, просьбу всех бояр, дворян и жителей столицы вернуться на царство. Если для этого требуется покарать изменников, то на все воля Божья и государева. Иван IV заявил о своем возвращении на царство, приехал в Москву и объявил о введении опричнины.

Термин "опричнина" происходит от слова "опричь" (кроме). Опричниной именовали вдовий надел – участок земли "на прожиток", который вдова получала после смерти мужа-землевладельца. В этом слове, видимо, воплотилась идея Ивана Грозного создать группу избранных людей, государевых слуг, которые противопоставлялись бы остальным – тайным или явным грешникам и изменникам.

Что собой представляла опричнина, зачем она вводилась, какие цели преследовала? В историографии нет однозначного ответа на этот вопрос. Как метко заметил В. О. Ключевский, опричнина – "явление, не понятое современниками и не разгаданное историками".

Раньше всех появилось объяснение, согласно которому опричнина была порождением мнительного характера царя. Он ненавидел бояр, которых искренне считал изменниками, крамольниками, отравителями жены и матери и т.д. Соответственно опричнина – мера, направленная не против удельной и боярской оппозиции как таковой, а против входивших в нее конкретных лиц (такого мнения придерживались Η. М. Карамзин, В. О. Ключевский, С. Б. Веселовский и др.).

Многие советские историки видели в опричнине борьбу с "недобитой" "удельной оппозицией" и "реакционным боярством" (С. Ф. Платонов, С. В. Бахрушин, А. А. Зимин, С. М. Каштанов и др.). При этом в целом осуждая опричные жестокости (историк Р. Г. Скрынников назвал Россию Ивана Грозного "царством террора"), авторы признают большую роль опричнины в централизации страны, реформировании и унификации ее властных структур. Интересен тезис А. Л. Хорошкевич об опричнине как мобилизационной мере, направленной на консолидацию средств для продолжения Ливонской войны. Царь объяснял военные неудачи изменами воевод, а армия требовала все больше людских и материальных ресурсов. Иван Грозный якобы решил, используя террор как инструмент политики, мобилизовать общество и выжать из него как можно больше средств.

В этом плане заслуживает внимания мысль С. М. Каштанова о том, что опричнина была вариантом "внутренней колонизации" путем искусственного разделения страны на "метрополию" (опричнину), живущую за счет искусственно устроенных внутренних "колоний" (земщины).

И. И. Полосин и А. Л. Никитин обратили внимание на символическое оформление опричных порядков. Опричники носили особую черную монашескую одежду, специальные знаки, символизирующие их статус (метла у седла, отрезанные собачьи головы и т.д.). У них имелась своя иерархия чинов, важное место в их жизни занимали духовные мистерии, устраиваемые в Александровой слободе. Авторы данной концепции определяют опричный корпус как своеобразный русский вариант духовно-рыцарского ордена.

А. Л. Юрганов связывает опричную символику с эсхатологией. Ее смысл заключен в том, что Иван Грозный в преддверии Конца Света решил взять на себя и своих лучших людей миссию особой важности: осуществление Божьего наказания грешников в "последние времена". "Избранные" стали опричниками, а наказывали они грешников-земцев. Сильным аргументом в пользу гипотезы Юрганова является явное символическое сходство опричных казней с библейской эсхатологической символикой. Совпадают и даты: введение опричнины (1565) близко к предпоследней седьмеричной дате (7070 = 1562), а ее отмена – к последней (7077 = 1569). Согласно средневековым эсхатологическим концепциям, Конец Света ожидался именно в седьмиричные даты от Сотворения Мира.

Б. Н. Флоря высказал гипотезу, согласно которой в начале 1560-х гг. Иван IV столкнулся с реальным сопротивлением церкви и знати. Они выступили против репрессий, исходящих от царя, немотивированных казней, распространения практики взимания принудительных присяг на верность и круговой поруки. По традиции, государь должен был считаться с подобным коллективным мнением церковных иерархов и высшей знати. Однако царя не устраивало традиционное право членов Боярской думы и высших церковных иерархов "печаловаться" за вельмож, совершивших те или иные проступки. Царь ставил перед обществом дилемму: или он получит право наказывать изменников по своему усмотрению, или государство будет не в состоянии успешно вести борьбу с внешними врагами по вине светской и церковной знати. Тем самым правящая элита оказывалась в таком положении, что ей ничего не оставалось, как согласиться с требованиями царя, отмечает Б. Н. Флоря.

В чем заключалась опричная реформа? Страна оказалась разделена на опричнину и земщину. При этом в опричнину, как показал Р. Г. Скрынников, были взяты крупные дворцовые и великокняжеские оброчные волости, обширные территории Поморья и Севера с важнейшими промысловыми районами и центральные уезды с развитым служилым землевладением. Можно сказать, что это были лучшие и наиболее доходные земли страны. Земщина оказалась словно бы "размазана" по окраинам государства. Показательно, что в опричнину не попала ни одна из крупных пограничных крепостей: тяготы и расходы на оборону страны Иван Грозный возложил на земщину. Управление страной также разделялось: учреждались опричная и земская думы, особый опричный Дворец (с подразделением на три дворца – Сытный, Кормовой и Хлебный). Вскоре возникли опричная и земская система приказов.

Учреждалось специальное опричное войско, главной функцией которого была борьба с "государевой изменой". Первый набор в него происходил из дворян Суздальского, Можайского и Вяземского уездов. Основной упор делался на незнатное провинциальное дворянство, по мнению Ивана Грозного, не зараженное "боярской изменой". Царь рассчитывал, что получившие стремительное возвышение дворяне из регионов будут с особым желанием бороться с "изменной" столичной аристократией. Для наделения опричников новыми поместьями в повышенных размерах, как показал С. Б. Веселовский, из центральных уездов страны было насильно выселено несколько тысяч землевладельцев. Их владения были конфискованы и розданы опричникам.

"Государевы слуги" давали клятву верно служить царю и изобличать измену. Они носили особую одежду – черные кафтаны из грубого сукна; приторачивали к седлам метлы и отрезанные собачьи головы как символ того, что они будут выметать из страны измену и выгрызать ее. На шее у царя на цепочке тоже висела посеребренная собачья голова, щелкавшая зубами в такт движениям. Опричники имели особую внутреннюю организацию по церковному образцу: государь носил титул "игумена", знаменитый палач Малюта Скуратов называл себя "пономарем", Афанасий Вяземский – "келарем" и т.д. Резиденция опричников располагалась в центре Москвы, где в 1567 г. был построен внушавший страх огромный опричный замок. Загородной резиденцией опричников была Александрова слобода.

В 1565 г. начались опричные репрессии. Первый удар был нанесен но суздальским и ярославским княжеско-боярским корпорациям. Несколько десятков крупных землевладельцев лишились своих имений: их взяли "в опричнину". Некоторые видные аристократы были казнены (А. Б. Горбатый-Суздальский, С. В. Ростовский и др .). По подсчетам Р. Г. Скрынникова, более 200 представителей суздальских, ярославских, ростовских, стародубских и прочих дворянских фамилий сослали в далекий Казанский край. Ученый назвал это "Казанской ссылкой".

Историк Б. Н. Флоря отметил, что одним из главных последствий опричнины были масштабные миграции русских землевладельцев в результате переверстки поместий в опричные годы. Дворянство перемешивалось, перемещалось в масштабах всей страны: вотчинники теряли родовые вотчины, передававшиеся из поколения в поколение; помещики получали поместья в других уездах и были вынуждены покидать родные края. Это разрушало внутри дворянства корпоративные связи и делало землевладельцев более зависимыми от государства. По мнению Б. Н. Флори, перемены в судьбах родового землевладения как титулованных князей, так и обычных детей боярских, происходившие в годы опричнины, "в очень значительной части оказались необратимыми".

В мае 1566 г. в отставку вопреки желанию Ивана Грозного подал митрополит Афанасий, не желавший мириться с опричными порядками. Пост предложили казанскому архиепископу Григорию (Герману Полеву), но он также выступил с критикой опричнины. Его изгнали. Митрополитом стал соловецкий игумен Филипп Колычев, который тоже отнюдь не сочувствовал новым порядкам. Царь раздраженно сообщил митрополиту, что опричнина – его личное и семейное дело и церковь не может вмешиваться в его "домовой обиход". Митрополит выговорил себе право "печаловаться" за опальных.

В июле 1566 г. во дворец явилась делегация из 300 дворян с требованием отмены опричнины. Царь приказал арестовать их, после чего некоторых участников делегации четвертовали, некоторым вырезали языки, а кого-то били кнутом на торгу. В 1567–1568 гг. в заговоре против государя был обвинен виднейший боярин и конюший И. П. Федоров-Челяднин. На него возвели лживое обвинение в предательских связях с Литвой и желании свергнуть государя и возвести на престол князя Владимира Старицкого. Не сумевший найти общий язык с царем новый митрополит Филипп Колычев пытался протестовать против опричнины, но в ноябре 1568 г. был низложен. Его лишили сана и приговорили к сожжению, но затем сослали пожизненно в тверской Отроч монастырь.

В 1569 г. было сфабриковано "дело Старицких". Князя Владимира Андреевича обвинили в подготовке к покушению на царя. В сентябре 1569 г. скончалась вторая жена Ивана Грозного Мария Темрюковна, урожденная кабардинская княжна Кученей. Царь заявил, что ее отравили изменники. Краткий фарс "судебного разбирательства" закончился казнью Владимира Старицкого: его вместе с женой и девятилетней дочерью заставили на глазах царя принять яд.

Следующим и самым крупным репрессивным актом опричнины стал "новгородский погром". Из Новгорода Великого поступил донос, что город хочет перейти на сторону Великого княжества Литовского. Тогда Иван Грозный решил покарать не отдельных "изменников", а весь город с его населением. Осенью 1569 г. опричная армия вышла в поход на Новгород. Ее путь был отмечен массовыми грабежами и убийствами. По дороге была разорена Тверь. Опричник Малюта Скуратов явился в Отроч монастырь, где сидел опальный Филипп Колычев, и потребовал от него благословить карательный поход на Новгород. Владыка отказался, и Малюта задушил его подушкой.

Новгород подвергся страшному разорению. По сути, был навсегда убит дух этого города, все еще сохранявшийся со времен средневековой Новгородской республики. Погибло в мучительных казнях несколько тысяч человек, были сожжены и разграблены все торговые склады, в окрестностях города разорили 27 монастырей. Опричники дошли даже до далеких "новгородских пригородов": Ивангорода, Корелы, Орешка и Ладоги. Масштабы грабежа иллюстрирует хвастливое свидетельство немца-опричника Генриха Штадсна: из Москвы он вышел в поход на одной лошади, а вернулся с 49 лошадьми и 22 санями, нагруженными захваченным добром.

Даже видные опричники, сподвижники царя, оказались потрясены размахом "новгородского погрома". Террор, который они сами начинали и раздували, грозил теперь пожрать их самих. С "новгородским делом" было связано падение Басмановых, которые принимали участие в создании опричнины. Бывший ближний царский советник Алексей Басманов подвергся репрессиям, прошли казни его родственников и дворян. Был зверски убит Афанасий Вяземский, знаменитый опричный "келарь", связанный с новгородским духовенством. Инициаторами гонений на своих же опричников стали Малюта Скуратов-Бельский и Василий Грязной, возглавлявшие опричное сыскное ведомство.

После Новгорода царь двинулся на Псков, где его встретили богатым угощением, выставленным прямо на улицах. Воевода и церковь молили не трогать город. По легенде, Псков спас юродивый Никола Салос, сумевший пристыдить суеверного монарха. Так или иначе, но царь ограничился несколькими казнями и не отдал Пскова на разграбление опричникам.

Казни страшного 1570 г. продолжились в Москве. Здесь разгрому подвергся государственный аппарат в связи с так называемым делом главы Посольского приказа, печатника (т.е. хранителя государственной печати) старого дьяка Ивана Висковатого, который выступил против опричных злодейств и был арестован. Как обычно, подверглись репрессиям многие связанные с ним люди. В Москве на Поганой луже 25 июля 1570 г. прошли массовые казни репрессированных по "новгородскому изменному делу" и по "делу Висковатого". На плаху взошли 130 человек, в том числе и взбунтовавшийся печатник.

В результате событий 1568–1570 гг. политическая элита страны оказалась полностью обескровлена. Погибли или попали в опалу многие яркие и способные полководцы, политики, государственные и церковные деятели.

Современники Ивана Грозного ливонские дворяне Иоганн Таубе и Элерт Крузе в своем послании к герцогу Курляндскому писали: "В это время он так бушевал и кровожадно тиранствовал над населением или земцами, а также и над своими опричниками, что никого не осталось, кроме отъявленных палачей или молодых ротозеев".

Главным негативным следствием опричнины стал охвативший страну произвол рядовых опричников, о масштабах которого мы можем только догадываться. Пользуясь безнаказанностью и привилегированным положением, опричники грабили земцев под лозунгом "борьбы с изменниками". У опричника было невозможно выиграть суд: он мог убивать, воровать, насиловать – на него не существовало управы. Поэтому режим вызывал всеобщую ненависть в стране, а опричников называли "кромешниками" – слугами адских сил. Если Иван Грозный и затевал "очистить" страну от "грешников" в преддверии Конца времен, то высокая духовная идея оказалась полностью забыта и вылилась в банальный разбой и террор. По официальным данным, в опричнину было репрессировано около 4 тыс. человек, но в действительности гораздо больше. Ведь не учтены многочисленные жертвы городских и монастырских погромов, грабежей в имениях репрессированных бояр, что сопровождалось убийствами простолюдинов и дворовых людей, которых никто не считал.

В 1572 г. опричнина была официально отменена. Причины отмены столь же неясны, как туманны мотивы ее введения и цели опричной политики. Было приказано считать, что опричнины никогда не существовало, само это слово запрещалось употреблять. Опричный террор остается одной из самых страшных страниц русской истории.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы