Вклад Карла Густава Юнга

Тема человеческой деструктивности нашла отражение также в трудах Карла Густава Юнга (1875—1961), одного из учеников и последователей Фрейда, который впоследствии разошелся с ним во взглядах и стал основателем еще одного направления психоанализа, более известного как «аналитическая психология». Юнг предложил собственное описание структуры личности, состоящей из нескольких гипотетических подструктур: Эго, индивидуального бессознательного и коллективного бессознательного.

Эго Юнга, как и у Фрейда — сознательный центр личности, который включает мысли, чувства, воспоминания, придающие личности единство и лежащие в основе ее самосознания. Индивидуальное Бессознательное

Карл Густав Юнг

содержит вытесненные, подавленные или забытые конфликты и образы, которые ранее осознавались или могли осознаваться. В принципе, индивидуальное Бессознательное Юнга подобно Предсоз- нательному в первой топике Фрейда, которое хотя и отделено от Сознания, но при определенных усилиях может быть доступно для осознания. Однако Юнг помещает в индивидуальное Бессознательное еще и комплексы, т.е. специфически организованные группы эмоционально заряженных чувств, мыслей и воспоминаний, которые оказывают существенное влияние на все проявления и функционирование личности. По Юнгу, у которого понятия «психика» и «душа» в ряде случаев употребляются как синонимы, комплексы являются «осколками души», возникающими в результате психических травм.

Самый глубокий слой в структуре личности по Юнгу — это коллективное Бессознательное, своеобразное хранилище памяти всего человечества, которое присуще каждому индивидууму. Коллективное бессознательное имеет свою структуру, различные элементы которой были обозначены как архетипы (от др.-греч. aQX^UTiov «прообраз» или «первообраз»). Под архетипами понимаются некие врожденные (универсальные) идеи, в свою очередь предопределяющие некие устойчивые или даже универсальные типы реагирования, поведения и мышления всех людей. По мнению автора теории, архетипы образуются как своеобразный осадок чувств или переживаний, устойчиво существующих на протяжении тысячелетий и передающихся из поколение в поколение. Именно поэтому архетипические образы и мотивы бесконечно воспроизводятся в мифологии, легендах и сказках всех народов, а также стабильно проявляются в сновидениях и фантазиях. Юнгом было описано множество различных архетипов, но наиболее известными являются архетипы старца, ребенка, смерти, праматери и героя. Однако за пределами аналитической психологии относительно широкое признание получили архетипы, обозначенные автором, как Персона, Акима, Анимус, Тень и Самость.

Персоной Юнг называл социальную маску человека, подчеркивая тем самым разницу между тем, как личность ирезенгирует себя и воспринимается в социуме, и ее реальной сущностью. Анима и Анимус отражают совокупность психических содержаний, относящихся к противоположному полу и подвергшихся вытеснению в процессе полоролевой идентификации. Анима представляет собой «внутреннюю женственность» в мужчине, а Анимус — «внутреннюю мужественность» в женщине. Анима и Анимус наиболее ярко проявляются в проекции на представителей нротивоположного пола, например в признании: «Я наконец встретил(а) женщину (мужчину) своей мечты».

Под Теныо подразумевается совокупность неприемлемых для личности психических содержаний. Этот архетип выражает «темную», биологически обусловленную или животную составляющую личности, включая социально порицаемые сексуальные и агрессивные импульсы (эта структура во многом аналогична Оно Фрейда). Самость — это системообразующий архетип, который (в отличие от Эго) объединяет сознательное и бессознательное, представляет собой «переплетение противоположностей» (хорошего и плохого в одном человеке), обеспечивает единство и стабильность личности. Если апеллировать к терминологии академической психологии, Эго во многом аналогично понятию «личность», где существует несколько типологий, а Самость ближе к появившемуся позднее понятию «индивидуальность», под которой понимается вся совокупность проявлений и неповторимая уникальность каждой конкретной личности.

Деструктивное поведение описывалось Юнгом преимущественно на примере «коллективного психоза» немецкой нации в период национал-социализма. Еще после окончания Первой мировой войны (завершившейся поражением Германии) Юнг начал замечать специфические изменения в бессознательной сфере своих немецких пациентов, которые демонстрировали потребность в жестокости и насилии, «которые нельзя было объяснить их индивидуальной психологией». Позднее Юнг объяснил это тем, что поражение в войне и последовавшие затем социальные катастрофы «усилили стадный инстинкт в Германии». В результате практически все население одной из самых образованных и культурных стран Европы стало жертвой пробудившихся в коллективном бессознательном «темных сил». Именно этот «сдвиг» в коллективном бессознательном позволил затем немцам преодолеть все моральные и нравственные барьеры в неумолимом стремлении компенсировать полученные травмы. В исследовании тевтонской (воинствующей) Тени Юнг апеллирует к образу древнего германского божества Вотана (Одина), который рассматривается автором как вытесненный «плохой объект», возродившийся в коллективном сознании в период общенационального кризиса. Чрезвычайно образно описывая период фашизма как патологическую «одержимость», Юнг отмечает, что каждый человек усиливал слепоту другого, что не позволяло никому изнутри (нации) увидеть и осознать наступившую тьму. «Все они, сознательно или бессознательно, активно или пассивно, причастны к ужасам [фашизма. — А/. Р.|; они ничего не знали о том, что происходило, и в то же время знали»[1], — говорил Юнг о немцах после окончания Второй мировой войны.

Дальнейшее развитие эти идеи получили в психоаналитических исследованиях и работах, посвященных феноменам передачи следующему поколению {trans-generation transmission).

  • [1] URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=l 13645 (дата обращения:22.05.2015).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >