СИСТЕМА МИРНЫХ СРЕДСТВ РАЗРЕШЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ

Принцип мирного разрешения МЕЖДУНАРОДНЫХ СПОРОВ

Международные споры являлись и являются неизбежным элементом международных отношений во все времена. Как бы ни старалось международное сообщество искоренить самые истоки конфликтов, по убеждению специалистов Д.Д. Кэрона и Г.Г. Шинкарецкой, конфликты и споры будут возникать снова и снова[1]. В этих условиях становится актуальным развитие и совершенствование механизмов и процедур, призванных на основе международного права предотвращать и разрешать споры.

Международный спор предполагает наличие взаимных претензий между сторонами. Спор существует, если одна сторона выдвигает жалобу против другой стороны, а эта, другая сторона, отвергает жалобу, писал известный ученый Г. Кельзен[2]. Международный спор обладает следующими основными характеристиками: конкретные участники, достаточно четкие взаимные претензии, определенный предмет спора.

Постоянная палата международного правосудия (ППМП) в одном из своих решений (второе по счету) дала следующее определение международному спору — «разногласие по вопросу права или фактов, противоречие, противостояние правовых аргументов или интересов сторон»[3].

Ключевой проблемой международного судебного процесса является вопрос, кто и при каких условиях может обращаться в тот или иной суд. Согласно традиционной доктрине международного права, активно поддерживаемой и советскими юристами-международниками, истцом и ответчиком в международных судах может быть только государство. Словарь международного права трактует понятие международного спора следующим образом: «Спор возникает между государствами по вопросу факта или права, может быть двусторонним или многосторонним, возникать в различных сферах деятельности государств в отношении толкования или применения того или иного международного договора, ответственности конкретного государства и т.д.»[4]. Заметим, что данное определение ограничивает субъектный состав международного спора только государствами, оно не предполагает международные межправительственные организации, физические и юридические лица в качестве сторон международного спора. Вместе с тем, как отмечает Г.Г. Шин- карецкая, решение вопроса о сторонах разбирательства определяется основополагающими документами того или иного судебного учреждения[5]. Иными словами, государства, будучи первичными субъектами международного права, при создании статута суда решают, кто сможет в будущем стать стороной в деле, рассматриваемом судом. Более того, следует добавить, что развитие международных судов привело к тому, что право на доступ к международным судам получили физические лица, группы лиц, неправительственные организации (например, Административный трибунал ООН, Евро-

пейский суд по правам человека, Международный центр по урегулированию инвестиционных споров), международные организации и их органы (например, Суд ЕС).

В настоящее время международные межправительственные организации, число которых в мире превышает 250, стали играть все более возрастающую роль в международных отношениях. Они обладают правосубъектностью, имеющей ограниченный и функциональный характер. Международные организации несут ответственность за совершенные ими нарушения международного права. В связи с этим отметим, что в настоящее время в рамках Комиссии международного права ООН ведется кодификация норм об ответственности международных организаций за международно-противоправные деяния[6]. К сказанному следует добавить, что бюро Постоянной палаты Третейского суда (ППТС) разработало и приняло Факультативные правила арбитражного рассмотрения споров с участием международных организаций[7]. В таких авторитетных международных судах, как Международный трибунал[8] по морскому праву и Орган по разрешению споров ВТО[9], рассматриваются дела, где одной из сторон выступает международная организация.

Многие международные межправительственные организации и интеграционные объединения государств в настоящее время являются сторонами международных договоров. Клаузулы о мирном разрешении споров в международных договорах предусматривают разрешение споров между государством и организацией, например, ст.27 Конвенции о биологическом разнообразии 1992 г.[10]

Определение ответственности международных организаций считается одной из важнейших и вместе с тем сложнейших проблем современности, печальным подтверждением этого является нерешенный вопрос о присвоении ответственности после бомбардировок силами НАТО территории бывшей Югославии весной 1999 г. В этом отношении были зафиксированы две попытки возмещения ущерба в судебном порядке Сербией и ее гражданами от действия вооруженных сил НАТО: дело «Банкович и другие против 16 стран - членов НАТО» 2001 г. в Европейском суде по правам человека[11] и дело «Правомерность использования силы» 1999 г.[12] в Международном Суде ООН (Югославия против Бельгии, Канады, Франции, Германии, Италии, Нидерландов, Португалии, Испании, Великобритании и США). По обоим судебным искам был получен отказ. Вместе с тем, по убеждению судьи Международного Суда ООН В.С. Верещетина, «государства не должны прятаться за ширмой возражения против юрисдикции, а положительное решение Суда произвело бы отрезвляющий эффект на стороны конфликта[13]. Заметим, что помимо политических соображений имелись и другие препятствия для положительного исхода указанных дел - про-

блемы юрисдикции и ответственности международных межправительственных организаций. Эти сложные вопросы в настоящее время находятся на рассмотрении Комиссии международного права ООН[14].

В последнее время в отечественной доктрине международного права активизировалась дискуссия по поводу международной правосубъектности индивидов. Одни ученые отрицательно относятся к правомерной постановке такого вопроса (С.В. Черниченко[15]), а другие, напротив, считают ее бесспорной (В.А. Карташкин[16], Г.В. Игнатенко, С.В. Саяпин[17]). В пользу последних можно привести следующие аргументы:

  • 1) многие международные договоры устанавливают права и свободы человека, осуществляемые им самостоятельно;
  • 2) международные договоры предусматривают право индивида на обращение в межгосударственные судебные органы по защите прав и свобод; 3) многие международные договоры предусматривают международную уголовную ответственность индивидов за преступления против мира и безопасности.

В этом контексте хотелось бы лишь отметить, что положительный или отрицательный ответ на вопрос о международной правосубъектности индивидов не влияет на содержание понятия «международный спор». Дело в том, что на основе современного международного нрава индивид может быть субъектом международных правоотношений, хотя буквально несколько десятилетий назад индивид в лучшем случае мог быть скорее объектом международного спора (случай нарушения его прав), сторонами которого выступают государства или международные межправительственные организации[18]. В случае возникновения конфликтной ситуации между индивидом и иностранным государством на его защиту встает государство, которое может осуществлять защиту своих граждан через институт дипломатической защиты[19] путем переговоров, обращения в международные судебные учреждения. В связи с этим отметим, что в 2007 г. Комиссия международного права ООН закончила разработку проекта статей «О дипломатической защите»[20], Г А ООН приняла этот проект и передала в Шестой комитет для разработки соответствующей конвенции о дипломатической защите или принятии каких-либо соответствующих мер на основе вышеупомянутых статей[21].

Понятие «международный спор» не применяется в случаях реализации института индивидуальной международной уголовной ответственности, разработанного в рамках международного уголовного права и международного гуманитарного права. Данный институт применяется в случае возбуждения уголовного дела прокурором суда (например, Международного уголовного суда, Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии и т.д.) против конкретного индивида, обвиняемого в совершении международных преступлений, в целях поддержания и восстановления мира и безопасности.

Учитывая сложившуюся ситуацию, в которой действуют различные субъекты международных отношений, ученые Д.Д. Кэрон и Г.Г. Шинкарецкая считают, что существует три вида международных споров, ведущих к международной напряженности[22]:

  • 1) межгосударственные;
  • 2) транснациональные (споры преимущественно экономического характера между гражданами или организациями различных стран, государственными органами настолько объемные, что осложняют отношения между двумя государствами);
  • 3) споры о правах человека (споры между гражданами и их правительствами по поводу прав человека такие значительные, что вызывают озабоченность других государств).

Предоставление физическим лицам процессуальных прав в международных судебных учреждениях и договорных органах по правам человека системы ООН является отображением закономерного развития международного права и международной судебной процедуры, основной целью которых является обеспечение господства права и справедливого разрешения международных споров[23].

В рамках данной работы под международным спором понимается разногласие по вопросу права или фактов, противоречие, противостояние правовых аргументов или интересов сторон (государств, международных межправительственных организаций, коммерческих и некоммерческих юридических лиц, индивидов и их групп).

Следует подчеркнуть, что появление разногласий между субъектами международного права еще не предопределяет наличие спора, следовательно, спор может образоваться не сразу, а в течение более или менее длительного периода времени. С момента возникновения спора и в течение всего периода его развития стороны международного спора должны вести себя в соответствии с принципом мирного разрешения споров. Новой тенденцией международного права является разработка норм, нацеленных на предотвращение возникновения международных споров, о чем будет сказано детально позднее.

В Уставе ООН употребляются понятия «спор» и «ситуация», причем Устав ООН не устанавливает конкретных критериев разграничения споров и ситуаций - это право предоставляется Совету Безопасности ООН. Вместе с тем различие между этими понятиями имеет юридическое значение. Ситуация - разновидность международных разногласий, характеризуемая состоянием напряженности между двумя или несколькими субъектами международного права, выявить которые сложно или невозможно. В принципе каждый спор является определенной международной ситуацией, но не каждая такая ситуация перерастает в спор.

Наибольшее практическое значение разграничения между ситуациями и спорами состоит в процедуре их рассмотрения в Совете Безопасности ООН. При рассмотрении спора в Совете Безопасности участвующий в споре член Совета обязан воздерживаться от голосования, а при рассмотрении ситуации - не обязан. В отношении споров, угрожающих миру, Совет Безопасности наделен особыми правами. Он может по собственной инициативе расследовать любой такой спор (ст. 34 Устава ООН), рекомендовать надлежащую процедуру урегулирования (ст. 36), а также условия разрешения спора (ст. 37).

1

Международные споры можно классифицировать по различным основаниям: объект спора, предмет спора, степень опасности для международного мира, по географии распространения (глобальные, региональные, локальные), по числу субъектов (двусторонние или многосторонние), по видам субъектов (межгосударственные или спор с участием международной организации).

Устав ООН различает также две категории споров: юридического характера и все остальные. Статут Международного суда ООН (ст.36 п.2), являющийся согласно ст. 92 Устава ООН его составной частью, отнес к юридическим спорам вопросы, касающиеся: толкования договора; любого вопроса международного права; наличия факта, который, если он будет установлен, представит собой нарушение международного обязательства; характера и размеров возмещения, причитающегося за нарушение международного обязательства.

Деление споров, например, на политические и юридические относительно, но не лишено смысла. В одном случае преобладают политические моменты, в другом - юридические. Практика показывает, что политические споры, особенно связанные с важными интересами, государства не передают на рассмотрение арбитражей и судов, а предпочитают решать политическими средствами. Именно Суд решает, носит ли спор по существу правовой характер. В этом отношении отметим позицию Международного суда ООН, зафиксированную в одном из его решений: «Правовые споры между государствами по самой своей природе могут проходить в политических контекстах и часто представляют собой лишь один элемент длительного политического спора между заинтересованными государствами»1. В решении поясняется, что если Суд откажет в рассмотрении дела, имеющего политический подтекст, то такое решение может иметь далеко идущие последствия, что приведет к необоснованному ограничению роли Суда в процессе мирного разрешения международных споров[24]. Как отмечает проф. III. Розеине, получивший в 2004 г. Гаагскую премию по международному праву, Международный суд ООН никогда не отказывался решать споры, ссылаясь на то, что они «политические», а не «правовые»; более того, подобное решение Суда привело бы к тому, что пришлось отклонить большое число дел, так как большинство международных споров имеют политическую окраску[25]. Так, например, Международный суд ООН принял к рассмотрению дела «О ядерных испытаниях» и «О фосфатах Науру», вынес консультативное заключение по вопросу легитимности одностороннего провозглашения независимости Косово - все эти дела имели большое значение для международного права, несмотря на огромную политическую значимость.

Вместе с тем, все споры, включая те из них, которые не угрожают международному миру и безопасности, но все же вызывают международные трения, должны быть улажены в соответствии с принципом мирного разрешения международных споров. Как отмечает российский ученый, судья Международного трибунала по Руанде в отставке С.А. Егоров, необходима ликвидация любых международных трений[26].

Принцип мирного разрешения споров является одним из основных принципов международного права, закрепленных в различных международно-правовых актах. Первые попытки его закрепления в многостороннем международном соглашении относятся к концу XIX - началу XX в., однако в условиях признания допустимости применения силы в международных отношениях обращение к мирным средствам урегулирования споров не носило юридически обязательного характера. Например, в ст. 2 Конвенции о мирном решении международных столкновений (Гаага, 18 октября 1907 г.)[27], принятой в развитие положений Конвенции о мирном решении международных столкновений (Гаага, 29 июля 1899 г.), говорится: «Державы соглашаются, в случае важного разногласия или столкновения, прежде чем прибегнуть к оружию, обращаться, насколько позволят обстоятельства, к добрым услугам или посредничеству одной или нескольких дружественных Держав». Оговорка, содержащаяся в приведенной статье - «насколько позволят обстоятельства», по существу, полностью обесценивает обязательство о мирном решении споров.

Статут Лиги Наций, принятый в 1919 г., предусматривал положение о применении в определенных случаях отдельных средств мирного разрешения споров. Так, например, согласно ст.12 Статута члены Лиги Наций, если между ними возникал спор, могущий повлечь за собой разрыв, могли прибегнуть либо к третейскому разбирательству, либо к судебному рассмотрению, либо поставить спорный вопрос перед Советом Лиги. К недостаткам Статута можно отнести те факты, что, во-первых, силовое разрешение споров по- прежнему допускалось, а во-вторых, не предусматривалась возможность активных действий со стороны Совета или Ассамблеи Лиги, которые могли подвигнуть государства принять то или иное решение и провести его в жизнь[28].

Указанные недостатки Статута Лиги Наций привели к необходимости принятия Протокола о мирном разрешении споров (Женева, 02.10.1924 г.), который предусматривал разрешение международных споров посредством арбитража или решения Совета Лиги. Государство, нарушившее обязательство мирного разрешения спора, расценивалось как агрессор и против него могли быть приняты соответствующие меры.

<

Однако этот международно-правовой документ не вступил в силу (во многом из-за противодействия Великобритании).

26 сентября 1928 г. в рамках Лиги Наций был разработан Общий акт (в некоторых источниках упоминается как Генеральный акт) о мирном разрешении международных споров, который позднее был доработан ГА ООН 28 апреля 1949 г.[29] В Общем акте детально регламентированы три вида разрешения споров: согласительная процедура, судебное и третейское разрешение споров.

Впервые принцип мирного разрешения споров в обязательном порядке нашел свое выражение в Парижском договоре об отказе от войны как орудия национальной политики от 27.08.1928 г.[30] Договор был инициирован Госсекретарем США Фрэнком Б. Келлогом и министром иностранных дел Франции Аристидом Брианом и поэтому получил название «Пакт Бриана - Келлога». В ст. 1 пакта было закреплено, что урегулирование и разрешение всех споров «должно всегда изыскиваться только в мирных средствах». Поскольку ведущие государства Западной Европы не торопились ратифицировать указанный договор, то СССР предложил подписать Московский протокол о немедленном введении в действие Парижского договора от 09.02.1929 г., к которому присоединились СССР, Польша, Румыния и некоторые другие страны Восточной Европы. Однако из-за недостатка мер по его принудительному обеспечению пакт де-факто остался недействующим.

В Уставе ООН принцип мирного разрешения международных споров закреплен в качестве основного принципа (п. 3 ст. 2): «Все Члены ООН разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не

3

подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость»1. Этот принцип международного права в содержательном плане последовательно раскрывается в ряде резолюций Генеральной Ассамблеи ООН. Прежде всего в Декларации «О принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН» 1970 г., в которой говорится, что государства должны стремиться к скорейшему и справедливому разрешению своих международных споров, при этом государства, являющиеся сторонами в международном споре, а также другие государства должны воздерживаться от любых действий, которые могут ухудшить положение настолько, что подвергнут угрозе поддержание международного мира и безопасности2. В данной декларации отмечается, что международные споры разрешаются на основе суверенного равенства государств и в соответствии с принципом свободного выбора средств мирного разрешения споров. Применение процедуры урегулирования спора или согласие на такую процедуру, о которой было свободно достигнуто соглашение между государствами в отношении существующих или будущих споров, в которых они являются сторонами, не должно рассматриваться несовместимым с принципом суверенного равенства. Другой важной резолюцией ГА ООН является резолюция 1982 г., содержащая Манильскую декларацию о мирном разрешении международных споров3, где подробно анализируется принцип сводного выбора средств разрешения споров. Обе вышеупомянутые декларации подчеркивают важную роль, которую могут сыграть ООН и ее органы в разрешении споров. В связи с этим отмечается, что укрепление такой роли ООН повысит ее эффективность в решении вопросов поддержания международного мира и безопасности.

Принцип разрешения международных споров мирными средствами нашел дальнейшее закрепление и развитие в Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 г.[31], Декларации о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и о роли ООН в этой области 1988 г.[32], Декларации тысячелетия ООН 2000 г.[33]

Рассматриваемый нами принцип подтвержден в региональных соглашениях, а также в других международных документах. К ним относятся: Хельсинкский заключительный акт 1975 г.[34]; Американский договор о мирном разрешении споров 1948 г.[35] (далее - Пакт Боготы); Европейская конвенция о мирном разрешении споров, принятая Советом Европы в 1957 г.[36]; Пакт Лиги арабских государств 1945 г.; Учредительный акт Африканского союза 2000 г.[37]; Хартия Шанхайской организации сотрудничества 2002 г.[38]; Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный кос-

мическими объектами 1972 г.[39]; Конвенция ООН по морскому праву 1982 г.[40]; Конвенция о праве несудоходных видов использования международных водотоков 1997 г.[41], Декларация принципов, регулирующих отношения между государствами - членами Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии 1999 г.[42] и др.

Отметим, что в отечественной международно-правовой науке широко распространено мнение, согласно которому все основные принципы международного права носят ко- гентный характер, т.е. они относятся к разряду императивных норм (jus cogens) международного права[43]. Следовательно, принцип мирного урегулирования международных споров является jus cogens. В соответствии со ст.53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. «императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер». Императивная норма не может быть изменена по соглашению отдельных сторон, она обладает высшей юридической силой и занимает особое место в системе международного права. Все иные нормы международного права должны им соответствовать.

В новых условиях интересы обеспечения мира требуют не только решения существующих споров, но и предотвращения их возникновения. Приобретает особое значение профилактика споров, поскольку предупреждение спора требует меньших усилий, чем его последующее урегулирование. Предупреждение углубления спора также достигается с помощью мирных средств. Особую роль в превентивной дипломатии призвана играть ООН. Этой проблеме посвящен ряд резолюций Генеральной Ассамблеи. Центральное положение среди них занимает Декларация о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, и о роли ООН в этой области (1988 г.)[44]. Декларация подчеркивает принцип ответственности государств за предотвращение и ликвидацию споров и опасных ситуаций.

Положения о предотвращении возникновения споров нашли отражение и в международно-правовых документах регионального характера. Например, в документе, принятом на Совещании экспертов СБСЕ по мирному урегулированию споров, проходившем в Валлетте с 15 января по 8 февраля 1991 г., под названием «Принципы урегулирования споров и положения процедуры СБСЕ по мирному урегулированию споров»[45], отмечается следующее: «Государства-участники стремятся предотвращать споры и разрабатывать, использовать и совершенствовать механизмы, направленные на недопущение споров, в том числе, если это целесообразно, договоренности и процедуры в целях предварительного уведомления и консультаций, касающихся действий одного государства, которые могут существенно затронуть интересы другого государства» (п.4).

В соответствии с современным международным правом государства не вправе оставлять свои споры не разрешенными. Они должны, соблюдая взаимосогласованные сроки урегулирования, использовать все возможные средства и процедуры урегулирования споров, воздерживаться от действий, способных обострить возникший между ними спор.

Механизм реализации принципа мирного разрешения международных споров существует в виде системы международно-правовых средств такого регулирования. Значение этой системы определяется тем, что без механизма мирного разрешения споров система международных отношений не может нормально функционировать[46].

Влияние христианства на развитие мирных средств разрешения международных споров. Мировые религии, как неотъемлемая часть мировой цивилизации, играли и продолжают играть заметную роль в формировании различных аспектов современного международного права[47]. Исключением не является и принцип мирного разрешения международных споров, в формировании были заложены постулаты христианской религии. На эти аспекты обращали внимание многие ученые. Например, проф. Г. Берман писал о значимости теологических источников для западной традиции права[48], а проф. Ф.Ф. Мартенс еще более 100 лет назад отмечал следующее: «...ошибочно думать, что между современными народами общность религиозных верований не играет решительно никакой роли. Только писатели по международному праву до сих пор не обращали на нее должного внимания»[49]. В этом отношении отметим, что принцип мирного разрешения споров стал формироваться в Европе именно под влиянием христианства.

Уже в наше время проф. Ю.Я. Баскин исследовал влияние Библии и христианства на международное право[50]. Проф. И.И. Лукашук отмечал, что взаимодействие между религией и международным правом существовало на протяжении всей истории[51]. Источники позволяют нам проследить это влияние особенно четко с появлением христианства, когда общность религиозных верований сделалась одним из факторов, определяющих международные отношения. Одинаковые представления христианских народов о целях жизни создали почву для единения народов на началах порядка и права[52], чего не наблюдалось в дохристианскую эпоху. Так, Ветхий Завет, будучи важным источником, создающим исторический контекст, содержит данные о том, что переговоры и демонстрация доброй воли предотвращали кровопролитие (1 Цар. 25. 18-35; 2 Цар. 21. 15-22), путем переговоров через послов обсуждались такие вопросы, как возможность прохождения вооруженных людей через чужие земли (Числ. 20. 14-17; 21. 21-22), территориальные споры (Суд. 11. 12-28), также есть примеры переговоров, нацеленных на избежание войны незадолго до ее начала (4 Цар. 14. 9-10)[53]. Следует подчеркнуть, что речь идет о мирных средствах разрешения проблем в условиях, когда главным способом разрешения конфликтных ситуаций оставались войны, упоминаниями о которых изобилуют книги Ветхого Завета.

И в настоящее время христианство продолжает оказывать влияние на международное право: именно христианские религиозные представления явились стимулом для расширения и углубления международного общения, результатом которого стало образование Лиги Наций, а позднее ООН[54]. Не следует также забывать о том, что Комиссия церкви по международным делам, ставшая позднее частью Всемирного совета церквей, внесла вклад в разработку Устава ООН и Всеобщей декларации прав человека 1948 г.[55]

В этом контексте заслуживает внимания четкая позиция Русской православной церкви по отношению к мирному разрешению споров. На юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в 2000 г. были приняты «Основы социальной концепции Русской православной церкви»[56] (далее - Основы), где доступно изложено мнение Русской православной церкви по многим вопросам, в том числе относительно мирного урегулирования споров (глава XVI «Международные отношения. Проблемы глобализации и секуля- ризма»), В Основах отмечается следующее: «При всем понимании неизбежности международных споров и противоречий в падшем мире, Церковь призывает власть имущих разрешать любые конфликты путем поиска взаимоприемлемых решений. Она становится на сторону жертв агрессии, а также нелегитимного и нравственно неоправданного политического давления извне. Использование военной силы воспринимается Церковью как крайнее средство защиты от вооруженной агрессии со стороны других государств. Такая защита в порядке помощи может быть осуществлена и государством, не являющимся непосредственным объектом нападения, по просьбе последнего» (п. XVI. 1 Основ).

Русская православная церковь, говоря о том, что международные организации способствуют разрешению различных споров и конфликтов, отмечает, что нельзя недооценивать опасности расхождений между волей народов и решениями международных организаций, поскольку «эти организации могут становиться средствами несправедливого доминирования стран сильных над слабыми, богатых над бедными, технологически и информационно развитых над остальными, практиковать двойные стандарты в области применения международного права в интересах наиболее влиятельных государств» (XVI.2 Основ). Конфликтные ситуации и споры надлежит разрешать только при участии и согласии всех сторон, жизненные интересы которых затрагиваются в каждом конкретном случае. Принятие обязывающих решений без согласия государства, на которое эти решения оказывают прямое влияние, представляется возможным лишь в случае агрессии или массового человекоубийства внутри страны. Пример отчуждения Косово от Республики Сербии без учета мнения последней и в обход решения Совета Безопасности ООН наглядно демонстрирует вышесказанное опасение Церкви о «двойных стандартах». Отметим, что МИД РФ[57], Русская православная церковь[58], российская международно-правовая наука[59] и Российская ассоциация содействия ООН[60] отрицательно отнеслись к провозглашению в одностороннем порядке независимости края Косово от Республики Сербии.

  • [1] См.: Кэрон Д.Д., Шинкарецкая Г.Г. Мирное разрешение международных споровпосредством права // Вне конфронтации. Международное право в период послехолодной войны: Сб. статей. - М.: Спарк, 1996. - С. 323.
  • [2] См.: KelsenH. The Law of the United Nations. - London, 1951. - P. 360.
  • [3] ' Дело Мавромматиса ППМС, 1924 (Греция против Великобритании). Mavromma-tis Palestine Concessions, Judgment of 30 August 1924. Series A - N 2. part I, p.l 1.Доступно на Интернет-сайте Международного Суда ООН: www.icj-cij.org.
  • [4] Словарь международного права / Бацанов С.Б., Ефимов Г.К., Кузнецов В.И.и др. 2-е изд. - М.: МО, 1986. - С. 384.
  • [5] См.: Шинкарецкая ГГ. Тенденции развития судебных средств мирного разрешения международных споров. - М., 2009. - С. 174.
  • [6] См.: Якушев Ю.В Анализ деятельности Комиссии международного нрава ООНпо выработке акта об ответственности международных организации // Актуальные проблемы современного международного права: Материалы межвузовскойнаучно-практической конференции. - Москва, 17.04.2006 / Под ред. А.Я. Капустина, А.Х. Абашидзе. - М.: Изд-во РУДН, 2006. - С.72-82; Он же. Предложенияпо совершенствованию проекта статей КМП ООН об ответственности международных организаций за международные противоправные деяния // Актуальныепроблемы современного международного права: Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Москва, 20-21.04.2007 /Под ред. А.Я. Капустина, Ф.Р. Ананидзе. - М.: РУДН, 2008. - С. 60-67; Рачков ИВ. Ответственностьгосударства за деяния международной организации // Вестник Московского университета. - М.: Изд-во Моек, ун-та, 2006. -№ 1. - С. 62-83.
  • [7] См.: Permanent Court of Arbitration. Optional rules for arbitration involving international organizations and states. Текст см. Интернет-сайт ППТС: www.pca-cpa.org.
  • [8] См., например: Case concerning the conservation and sustainable exploitation ofswordfish stocks in the South-Eastern Pacific ocean (Chile v. EC), Judgment20.12.2000. 40 International Legal Materials 475, 2001.
  • [9] См., например: United States - EC - Hormones Dispute, WT/DS 32R.
  • [10] Конвенция о биологическом разнообразии (Рио-де-Жанейро, 5 июня 1992 г.) //СЗРФ от 6.05.1996 г. - N 19. - ст. 2254 или // Бюллетень международных договоров. - 1996 г. - № 9. - С. 3. Конвенция вступила в силу 29 декабря 1993 г. Россияратифицирована Федеральным законом от 17 февраля 1995 г. № 16-ФЗ.
  • [11] 1 Решение о приемлемости №. 52207/99 от 12.12.01 // Бюллетень Европейскогосуда по правам человека. - 2006. - № 2.
  • [12] Legality of use of force (Serbia and Montenegro v. NATO Member States, 1999).См. официальный Интернег-сайт Международного Суда ООН: www.icj-cij.org.
  • [13] Подробнее см.: Мезяев Л.Б. О судье Международного Суда ООН В.С. Вереще-тине // Казанский журнал международного права. - Казань, 2007. -№ 1. - С. 169.
  • [14] В 2009 г. КМП ООН приняла в первом чтении Проект статей об ответственности международных организации.
  • [15] См.: Черниченко С.В. Личность и международное право. - М: МО, 1974; Он же.Еше раз о международной правосубъектности индивидов // Московский журналмеждународного права. - 2005. - №4. - С. 11-26.
  • [16] См., например: Карташкин В А , Маркс Ст.П. Международное регулированиеправ человека // Вне конфронтации. Международное право в период после холодной войны: Сб. статей. - М.: Спарк, 1996. - С. 300.
  • [17] См., например: Саяпин С.В К вопросу о международной правосубъектностииндивидов // Московский журнал международного права. - 2005. - №4. - С. 27-38; Игнатенко Г В. Статус специфических участников международных отношений // Международное право: Учебник / Отв. ред. В.И. Кузнецов, Б.Р. Тузмухаме-дов. 2-е изд. - М.: Норма, 2007. - С. 102-107.
  • [18] См., например' Дело Мавромматиса Г1ПМС, 1924 (Греция против Великобритании). Mavrommatis Palestine Concessions, Judgment of 30 August 1924. Series A -N 2. part 1, pg 11. Доступно на Интернет-сайте Международного Суда ООН:www.tcj-cij.org.
  • [19] См., например: Абашидзе А X, Аль-факи Гамиль Хизам яхья. Правомерные условия осуществления дипломатической защиты // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Юридические науки. - М.: Изд-во РУДН, 2001. -№ I. - С. 121-128; Колодкин Р.А К вопросу о дипломатической защите И Московский журнал международного права. - 2007. - К» 1. - С. 108-125; Ковалев А А ,Тезикова А.В. Актуальные вопросы дипломатической защиты // Московский журнал международного права. - 2006. - Ns 4. - С. 54-72.
  • [20] ' Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, шестьдесят первая сессия, Дополнение № 10 (А/61/10), п.49
  • [21] Резолюция ГА ООН 62/67 от 06.12.2007 г, п 4.
  • [22] См.: Кэрон Д.Д., Шинкарецкая Г.Г. Мирное разрешение международных споровпосредством права // Вне конфронтации. Международное право в период послехолодной войны: Сб. статей. - М.: Спарк, 1996. - С. 326.
  • [23] См., например: Солнцев А.М., Миловидов ОД. Защита экологических прав в международных органах и международных судебных учреждениях // Актуальныепроблемы современного международного права: Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Москва, 20-21.04.2007 / Под ред. А.Я. Капустина, Ф.Р. Ананидзе. - М.: РУДН, 2008. -С. 174-195.
  • [24] См.: United States Diplomatic and Consular Staff in Tehran (United States of America v. Iran), Judgment of24/05/1980,1. C. J. Reports 1980, § 37, p. 20.
  • [25] Cm.: Rosenne Shablai. The Law and Practice of the International Court. - Dordrecht:Martinus Nijhoff, 1985. - P. 57,118-120.
  • [26] См.: Егоров С.А. Мирное урегулирование международных споров И Международное право: Учебник / Отв. ред. В.И. Кузнецов, Б.Р. Тузмухамедов. 2-е изд. -М.: Норма, 2007 - С. 398
  • [27] Текст см.: Вторая мирная конференция. Изд. МИД.-СПб., 1907.
  • [28] См.: Курс международного права в шести томах. Основные принципы современного международного права. Том II. - М.: Наука, 1967. -С. 151.
  • [29] Общий акт о мирном разрешении международных споров от 26 сентября 1928 г.(с поправками, внесенными Генеральной Ассамблеей ООН 28 апреля 1949 г.),вступил в силу 20 сентября 1950 г.
  • [30] Договор первоначально подписали США, Франция, Великобритания, Германия, Италия, Япония, Бельгия, Польша, Чехословакия, а СССР присоединился06.09.1928 г.
  • [31] Декларация об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой илиее применения в международных отношениях 1987 г. //
  • [32] Декларация о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могутугрожать международному миру и безопасности, и о роли Организации Объединенных Наций в этой области 1988 г. // .
  • [33] Декларация тысячелетия ООН 2000 г. // .
  • [34] Заключительный акт СБСЕ 1975 г. // .
  • [35] Американский договор о мирном разрешении международных споров 1948 г. //
  • [36] Европейская конвенция о мирном разрешении споров 1957 г. // .
  • [37] Учредительный акт Африканского союза 2000 г. // .
  • [38] Хартия Шанхайской организации сотрудничества 2002 г. // .
  • [39] Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г. //Гарант: справочно-правовая система
  • [40] Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. // .
  • [41] Конвенция о праве несудоходных видов использования международных водотоков 1997 г. //.
  • [42] Декларация принципов, регулирующих отношения между государствами - членами Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии 1999 г. // Дипломатический вестник. - 1999. - № 11. - С. 8-12.
  • [43] См.: Курс международного права в 7 томах. Т.2. Основные принципы международного права. - М., 1992. - С. 6.
  • [44] Декларация о предотвращении и устранении споров, которые могут угрожатьмеждународному миру и безопасности, и о роли ООН в этой области принята5.12.1988 г. Резолюцией 43/51 на 68-м пленарном заседании 43-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
  • [45] Текст см.: Осинцев Ю.В Доклад совещания экспертов СБСЕ по мирному урегулированию споров, Валетта, 1991 г. (с комментарием) // Советский журнал международного права. - 1991. - X» 2. - С. 232-242.
  • [46] См.: Лукашук ИИ. Международное право. Особенная часть: Учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Издание третье, переработанное и дополненное. - М.: Волтере Клувер, 2005. - С. 260.
  • [47] См., например: Солнцев А.М. Православие и права человека И Международноегуманитарное право: Учебник для вузов / Под ред. А.Я. Капустина. - М.: ИД, 2011.-С. 325-334.
  • [48] См.: Берман Г.Д. Западная традиция права: эпоха формирования / Пер. с англ. -2-е изд. - М.: Норма, Инфра-М, 1998. -С. 165-194.
  • [49] Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов (поизданию 1905 г.). -Т. 2. -М.: Изд-во «Юридический колледж МГУ», 1996. - С. 73.
  • [50] См., например: Баскин Ю.Я. Библия и международное право // Правоведение. -1991. - № 5. - С. 40-48; Он же. Новый Завет и становление новою международного права // Правоведение. - 1992. - № 4. ~ С. 75-81; Он же. Христианствои международное право // Ленинградский юридический журнал. - 2005. - № 1. -С. 168-184.
  • [51] См.: Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть: Учебник для студентов юридических факультетов и вузов. Издание третье, переработанное и дополненное. - Волтере Клувер, 2005. - С. 62.
  • [52] См.: Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов(по изданию 1905 г.). - Т. 2. - М.: Изд-во «Юридический колледж МГУ», 1996. -С. 74.
  • [53] Условные сокращенные обозначения книг Нового Завета: 1 Цар. -1-я КнигаЦарств; 2 Цар. - 2-я Книга Царств; Числ. - Книга Числа; Суд. - Книга Судей Израилевых; 4 Цар. - 4-я Книга Царств.
  • [54] См.: Митрополит Кирилл. Межцивилизационный диалог Объединенных Наций.К вопросу о ценностных основах Устава ООН // Дипломатический ежегодник -2005. - М.: Научная книга, 2006. - С. 164-169.
  • [55] См.: Солнцев А М. Православие и права человека // Гуманитарное право / Подред. А.Я. Капустина. -, 2011. - С. 324.
  • [56] Основы социальной концепции Русской православной церкви. - М., 2000. -Доступно на официальном Интернет-сайте Московского Патриархата. Подробнее о самой концепции см.: О социальной концепциирусского православия / Под ред. М.П. Мчедлова. - М., 2002.
  • [57] Заявление МИД России по Косово 216-17-02-2008. Доступно в Интернете на08.05.2008 г.: http://www.nud.ru/brp_4.nsl7sps/69El940601A4968BC32573F20053D7F7.
  • [58] Заявление Священного Синода Русской православной церкви от 15 апреля2008 г. в связи с ситуацией по Косову и Метохии // Журнал заседания Священного Синода Русской православной церкви №22. 15.04. 2008. Доступно в Интернетена 08.05.2008: http://www.patnarhia.ru/db/lexl/392160.html.
  • [59] 5 См.: Абашидзе А X. Косово как принцип. Троянский конь «плана Ахтисаари» //Завтра. - № 49 (733) от 5.12.2007 г. (доступно в Интернете на 08.05.2008 г.:http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/07/733/51.html); Абашидзе А.Х. Всеобъемлющее предложение об урегулировании статуса Косово // Обозреватель. - 2007. -№. 8 (211). Доступно в Интернете на 08.05.2008 (www.rau.su/observer/N8_2007/079_086.pdf).
  • [60] Доступно в Интернете на 08.05.2008: http://www.una.ru.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >