Концепт истины

Концептуальный анализ содержания науки вынуждает нас переходить от одних концептов к другим. В связи с этим пора обратиться к концепту (принципу) истины. Как выяснится из дальнейшего, его значение трудно переоценить.

Во-первых, бесспорно, что использование концепта истины определенным образом упорядочивает предложения. Теоретик непременно вынужден быть избирательным. "Всеядность" в науке недопустима, ибо выводит за пределы науки. В мифах и религиях разброс мнений значительно больше, чем в науке. Итак, концепт истины призван обеспечить ранжирование предложений теории по степени их актуальности.

Во-вторых, рассматривая природу концепта истины, необходимо определиться с ее критериями, позволяющими ранжировать предложения теории по степени их актуальности. Содержание наук показывает, что нет единственного универсального критерия истины.

По крайней мере со времен Платона и Аристотеля известна так называемая корреспондентная концепция истины, согласно которой предложение истинно, если утверждаемое в нем соответствует действительному положению вещей.

Корреспондентная концепция истины нашла интересное развитие у логического позитивиста Л. Витгенштейна. Он считал, что предложение истинно, если оно соответствует фактам. Витгенштейн полагал, что предложение является картиной фактов.

Но теория истины Витгенштейна многими философами - прежде всего неопозитивистами Р. Карнапом и О. Нейратом - не была принята. В отличие от Витгенштейна они придавали большое значение структуре теории и не считали ее лишь совокупностью предложений, каждое из которых есть картина действительности. У них была возможность утверждать, что картиной мира является теория в целом, а не каждое отдельное предложение. Но их критика теории Витгенштейна пошла в другом направлении. Они вообще отказались от концепта соответствия, считая его природу не научной, а метафизической. Предложения можно сравнивать только с предложениями, но никак не с реальностью. Это возможно постольку, поскольку изначально в самом языке представлен физический мир. Согласно когерентной концепции истины предложение считается истинным, если оно согласуется с другими предложениями теории. Если же предложение невозможно непротиворечиво включить в теорию, то оно ложно. Как отмечал О. Нейрат, можно сравнивать одни части языка с другими, а не язык с самой действительностью.

Когерентная концепция истины также натолкнулась на резкую критику. Несостоятельным считалось сведение объектного уровня науки к языковому. Языковая относительность не исключает самостоятельность объектов, фактов.

Обратимся теперь к концепции прагматической истины. Прагматическая истина является концептом всех прагматических наук. В ее отсутствие они вообще не могут быть признаны науками. Тем не менее многие исследователи склонны отрицать саму возможность прагматической истины. Речь идет о явном недоразумении.

Еще один дискуссионный вопрос теории истины касается феномена изменчивости знания. Не опровергает ли феномен роста научного знания сам концепт истины? Разумеется, не опровергает. Это обстоятельство становится очевидным, если иметь в виду, что буквально все научные концепты следует оценивать в контексте роста научного знания. В науке нет ничего неизменного на вечные времена. В полной мере это относится и к концепту истины. В указанном смысле истина относительна, а не абсолютна. Многие ученые и философы полагают, что изменчивость знания опровергает институт истины. Они рассуждают по такой незамысловатой схеме: либо истина абсолютна, либо ее нет; знание не абсолютно, следовательно, оно не может быть истинным.

Выскажем нашу собственную точку зрения по поводу концепта истины. Как очевидно, при определении истины следует руководствоваться самыми развитыми теориями. Теми из них, которые возглавляют научно-теоретический строй. Любое положение, которое органично для этого строя, истинно. Все, что выходит за его пределы, ложно. К сожалению, в рассмотренных определениях корреспондентной, когерентной и прагматической истины не учитывается динамика знания. В этом состоит их явный изъян.

Что касается положения о соответствии предложений фактам, то оно, бесспорно, актуально. Всегда необходимо учитывать три модальности теории: онтологическую, языковую и ментальную (сознание). Речь идет о трех уровнях науки. В концептуальном отношении они устроены одинаково. Между ними есть соответствие, в отсутствие которого наука не могла бы функционировать продуктивно. Разумеется, составляющие различных уровней науки являются неодинаковыми. Онтология имеет дело с объектами и их признаками. Аналогом объектов соответственно на языковом и ментальном уровнях являются имена и эйдосы. Именам присущи предикаты, а эйдосам, т.е. образам сознания, - ментали (чувства и мысли).

Таким образом, современное учение об истине становится все более выверенным в научном отношении. Сколько существует типов науки, столько же имеется и концептов истины.

Обратимся теперь к вопросу об экономической истине. Экономика - аксиологическая наука. По определению она должна руководствоваться концептом прагматической истины.

Мы, россияне, в эпоху социализма доверились незамысловатой концепции истины в интерпретации К. Маркса и В.И. Ленина. Маркс считал, что критерием истины является практика. Ленин упоминал этот критерий намного чаще, чем Маркс. Он, кстати, утверждал, что учение Маркса всесильно, потому что оно верно. Вплоть до экономической ломки 1990-х гг. наша господствующая элита утверждала, что она руководствуется марксистско-ленинским учением об истине. Но потом выяснилось, что мы проиграли экономическое соревнование с развитыми нациями, которые, на первый взгляд, руководствовались неистинными теориями. Можем ли мы после этого считать, что марксистская концепция истины верна? Но если она не верна, то в чем именно?

В простейшем изложении экономическая теория верна в том случае, если: а) ее рекомендации можно реализовать, б) они приводят к эффективному результату, в) этот результат фиксируется эконометрическими измерениями. С этой точки зрения марксистско-ленинская политическая экономия оказалась менее состоятельной, чем неоклассическая и кейнсианская экономическая концепции. Установление экономической истины - задача многозвенная, предполагающая нетривиальную теоретическую и эмпирическую работу, в том числе обработку и интерпретацию статистических данных. Разумеется, в данном месте у нас нет возможности рассмотреть содержание этой работы в деталях. Отметим лишь, что в принципе она всегда возможна. Далеко не случайно экономисты совершенствуют свои теории. Этот непрекращающийся процесс как раз и свидетельствует об актуальности концепта истины.

И наконец, еще одно замечание. Первоначально мы соотносили концепт истинности с отдельными предложениями. Но предложения не автономны от теорий, а они - от их научного строя.

В силу указанного обстоятельства мы полагаем, что концепт истины является методологической преференцией, прежде всего научно-теоретического строя, а также отдельных теорий и предложений.

Диалог

  • - После Ваших разъяснений я нахожусь в полном неведении. Вроде бы истина есть (ибо без нее нет науки), и вроде бы ее нет (ибо то, что сегодня считается истинным, завтра уже таким не считается). Вы ничего не напутали?
  • - Ваше недоумение, видимо, определяется стремлением к абсолютной истине, пригодной на вечные времена. Но таковой не существует.
  • - Выходит, мы должны довольствоваться малым ?
  • - Не малым, а тем, что в принципе возможно. То, что Вы называете "большим", иллюзорно.
  • - Нет, большое, а именно абсолютная истина, все-таки существует. Не думаю, что Вам удастся меня опровергнуть. 2x2 = 4! Вы способны опровергнуть эту формулу, которую знает даже малыш? Кстати, и великий Фреге утверждал, что 2х 2 = 4- истина на все времена.
  • - Во-первых, ссылка на авторитет не является доказательством. Во-вторых, равенство, которое Вы привели, относится к арифметике, а она не считается раз и навсегда законченной наукой (в различных системах арифметики формулы интерпретируются по-разному). В-третьих, никто не в состоянии гарантировать, что формула 2 х 2 = 4 не будет опровергнута.
  • - А ведь все-таки 2x2 = 4!

Выводы

  • 1. Концепции корреспондентной, когерентной и прагматической истины при их известной актуальности не учитывают динамику научного знания. В этом состоит их органический изъян.
  • 2. Истинным является любое положение, которое органично сочетается с научно-теоретическим рядом. Положения, противоречащие им, являются ложными.
  • 3. В концептуальном отношении онтологический, языковой и ментальный уровни науки эквивалентны друг другу.
  • 4. Аналогами объектов в языке являются имена, а в сознании - эйдосы.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >