Классификация сложных предложений в концепции О. А. Крыловой, Л. Ю. Максимова и Е. Н. Ширяева

При классификации сложносочиненных предложений эти авторы обращают внимание, что между их частями могут быть соединительные отношения, которые оформляются союзами и, да, ни, сопоставительные и сопоставительно-выделительные (с союзом а), а также взаимоисключения и чередования, оформляемые союзами или, иль, либо, то... то, не то... не то [Крылова, Максимов и Ширяев. С. 216]. Отмечаются и другие средства, оформляющие сложносочиненные предложения. К ним относятся: соотносительные видо-временные формы глаголов-сказуемых (например, несовершенного вида настоящего времени в предложениях, содержащих перечисление одновременно происходящих событий: Над рекой тихо светит луна, и блестит серебром голубая волна); вторые союзные элементы типа потому, поэтому, следовательно, значит, напоминающие подчинительные союзы (Весна запоздала, и поэтому зелень еле просматривалась на полях); анафорические элементы, т.е. местоименные слова, располагающиеся во второй части, но отсылающие к предшествующей (Вдали показался лес, туда охотники и направились); наличие в первой части детерминанта, общего для обеих частей (В саду зацвел жасмин и воздух был наполнен сладостным ароматом); неполнота второй части (В кустах послышался шорох, а за заборомслабый писк).

Соединительные отношения между частями сложносочиненных предложений могут быть достаточно разнообразными (соединительно-перечислительными, соединительно-распространительными, соединительно-результативными, соединительно-отождествительными, соединительно-градационными), поэтому за основу классификации сложносочиненных предложений берутся не эти отношения, а вид сочинительных союзов. В результате выделяются известные нам по предыдущему изложению сложносочиненные предложения с соединительными, разделительными, противительными и присоединительно-пояснительными союзами, причем в последнем случае предложения относятся к сложносочиненным условно. Вторая часть в них уточняет содержание первой, по значению подчинена ей, напоминает придаточное предложение. Впрочем, достаточно условно и отнесение союзов к тому или иному типу. Например, союз а может рассматриваться и как противительный, и как сопоставительный: Жара спала, а холода еще были далеко.Жара спала, а дожди не прекратились. Поэтому главным признаком сложносочиненных предложений остается коммуникативная самостоятельность, хотя и относительная, их предикативных частей.

При классификации сложноподчиненных предложений | С. 195 и далее] различают конструкции: а) нерасчлененной структуры, в которых придаточная часть "поясняет" одно из слов или словосочетаний первой части; б) расчлененной структуры, в которых придаточная часть поясняет всю главную часть. Иначе говоря, связь придаточной и главной частей в первом случае является присловной, а во втором — детерминативной.

Сложноподчиненные предложения нерасчлененной структуры имеют части, между которыми могут быть синтаксические отношения следующих типов: атрибутивные (У каждого должен быть человек-друг, с которым можно говорить обо всем на свете. В. Чивилихин), изъяснительно-объектные (Я слыхала, что будто бы до свадьбы он любил какую-то красавицу, простую дочь мельника. А. Пушкин), сравнительно-объектные (Мне показалось, что они [звезды] гораздо выше, чему нас на севере. М. Лермонтов), отождествительные (Этот слепой не так слеп, как оно кажется. М. Лермонтов), качества, образа действия (Давыдов не был мастером говорить речи, но слушали его вначале так, как не слушают и самого искусного сказочника. М. Шолохов). Значения сложноподчиненных предложений весьма широки и разнообразны, к тому же бывают расплывчаты и взаимопроникающи, поэтому малопригодны как основа классификации этих предложений. Для этого привлекаются еще и союзные средства: союзы, союзные слова, соотносительные местоимения. В результате классификация сложно-подчиненных предложений с нерасчлененной структурой выглядит следующим образом:

1. Присубстантивно-атрибутивные, когда придаточная часть присоединяется к члену предложения главной части, выраженному существительным, при помощи союзных слов: Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек (В. Лебедев-Кумач); Становился он героем степных народных песен, какие он когда-то собирал с такой любовью и старанием (Б. Полевой).

Как видим, при определяемом существительном в главном предложении может находиться указательное местоимение тот, которое как бы выделяет это слово. В таком случае сложноподчиненные предложения называют атрибутивно-выделительными.

При отсутствии (или невозможности употребить) указательное местоимение в главном соответствующие сложные предложения называют атрибутивно-распределительными. Поскольку в присубстантивно-атрибутивных предложениях придаточная часть занимает определенное место (после определяемого существительного, а следовательно, ни в коем случае не в начале предложения), они относятся к предложениям негибкой структуры.

  • 2. Прикомпаративно-объектные, когда придаточная часть присоединяется к члену предложения главной части, выраженному компаративом (формой сравнительной степени прилагательного или наречия) с помощью союзов чем и нежели: Скорей с голоду умру, чем съему вас еще хоть одну крошку (А. Чехов).
  • 3. Изъяснительные, когда придаточная часть присоединяется к члену предложения главной части, выраженному словом (обычно созначением речи, мысли, чувства), требующим объектного распространителя: Рощин почувствовал, что все еще дрожат руки (А. Н. Толстой); Не было никакой надежды, что небо прояснится (А. Чехов). Придаточная часть может присоединяться союзом ли и содержать вопрос, но по целевому назначению такое сложное предложение является повествовательным и называется косвенно-вопросительным (косвенным вопросом): [Звягинцев] даже не спросил, есть ли у нее телефон (А. Чаковский).
  • 4. Местоименно-соотносительные, когда придаточная часть присоединяется с помощью союзного слова непосредственно к соотносительному слову в главной части: Шея, плечи были открыты именно настолько, насколько нужно, и никак не дальше (Н. Гоголь).
  • 5. Местоименно-союзные, многозначные, когда придаточная часть присоединяется с помощью не союзных слов, а союзов к соотносительному слову в главной части: Лишь только оправлюсь настолько, что можно будет выехать, — двинусь в Париж (К. Станиславский); А ведь и правда что-то светитсявон там, далеко. <...> Так и дрожит, так и мерцает, будто звездочка в ветвях запуталась (С. Маршак). Нетрудно заметить, что в придаточных частях, присоединяемых к главным такого рода союзами, выражается не только соответственно мера, степень, образ действия, но и дополнительные оттенки (следствия, сравнения и т.д.). При этом основные значения создаются местоименным словом в главной части, а дополнительные — союзами в придаточной. Отсюда второе название сложноподчиненных предложений данного типа — многозначные. С другой стороны, придаточная часть относится к словам определенного типа (местоименным) в главной части, а поэтому здесь имеет место присловная связь, но придаточная часть соотносится и со всем содержанием главной части и признается также детерминативной.

Сложноподчиненные предложения расчлененной структуры имеют части, между которыми могут быть синтаксические отношения таких типов:

  • 1. Предложения с временны́ми придаточными, присоединяемыми к главному союзами когда, в то время как, пока, до тех пор пока, пока не, прежде чем, как только, с тех пор как, до того как, едва, лишь только.
  • 2. Предложения с придаточными сравнительными, присоединяемые к главному союзами как и подобно тому (при реальном сравнении) и словно, будто, как будто бы, как если бы (при ирреальном, гипотетическом): А в частности, что же не понравилось? — спросил Цветухин с любопытством и немного подозрительно, как спрашивают детей (К. Федин); А он, мятежный, просит бури, / Как будто в бурях есть покой (М. Лермонтов). Сравнительные обороты, присоединяемые теми же союзами, отличаются от придаточных частей отсутствием сказуемого: Иной раз подстрелишь зайца, ранишь его в ногу, а он кричит, словно ребенок (А. Чехов).

Возможны сложноподчиненные предложения с неясным сравнением. В главной части они имеют форму сравнительной степени, а в придаточной, которая занимает препозитивную позицию, — союз чем и инфинитив: Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться (И. Крылов).

  • 3. Предложения с придаточным соответствия, имеющие двойной союз чем... тем и используемые для передачи динамики события, обозначенного в первой, придаточной части, и развивающегося дальше, в главной части: Чем выше мы поднимались по реке, чем больше углублялись в горы, тем сильнее становилось течение (В. Арсеньев). В той и другой части наличествует компаратив, однако от прикомпаративно-объектных придаточные соответствия отличаются тем, что связь между частями в них не присловная, к тому же здесь нет сравнения.
  • 4. Предложения с придаточным обусловленности включают предикативные части, которые связаны между собой отношениями причинно-следственными, условно-следственными и целевыми. Иначе говоря, это сложные предложения с придаточными условными, причинными, уступительными, целевыми и следствия. Поскольку в трактовке их новации по сравнению с традиционным подходом в данном случае отсутствуют, отошлем читателя к учебнику О. А. Крыловой, А. Ю. Максимова и Е. Н. Ширяева.
  • 5. Предложения с придаточными присоединительными имеют главную часть, представляющую самостоятельное, законченное и по содержанию, и по форме сообщение. В этой части нет никаких компонентов, которые предсказывали бы продолжение предложения в виде придаточной части. Только интонация законченности отсутствует. Придаточная часть всегда постпозиционна и начинается сотносительного местоимения: Ей нужно было не опоздать в театр, отчего она очень торопилась (А. Чехов).

При рассмотрении бессоюзных предложений авторы раздела "Синтаксис" [С. 805] исходят из следующего определения этого понятия: "Бессоюзное сложное предложение — это сложное предложение, в котором с помощью интонации в одно целое объединяются две (и более) предикативные конструкции с той целью, чтобы интонационно активизировать смысловые отношения, заложенные в содержании этих предикативных конструкций". Подчеркивается, что эти смысловые отношения способна активизировать только яркая интонация, отчего ядро бессоюзных сложных предложений составляют сложные предложения именно с яркой интонацией.

По структуре бессоюзные предложения делятся на открытые и закрытые. В бессоюзных сложных предложениях открытой структуры может быть неопределенное количество предикативных частей, характеризуемых особой перечислительной интонацией, кроме последней части, которая имеет интонацию законченности.

В бессоюзных сложных предложениях закрытой структуры последняя бинарна. Отношения между предикативными частями могут быть дифференцированными и недифференцированными. Дифференцированными считаются отношения, "для описания которых необходим один термин", — например, предложения с изъяснительными отношениями: Еще издали увидел: три окошка освещены (В. Панова); Я оглянулся: ныряя тупым рылом в колдобины, к нам приближался вездеход охотничьей базы (Ю. Нагибин). В первом из этих предложений можно вставить союз что, во втором — нельзя. К закрытым бессоюзным сложным предложениям с дифференцированными отношениями относятся также предложения с причинными отношениями (Не спится, няня: здесь так душно. А. Пушкин); со знаковыми отношениями (По краю вода была темной, сумрачной: то отражался плотный строй кряжистых елей, обступивших озерко. Ю. Нагибин), в первой части которых описывается событие, служащее знаком другого; с объяснительными отношениями (Вечером козодой приходит в особое возбуждение: быстрым и беззвучным полетом носится он в темном воздухе. Н. Огнев), когда в предложение легко ввести слова то есть, а именно; предложения с пояснительными отношениями (Про себя Данилов сформулировал задачу так: из доктора Белова надо сделать начальника поезда. В. Панова), в первой части которых используются поясняемые во второй слова так и такой.

Закрытые бессоюзные сложные предложения с недифференцированными отношениями включают предложения с отношениями условно-временными (Увидимся с Горькимпоговорим с ним. А. Чехов), причинно-следственными (Я умираю — мне не к лицу лгать. И. Тургенев), противительно-уступительными (Параша искала его, кричала на дворе, в липовой аллее, звала обедать, потом чай пить — он не откликался. И. Бунин).

Актуальное членение сложных предложений О. А. Крылова, Л. Ю. Максимов и Е. Н. Ширяева понимают следующим образом:

  • 1. Членение сложноподчиненных предложений имеет ступенчатый характер, а именно: все такое предложение выполняет общее коммуникативное задание, а его придаточная часть имеет еще свое собственное задание, которое определяет актуальное членение этой части. Так, в предложении Яблони / пропали, оттого что мыши объели всю кору кругом в качестве темы выделяется подлежащее главного предложения яблони, а ремы — сказуемое этой части + вся придаточная часть. В этой реме выделяются в свою очередь "своя" тема (пропали) и рема, включающая придаточную часть. Данная рема также делится на тему (мыши) и рему (объели всю кору кругом), т.е. состав сказуемого.
  • 2. Актуальное членение каждой предикативной части сложносочиненных предложений признается автономным, так как сами эти части самостоятельны. Однако их самостоятельность признается относительной по той причине, что они все же соединены союзами, хотя и сочинительными, объединены интонационно, между ними имеют место определенные синтаксические отношения: Пройдет время, и мы все забудем. В первой части признается нулевая тема, во второй части выделяется тема мы, а рема — вся группа сказуемого. Как видим, доля субъективизма присутствует в трактовке первого и второго предложений, как это нередко бывает при актуальном членении предложения.

* * *

Говоря в целом об освещении вопросов синтаксиса сложного предложения в вузовских учебниках последних двух десятилетий, можно отметить как положительный фактор попытку авторов, во-первых, посмотреть на уже исследованные явления синтаксиса русского языка с иных сторон, представить их с позиций других лингвистических учений, а во-вторых, осветить глубинные связи единиц синтаксической системы между собой, а также с лексическими и морфологическими элементами.

Задачи эти весьма сложны, во многом новы, поэтому их решение имеет слабые места и не всегда удовлетворяет ту или иную часть лингвистов. Так, разграничение некоторых вновь вводимых синтаксических терминов проводится недостаточно четко. Это касается структуры сложного предложения и структурно-семантической модели (схемы) сложных предложений со свободной и несвободной парадигматикой, свободных и несвободных структурно-семантических моделей и др.

Постановка некоторых вопросов только намечена, но сама их разработка не представлена в развернутом виде. Это относится, например, к парадигматике сложных предложений, к различению принципов выделения парадигм простотой сложного предложения, к описанию этих парадигм и их места в синтаксической системе, к схемам сложного предложения.

Трактовка некоторых синтаксических явлений не лишена определенной доли субъективизма. Это можно заметить, например, при разграничении придаточных частей (предложений) — присловных и детерминативных — в учебнике О. А. Крыловой, Л. Ю. Максимова и Е. Н. Ширяева. В "Современном русском языке" под ред. В. А. Белошапковой сложноподчиненные предложения с нерасчлененной структурой вообще не имеют теоретической классификации, а среди предложений с расчлененной структурой выделяются детерминантные (обусловленности, причинные, условные, целевые, уступительные, временные, сравнительные, соответствия) и относительно-распределительные (с любым союзным словом).

Многочисленные примеры расхождений в "нетрадиционном" понимании современными исследователями синтаксических явлений приведены в сборнике "Сложное предложение: Традиционные вопросы теории и описания и новые аспекты его изучения" (2000). Заметные расхождения в трактовке классификации сложных предложений с придаточными частями свидетельствуют о том, что те или иные разночтения вообще свойственны исследователям этих синтаксических единиц независимо от того, "традиционалисты" они или "новаторы". Сам объект описания весьма сложен и неоднороден и представляет возможность толкования соответствующих синтаксических явлений, зависящего от разных факторов, в том числе от привязанности к тому или иному лингвистическому учению. Что же касается описания синтаксического материала в учебных целях, то здесь предпочтение должно отдаваться удобству, простоте, системности, доступности, преемственности по отношению к предшествующим этапам, тому, что устоялось в науке и методике, хотя, безусловно, должно иметь место и ознакомление с новыми идеями и подходами.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >