Политическое измерение технологии: демократия, неравенства, власть

Тема взаимосвязи технологии и политики сегодня очень популярна. Это обсуждение политических контекстов и подтекстов технологии, взаимного влияния технологии и политики.

Понятие политики.

Технология как материальный фактор политики

Понятие «политики» употребляется во многих смыслах. Можно выделить как минимум следующие три значения этого понятия:

  • • политика как сфера власти;
  • • политика как сфера локальных интересов;
  • • политика как рефлексивная целеустремленная деятельность.

Рассмотрим эти значения подробнее.

  • 1. Политика существенно связана с понятием власти и властными процессами. Политику как сферу власти можно также сокращенно назвать просто политикой власти. В этом фундаментальном ракурсе политика - всегда власть. Власть выступает как самоцель и как средство достижения различных целей (экономических, социальных и т.п.). В политике власти действующий актор стремится завладеть властным потенциалом самим по себе, и все его действия и заявления обнаруживают властный подтекст.
  • 2. Политика как продвижение в публичной плоскости конкретных интересов, преследование некоторого блага. Это может быть благо индивида, заинтересованной (организованной) группы, института или другого социального актора.

Первый и второй смыслы тесно переплетаются в реальных властных процессах. Однако мы должны видеть их различие: в первом случае политика рассматривается как реализация властного интереса, во втором случае акцент ставится на достижении (в том числе, возможно, с использованием какого-то властного ресурса) неких иных, вневластных целей.

Примером политики как продвижения локальных интересов могут служить процессы политических переговоров. Например, это переговоры с официальной властью или между заинтересованными сторонами в процессе преследования каждой своих собственных интересов.

Политические процессы как борьба за определенные блага (многие из которых сегодня оформлены как социальные права) протекают в виде выражения социальными игроками своих потребностей, идентичностей, своих локальных миров (мир обделенных социальных групп, мир дискриминированных общностей и т.п.).

3. Политика как целеустремленная деятельность. В этом (широком) смысле можно говорить о таких политиках, как политика администрирования, хозяйствования, семьи, индивида (личной жизни, профессиональной карьеры), государства (внешняя и внутренняя), общественного движения и т.п.

Это близко к традиционному аристотелевскому смыслу: политика как прикладная рациональность, сочетающая аналитические и прагматические способности и предполагающая умение разумно обращаться с задачами, целями, средствами, стратегиями, результатами. Область политики, как ее представлял Аристотель, соединяла в себе этику, экономику и собственно политику.

В дальнейшем мы будем понимать «политику» преимущественно как сферу власти и сферу локальных интересов.

Формы связи технологии и политики разнообразны. Так, можно выделить, по крайней мерс, следующие виды их влияния друг на друга:

  • • технология может быть специально использована с политическими целями (например, как инструмент усиления власти);
  • • разработка и применение технологии может иметь широкие политические следствия;
  • • процесс разработки и внедрения технологии в обществе протекает через политические процессы;
  • • технология может воплощать в себе определенные политические отношения (неравенства, удержание власти и т.п.).

Впервые со всей остротой вопрос о тесной связи технологических факторов и социально-политических отношений в обществе поставил в XIX в. К. Маркс. С его точки зрения, характерные для того или иного исторического этапа технологические возможности общества («производственные силы») и связанные с ними производственные отношения выступают материальной основой жизнедеятельности общества (базис), а в сложной взаимосвязи с ними находятся другие, «надстроечные» формы общественной жизни (идеология, политика, искусство и др.). Сама по себе применяемая обществом техника на дайной ступени общественного развития — это далеко не просто техническое средство; техника воплощает в себе определенный тип социально-политических отношений, господствующих в обществе.

Так, эпоха капиталистической экономики представляет собой реализованный в производственно-технических системах (механизация труда, сборочные конвейеры, массовое производство и др.) тин господства капиталиста над наемным рабочим, «покупку» труда и эксплуатацию работника для извлечения прибыли из его рабочей силы и других ресурсов. В этих условиях наемные работники оказываются лишь частью гигантской промышленной системы, и их собственный труд становится отчужденным: их работа принадлежит не им, а их «хозяину». Такой труд носит не целостный характер (как «тэхнэ» плотника, гончара и т.п.), а есть лишь раздробленная деятельность в большой системе разделения труда. Классическим примером служат монотонные, предельно однотипные действия рабочих по обслуживанию конвейера, введенные на заводах Г. Форда.

Сам Маркс полагал, что дальнейшее развитие производительных сил и отношений общества приведет к такому состоянию дел, когда нынешняя система господства внутренне подорвет сама себя и произойдет колоссальный переход к новому состоянию общества — без частной собственности на средства производства, без отчужденного труда и без эксплуатации человека человеком. Это новое состояние — утопию «полного освобождения человека» — Маркс назвал эрой коммунизма.

Прогнозы Маркса насчет фундаментального перехода к некапиталистическому способу производства (еще?) не оправдались. Тем не менее поднятые им проблемы сущности капитализма и создаваемой им тотально капитализированной системы межчеловеческих отношений, свободы труда, тесной взаимосвязи материально-технических и социально-политических факторов сами но себе остаются острыми, и их продолжают углубленно исследовать и обсуждать.

В XX б. большой вклад в анализ феномена власти и ее конкретных техник внес уже знакомый нам М. Фуко (см. параграф 3.3). В своих работах он вскрыл «микромеханизмы» власти, показал те действующие способы и формы, которые придают ей вездесущее, «естественное» состояние.

По Фуко, тип господства, укоренившийся в современном обществе, имеет диффузный характер, многими способами «дрессируя» человека, воспитывая некий наиболее «стандартный» или нормальный тип и репрессируя любые другие, «аномальные» виды поведения, мышления и т.п. Научная рациональность играет здесь фундаментальную роль, поскольку рационализирует и дегуманизирует взгляд на человека. Она дает возможность измерять, усреднять, вычислять, нормировать и т.п. С развитием науки и технологии появляются все новые и более мощные способы упорядочения и нормирования общества. Создаются возможности управления витальными началами человеческой жизни — приходит эпоха биовласти.

Сама технологическая рациональность служит средством добиваться необходимого «выдрессированного» человеческого поведения. В одной из своих поздних лекций М. Фуко показал, что растущее в развитых странах влияние неолиберализма как новой широко принимаемой идеологии есть новая техника власти над человеком. Она стимулирует некий менед- жериальный подход к собственному поведению, мышлению, принятию решений и т.п., и, таким образом, заменяет внешний контроль над человеком на глубокий внутренний контроль и самодисциплину1.

В философии технологии проблему связи технологии и политики ярко выдвинул американский философ Л. Виннер. В одной из своих работ он задает вопрос: «содержат ли артефакты политическое измерение?»[1] [2]. Виннер задает целую программу исследований взаимодействия властных феноменов и технических артефактов: изучения того, как технологии скрывают в себе политические замыслы, «протаскивают» с собой определенные политические интересы, приводят к политическим следствиям и т.п.

Связь технологии и политики сегодня привлекает все больше внимания, учитывая огромное значение, которое приобрела технологическая сфера в высокоразвитых странах. На фундаментальном уровне эту проблему можно обозначить следующим образом: технологияматериальный (рак- тор политики.

Иными словами, технология выступает как особый неполитический, внешний по отношению к собственно властно-политическим процессам фактор, который, однако, играет в них огромную роль. Технология способна оказывать (и оказывает) довольно сильное воздействие на различные политические проблемы — на политические процессы, свободы, перераспределение власти, создание и удержание привилегий, установление социального контроля и т.н. Это некое стимулирующее материально-техническое влияние на сферу сугубо социальных отношений.

Учитывая актуальность и остроту проблем политики и демократии в современном мире, этот самостоятельный и мощный фактор имеет настолько большое значение, что можно даже говорить о возрастающей необходимости в специальном поле политологических исследований политологии технологии.

  • [1] Lemke Th. «The birth of bio-politics»: Michel Foucault’s lecture at the College de France onneo-liberal govcrnmentality // Economy and Society. 2001. Vol. 30. №. 2. P. 190—207.
  • [2] Winner L. Do artefacts have politics? // Daedalus. 1980. Vol. 109. №. 1. P. 121—136.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >