Социальная патология и патология масс

В этой же работе Фрейд высказывает революционную, по сути, идею о необоснованности противопоставления индивидуальных и массовых психических феноменов. При этом автор подчеркивает, что в этом противопоставлении «...многое из своей остроты при ближайшем рассмотрении теряет», в силу чего психология отдельной личности «с самого начала является одновременно также и психологией социальной». Фрейд также дополняет этот вывод тезисом о необходимости рассматривать каждого отдельного человека не как самостоятельного субъекта, а «как члена племени, народа, касты, сословия, институции». Далее автор пишет, что «в отличие от отдельного индивида, масса (народ, племя) всегда более импульсивна, изменчива и возбудима. Импульсы, которым повинуется масса, могут быть, смотря по обстоятельствам, благородными или жестокими, героическими или трусливыми, но во всех случаях они столь повелительны, что не дают проявляться не только личному интересу, но даже инстинкту самосохранения. Она [масса] чувствует себя всемогущей, у индивида в массе исчезает понятие невозможного»[1]. Приведем еще одну цитату из Фрейда: «Масса немедленно доходит до крайности, высказанное подозрение сразу же превращается в непоколебимую уверенность, зерно апатии — в дикую ненависть. Тот, кто хочет на нее влиять, не нуждается в логической проверке своей аргументации, ему подобает живописать ярчайшими красками, преувеличивать и всегда повторять то же самое»[2].

Идея о том, что не только психология отдельной личности должна (при определенных допущениях) проецироваться на социум, но и выраженная психопатология, которую мы наблюдаем у пациентов с тяжелыми психическими расстройствами, может проявляться в массовом варианте, принадлежит американскому психоаналитику В. Волкану и активно развивается в работах М. М. Решетникова. В частности, В. Волкан, обобщая свой опыт участия в урегулировании арабо-израильского, грузино-абхазского, эстонско-русского и других межнациональных конфликтов, сделал вывод, что все они развиваются «по сценарию паранойи», а М. М. Решетников в ряде работ обосновал этот вывод. В этих новых подходах идея Фрейда распространяется не только на психологию масс, но и на патологию масс.

Для обоснования этого подхода вначале необходимо дать некоторый минимум сведений о паранойе. Паранойя относится к моносимптомаги- ческим психическим расстройствам, так как единственным ее проявлением является устойчивый и не изменяющийся бред, который отличается сложностью содержания, последовательностью доказательств и внешним правдоподобием. Все факты, противоречащие бреду, отметаются; каждый, кто не разделяет убеждения такого человека, квалифицируется им как враждебная личность. Описания случаев паранойи представляют один из самых трагических и самых впечатляющих феноменов психиатрии, которые в настоящее время многократно тиражированы в кинематографе. Но наиболее подробного были изучены и описаны всего несколько классических случаев, в частности, случай Рольфинка (Э. Крепелин), случай Вагнера (О. Блейлер) и случай Шребера (3. Фрейд). Анализ этих материалов убедительно демонстрирует, что в клинической картине паранойи почти всегда присутствуют идеи преследования, несправедливости, социального унижения, жертвенности, мученичества и смерти во имя искупления в сочетании с поисками правды, неизбывной потребности в мести и возмездии, реализуемой, в том числе, в виде серийных убийств. Характерно также полное отсутствие чувства вины и раскаяния, а также страха наказания за свои злодеяния.

Как известно, в современной психиатрии одной из основных гипотез о причинах развития паранойи является психосоциальный фактор, в частности, случаи хронического унижения или тяжелые психические травмы, полученные личностью в раннем детстве. Паранойя развивается медленно, так же как у других личностей постепенно формируется их характер, и затем обретает «жесткую» структуру, не поддающуюся коррекции. В. Волканом, по аналогии с индивидуальными случаями паранойи, были сформулированы представления, что при наличии в истории народа тяжелой психической травмы, связанной с массовым (национальным) унижением, через какой-то достаточно длительный период (десятилетия и даже столетия) могут «вызреть» те или иные ложные идеи (идеи отношения). Эти идеи при наличии сопутствующих условий (дополнительных негативных экономических, социальных или политических факторов) затем превращаются в непоколебимую убежденность конкретного народа или этнической группы в своей правоте, избранности Богом, а также в особой мессианской роли в сочетании с идеями гордости, величия и самопожертвования во имя искупления или отмщения. Этот феномен получил наименования «идеологии особого права». При этом такая мессианская роль может приобретать самые жестокие формы реализации.

  • [1] Фрейд 3. Психология масс и анализ человеческого «Я». Психологические этюды.Минск : Беларусь, 1991. С. 422—480.
  • [2] Там же.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >