Продвижение России на Поле и развитие колонизации южных земель в конце XVI века

В 1584–1587 гг. татары совершали набеги на южные границы России практически ежегодно. Крымскую проблему надо было решать радикальным образом. Традиционной обороной защитить страну было невозможно. Тогда решили передвинуть границу на юг, в степь, и встречать врагов как можно дальше от глубинных русских территорий.

Для этого необходимо было построить новую линию обороны из восьми опорных крепостей. В качестве первых шагов в 1585 г. основали Дивны, в 1586 г. – Воронеж. Эти крепости были выдвинуты далеко в Поле, тем самым намечался вектор внешней политики на ближайшие годы. В конце 1580-х гг. сложилась глубокоэшелонированная система обороны юга России. Первую линию составляли пять полков, располагавшихся по Оке: полк правой руки – в Алексине, большой полк – в Серпухове, передовой – в Калуге, сторожевой – в Коломне, полк левой руки – в Кашире. Вторую линию образовали служилые люди 12 городов "украинного разряда" – Тулы, Орла, Новосиля, Белева и т.д. Третья линия обороны только создавалась и пока состояла из двух крепостей на Поле – Дивен и Воронежа. Тем самым юг страны с каждым годом все более надежно был закрыт от удара крымских татар.

Была также предпринята попытка нейтрализовать Крым путем организации там военного переворота. Для этого решили использовать татарского царевича – перебежчика Мурат-Гирея. В 1584 г. во время смуты в Крыму хан Мухаммед-Гирей II был убит. Новым правителем стал Ислам-Гирей II, но его свергли собственные племянники – Сеадет-Гирей и Мурат-Гирей. Однако Ислам-Гирей не сдался и вернул себе престол. Незадачливые заговорщики бежали и стали искать пристанища у русских властей. Сеадет-Гирею разрешили кочевать под Астраханью, а Мурат-Гирея поселили в Астрахани на правах "служилого царевича". В 1586 г. его вызвали в Москву и вместе с воеводами Р. М. Пивовым и М. И. Бурцовым велели готовить нападение на Крым, чтобы "сесть в нем царем". Этот поход не состоялся, но само наличие таких планов показывает, что Россия перешла к активной политике на южном направлении.

Летом 1591 г. состоялось последнее в XVI в. (да и вообще в истории русско-татарских отношений) крупномасштабное нападение Крымского ханства на Россию, которое можно было бы назвать "нашествием". В поход с силами "всего Крыма" выступил хан Казы-Гирей.

Обороной страны командовали Ф. И. Мстиславский и Б. Ф. Годунов. Татары обошли крепости на Поле и города "украинного разряда" и дошли до "окского рубежа". В районе сел Воробьево – Коломенское – Котлы (сегодня это районы г. Москвы) 4 июля состоялись многочисленные бои, стычки, попытки татар прорвать оборону русских войск. Перестрелка, длившаяся несколько часов, успеха татарам не принесла. Главное сражение развернулось у стен Данилова монастыря. Татары отступили. Борис Годунов в знак победы велел основать под Москвой Донской монастырь, тем самым намекая на то, что одержанная им победа над татарами по своим масштабам сравнима с подвигом Дмитрия Донского, с Куликовской битвой.

Для обороны Москвы в 1592 г. стали строить Скородом – цепь земляных и деревянных укреплений вокруг столицы но линии современного Садового кольца. По периметру она достигала 14 км в длину, имела более 50 башен. На пути крымцев в 1592 г. был основан г. Елец. В 1596 г. рядом с ним заложили новые крепости – Белгород, Оскол и Курск. Под Тулой была построена новая огромная засечная черта. В 1598 г. Казы-Гирей в связи с кончиной царя Федора Ивановича хотел повторить поход, но его разведка донесла о неожиданно эффективной системе обороны противника. Вместо войск Казы-Гирей отправил в Москву дипломатов. Россия и Крым заключили мирный договор. Военная угроза на юге на ближайшие годы была ликвидирована.

В 1598 г. происходит отмена "берегового разряда" – росписи войск по первой линии обороны, по берегу Оки. 150 лет русские войска именно здесь встречали татарские нападения, граница проходила фактически чуть более чем в 100 км от Москвы. Сегодня до нее можно было бы доехать на подмосковной электричке. Только после 1598 г. "окский рубеж" официально перестал быть пограничным оборонительным рубежом. Войска теперь собирались сразу на второй линии – в городах "украинного разряда" и на Поле. Граница России передвинулась далеко на юг.

В 1599 г. для усиления новых оборонительных рубежей на Поле были основаны еще две крепости – Царев-Борисов и Валуйки. Начались интенсивная колонизация Поля, включение его в экономическую жизнь России.

"Деятельность правительства, направленная на закрепление Поля за Россией, на включение в хозяйственный обиход обширных южных земель, в целом получила поддержку широких слоев населения. Плодородные черноземы, реки и леса, богатые рыбой, пушным зверем, бортными деревьями, привлекали в это время переселенцев из различных социальных групп. За счет земель Поля могли рассчитывать на расширение своих вотчин и поместий и крупные московские землевладельцы, и мелкопоместные дети боярские украйны. Запись на службу в новые города в качестве казаков, стрельцов, а иногда и детей боярских, предоставляла активной части рядовых жителей украйны, включая крестьян, легальные возможности для поселения в новых местах, для повышения своего социального статуса".

В конце XVI в. во внешней политике России на южном направлении все большую роль начинают играть новый фактор. Растет роль казачества как политической, социальной и уже исторической силы.

Казаки возникли из смешанного маргинального населения, по разным причинам ушедшего из-под государственной власти, на ничейной, нейтральной территории между Крымским ханством, Россией и Великим княжеством Литовским, в приазовских и причерноморских степях, бассейнах Дона, Северского Донца, Днепра и т.д. Это были военизированные формирования, промышлявшие походами за добычей в окрестные государства. Значительная часть казачества исповедовала православие, что автоматически делало их врагами татар и турок и потенциальными союзниками России. Еще Иван Грозный посылал грамоты донским казакам (первая известная нам грамота датирована 3 января 1570 г.).

К концу XVI в. донские казаки усилились настолько, что без их помощи нельзя было отправить посольство в Крым или Турцию. Казаки оказывали содействие русской сторожевой службе, помогали в отражении нападений татар. Тем не менее в 1580–1590-е гг. русские власти решительно дистанцировались от казаков. Московский посол Б. П. Благой в 1585 г. говорил в Турции, что "на Дону живут воры, беглые люди, без ведома государя, не слушают никого". Причиной столь прохладного отношения были, во-первых, принципиальная невозможность добиться от вольнолюбивых казаков покорности властям; а во-вторых, неконтролируемые военные столкновения донцов с татарами и турками в Приазовье. Москва боялась, что казаки поссорят ее со Стамбулом и спровоцируют крымские набеги. Контролировать постоянные стычки казаков с "супостатами" тоже было нереально. Диалога российского правительства и казачества в конце XVI в. не случилось, но именно Юг России и Дон стали главными центрами антиправительственных движений в годы Смуты – гражданской войны в начале XVII в.

Помимо донцов, т.е. в будущем российских казаков, казачество развивалось в Поднепровье. Там возникла Запорожская Сечь как база движения вольных казаков. Кроме того, значительная масса казаков находилась на военной службе Речи Посполитой (в русских источниках их именовали черкасами по названию г. Черкассы). Исход Ливонской войны имел то немаловажное последствие, что Речь Посполитая оценила казачество как военную силу (легендарная грамота Стефана Батория приднепровским казакам датируется 1576 г., что очень близко к датировке грамоты Ивана Грозного донцам). Теперь черкасы (термин постепенно распространился на все население Приднепровья) и казаки становятся на юге России еще одним фактором военной угрозы, помимо татар.

Запорожских казаков и черкас в современной историографии называют "украинцами". Несомненно, именно эти социальные и этнические группы были в основе этногенеза украинского народа. Но в XVI – начале XVII в. термин "украинец" употребляется редко как самими представителями этого этноса, так и в соседних государствах. Чаще использовались наименования "люди руские", "люди руськие", "русины" и т.п. Процессы этногенеза на землях Речи Посполитой носили очень сложный характер, поэтому здесь необходима терминологическая строгость в соответствии с источниками

Угроза была вполне реальной. Так, в 1590 г. набегом черкас был уничтожен недавно основанный г. Воронеж, передовая русская крепость на Поле, и ее пришлось восстанавливать заново. В дальнейшем и черкасы, и запорожские казаки примут активное участие в событиях русской Смуты начала XVII в.

В 1586 г. ко двору царя Федора приезжали дипломаты из Бухары и Ургенча. В 1587 г. в подданство России переходит Кахетия. В 1588 г. русские строят опорную крепость на Северном Кавказе – Терский городок в устье р. Терека. В 1590 г. русские войска действуют на Кавказе, в Кабарде и в Кахетии. Россия к концу XVI в. становится мощной геополитической силой на восточном направлении.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >