Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ И ТЕХНОЛОГИИ
Посмотреть оригинал

Общество генетической информации

Революционные изменения в биомедицинских науках, связанные с прорывом в изучении генома человека, начались буквально на наших глазах и уже идут полным ходом. Сегодня становится все более понятно, что открытие «двойной спирали» ДНК (Ф. Крик, Дж. Уотсон) было одним из фундаментальных научных достижений XX в. и науки вообще, сопоставимых, например, с открытиями всемирного тяготения, строения атома и радиоактивности.

В связи с интенсивным развитием генетики ожидаются как кардинальные изменения в медицине, так и широкие социальные следствия. При этом общество все больше озабочено предполагаемыми негативными эффектами этого процесса. В частности, особое беспокойство вызывает перспектива целенаправленных вмешательств в генетический аппарат человека. Кроме того, на текущем этапе, хотя средства генетического контроля еще не развиты, множество опасений порождают уже достигнутая расшифровка генома человека и расширение возможностей генетического тестирования.

Развитие генетики сопровождается сложными следствиями мировоззренческого, социального, этического характера. Но в пределе этот процесс может повлечь еще более фундаментальные изменения, состоящие в формировании нового типа общества вообще, на путь к которому мы, возможно, уже вступили.

Это новое состояние общества можно назвать обществом генетической информации.

Генетическая информация — индивидуальная и коллективная — используется все шире. Уже сейчас ее накапливают и складируют в различных формах. Это, например, информация, полученная от семей, страдающих наследственными болезнями, банки донорской крови, скрининг новорожденных. Ряд стран собирают банки ДНК для целей криминалистики. Вооруженные силы США требуют от всех военнослужащих сдавать образцы своей ДНК для возможной идентификации при неблагоприятных исходах. Имеются попытки создать и национальные генетические базы данных. Так, в 1999 г. парламент Исландии дал разрешение одной биотехнологической фирме собирать всю генетическую, медицинскую и генеалогическую информацию в стране в единую базу данных для продажи исследователям. Это решение подверглось критике в отношении «нрава собственности» на генетическую информацию, особенно в связи с извлечением из нее прибыли.

Феномен движения в сторону общества генетической информации еще недостаточно осознан философией и социальными науками — быть может, потому, что многое здесь происходит слишком быстро, если не стремительно. Формирование общества генетической информации есть некий динамичный по своим частным результатам и одновременно устойчивый, долгосрочный процесс.

Технические признаки перехода к обществу генетической информации — это постоянно расширяющиеся и улучшающиеся возможности ее добывания и использования. Работа с генетической информацией в последующие годы будет становиться все дешевле, удобнее, эффективнее.

Она обязательно широко войдет в рутинную клиническую практику для обследований, постановки диагнозов, назначения лечения и т.п. Определенные виды генетических сведений уже сейчас являются легкодоступными — прежде всего, для представителей биомедицинских наук. При решении ряда регуляторных проблем (защита информации, правила ее использования) генетическая информация может стать важной частью стратегий общественного здравоохранения, однако также может быть применена и в самых различных целях.

В зависимости от того, насколько технически эффективными будут способы получения и анализа генетической информации, она может стать незаменимой основой многих социальных практик. Общество в возрастающей степени будет вести свои дела и рационально планироваться с учетом собственной генетической информации.

Иными словами, в обществе укоренится некий новый, важный, но рискованный, со многих точек зрения, вид информации, который будет циркулировать в нем и опосредовать многие социальные отношения. Это будет особая информационная подсистема или даже целая информационная реальность. Общество будет решать свои разнообразные проблемы посредством привлечения генетической информации — причем решаться они будут по-новому, порой совершенно неожиданно и очень спорно с точки зрения более традиционных систем ценностей.

Попробуем представить некоторые эффекты назревающей «генетиза- ции» общества.

Например, трудно предсказать, как повлияет прогресс генетики на криминалистику и юридическую практику. Возможно, генетика значительно изменит сложившиеся системы права. В первую очередь это может коснуться проблем преступности и уголовного права, но не только. Скажем, могут произойти важные изменения в семейном законодательстве: в защите ребенка, в идентификации социально неблагополучных семей. Может появиться практика подтверждения социального неблагополучия семьи некими «генетическими маркерами» или что-либо подобное.

Допустимо ожидать значительного изменения стратегий брачного поведения: например, вступления в брак (выбора партнера) и планирования семьи, принятия решений о деторождении. Это повлечет дальнейшие изменения в системе семейных ценностей и вообще в социокультурном понимании семьи.

Под сильным и необратимым влиянием генетики могут оказаться также личные планы человека — они могут строиться индивидом с учетом результатов генетического тестирования (знания собственных рисков — их вероятности и смысла и т.п.). Более широко, генетическая информация может оказать глубокое влияние на весь образ жизни людей постиндустриального общества — на их поведение, стиль жизни, личные ценности. Она вполне может использоваться «рациональными индивидами», которые будут самоопределяться в отношении своего «генетического капитала», оценивать свои личные риски, свои «конкурентные преимущества», принимать научно-обоснованные решения в отношении своей жизни и карьеры и т.п.

При этом, однако, равновероятно предположить, что доступ к этой информации может дезорганизовать жизнь многих людей. Хотя, конечно, мнение о «генетическом детерминизме» человеческой жизни очень преувеличено, но объективно развитие генетики будет вести ко все более точным генетическим прогнозам.

Знание своей генетической «судьбы» — крайне сложная ситуация. Человечество приходит к этому впервые в своей истории. Как станут вести себя люди, обладающие своим генетическим прогнозом, когда это станет массовым явлением и приобретет социальное значение, трудно вообразить. Это может быть в одинаковой мере и рост специфической менеджеризации и инструментализации собственной жизни, и, наоборот, нарастание иррациональных, «протестных», девиантных жизненных стилей.

Генетизированные социальные и субъективные способы характеризации людей способны оказать весьма неоднозначное воздействие на системы морали. С точки зрения глубоких моральных интуиций общества, генетический субъект как биологическая идентичность исходно конфликтует с моральным субъектом. С продвижением биологических и социальных наук следует ожидать, что чем больше будет выявляться разного рода соци- огенетических связей, тем больше могут подвергаться «нападению», оспо- рению понятия морального субъекта и этической ответственности.

Наконец, назревает проблема порожденного генетикой нового неравенства людей. Кто знает, какие замечательные «открытия» нас ждут с расширением генетических исследований, какие могут быть обнаружены прямые или косвенные взаимосвязи социальных и биологических параметров.

Это могут быть генетические маркеры психической патологии, какого- либо социально значимого поведения (например, склонность к определенным занятиям отдельных этнических групп или семей, индивидов), девиации (преступность, асоциальный образ жизни), вредных привычек (типа алкоголя, приема наркотиков, курения), уровня развития интеллекта, способности к лидерству, творческому мышлению и т.п. Уже сегодня есть определенные основания полагать, что биологические эквиваленты социальных качеств действительно существуют — например, выявлены корреляции между особенностями нейрофизиологического функционирования мозга и некоторыми социальными качествами[1].

Из этого следует, что с развитием молекулярной генетики западное общество, в сущности, торопится поскорее открыть ящик Пандоры. Современное демократическое общество развитых стран озабочено устранением областей все новой дискриминации (в том числе по биологическим признакам: половая, возрастная, этническая). В этих условиях высокоразвитой публичной западной демократии вскрытие генетической основы индивидуальных и социальных качеств может стать поистине взрывоопасным. Это может привести к фундаментальному потрясению многих сложившихся норм, систем ценностей, социальных институтов.

Вообще говоря, общество генетической информации — это какой-то совсем другой мир, с еще неизвестными возможностями социального контроля, ведения дел и обращения с человеком. С нарастанием роли генетики в обществе мы можем вступить в процесс массированных социальных изменений, причем все вокруг будет меняться множеством способов, по большей части неудержимо и неуправляемо.

Выход к генетическому фонду — это новый уровень биовласти (М. Фуко), которая может быть использована с разными целями (в том числе весьма далекими от медицинских: оборона, разведка, социальная политика, криминалистика и многое другое). Вполне очевидной представляется некая фундаментальная закономерность, согласно которой чем больше человек становится прозрачным для научно-технического «взгляда» и доступным для технического орудования, тем больше он оказывается уязвимым, незащищенным и открытым для вторжений и контроля.

  • [1] Wolpe Р. R. Neurotechnologv and brain-computer interfaces. Ethical and social implications.2004. P. 60.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы