Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Всеобщая история государства и права. Том 2

Французская колониальная империя

Рост колониальной империи.

Во внешней политике Третьей республики выдающуюся роль играла колониальная экспансия. В промежуток 1880-1918 гг. создана была обширная колониальная империя Франции, вторая по пространству и населению после Британской. Шаг за шагом, в кровопролитной войне с народами Африки и Азии, среди беспрестанных конфликтов с Англией и Германией, закончено было завоевание Северной Африки {Алжир, Тунис, Марокко), захвачены были Сенегал, Судан, Нигер, часть Сомали, берега Гвинейского залива, реки Конго и озера Чад. После десятилетней войны в 1895 г. захвачен был остров Мадагаскар. В Азии Третья республика унаследовала от Второй империи только Кохинхину и Камбоджу, небольшие, сравнительно, территории на юге Индо-Китайского полуострова, да еще Пондишери в Индостане - ничтожный остаток былых индийских владений, но она почти немедленно двинулась на север, на завоевание Аннама и Тонкина, и хотя терпела жестокие поражения от аннамитов, от китайских партизан ("Черные знамена") и китайских регулярных отрядов ("Желтые знамена"), тем не менее к началу XX в. громадная страна была завоевана.

К началу войны 1914-1918 гг. колонии Франции раскинулись в Африке, Азии и Америке на территории пространством свыше 8 миллионов квадратных километров с населением свыше 50 млн. В результате же войны были присоединены к этой колониальной империи части германских колоний в Африке (Того и Камерун) под видом мандатных территорий, и в колонии же были, по существу, превращены подмандатные территории - Сирия и Ливан (ранее входившие в состав Турции).

Роль колоний.

С той минуты, как колониальная империя Франции сложилась в своих главных чертах, буржуазия усвоила по отношению к ней уже в дальнейшем не меняющуюся политику. Колонии должны были служить экономическим дополнением метрополии и регулировать свою хозяйственную жизнь так, чтобы французское сельское хозяйство и французская промышленность были застрахованы от всякой конкуренции с этой стороны. Колонии были с самого начала обречены на вековечную роль рынков определенного сырья и рынков сбыта промышленной продукции метрополии. Так как французский капитал, избалованный легкими и крупными прибылями в отсталых странах Европы и на Ближнем Востоке, не особенно охотно шел в колонии, последние не получали от Франции даже тех минимальных технических усовершенствований, которые буржуазные культуртрегеры обычно несут в зависимые страны, взимая, правда, за это немалую плату.

Управление колониями.

Алжир.

Экономическим назначением колоний определялась и их политико-административная организация. Метрополия стремилась поддерживать добрые отношения с феодально-племенными верхами колоний и превращать их, где можно, в своих союзников и помощников. Она вступала в непрестанные конфликты с нарождающейся буржуазией колоний, подавляла национально-освободительное движение, и то подкупала буржуазию мелкими экономическими и политическими уступками, то устрашала ее перспективой роста местного рабочего движения. Почти всюду французское правительство по возможности использовало племенные распри, раздувало религиозную рознь и культивировало отсталые пережитки в быту подчиненных народов. Цивилизаторские приемы завоевателей были, по меньшей мере, сомнительны. Кое-где, а больше всего в африканских колониях, введены были различные формы принудительного труда, не вознаграждаемого вовсе или вознаграждаемого очень скудно. Администрация колонии ввела обложение коренного населения поголовным денежным налогом, - пусть небольшим, но которого туземец в условиях местного натурального хозяйства заведомо не мог уплатить. Неуплата же налога служила "законным" поводом принудительной отработки, практиковавшейся не только в пользу государства, но и в пользу частных лиц, по указанию администрации. Установилась широкая практика натуральных повинностей, от которых не освобождались ни женщины, ни дети. Терпелось лишь слегка замаскированное рабство детей, продаваемых родителями чаще всего в уплату налогов.

Управление колониями распределено было между тремя министерствами: Алжир состоял в ведении министерства внутренних дел, Тунис и Марокко - министерства иностранных дел, остальные - в ведении министерства колоний, учрежденного в 1894 г.

Во главе администрации Алжира находился генерал-губернатор, непосредственно подчиненный министру внутренних дел. При нем состояли административный совет из чиновников и высший административный совет из чиновников и из выборных от населения. Оба совета имели чисто совещательный характер. Главным, если не единственным, источником законодательства для Алжира служили декреты Президента республики, хотя законы, изданные парламентом, тоже могли распространяться на Алжир, что случалось, однако, очень редко. Генерал-губернатор издавал постановления на основе декретов правительства. Территория Алжира разбита была на три департамента с префектами и генеральными советами в каждом из них. Генеральный совет избирался французами - жителями Алжира и представителями крупнейшей туземной буржуазии. Вообще коренные жители Алжира считались не гражданами (citoyens), а подданными (sujets) и по большинству вопросов подчинялись не гражданскому начальству в лице префекта, а военному - в лице дивизионного генерала, имевшегося в каждом департаменте. Французское гражданство до 1919 г. жаловалось в виде редкого исключения из общего правила. Закон 1919 г. "облегчил" приобретение французского гражданства, поставив условиями этого: грамотность по-французски, обладание французским знаком отличия, обладание сертификатом о добром поведении и т. п.

Тунис и Марокко.

Иначе поставлено было дело в Тунисе и Марокко. Соглашением в Бордо (1881 г.) тунисский бей был признан государем Туниса. Но рядом с ним поставлен был французский резидент, осуществлявший полную над ним опеку: он визировал его указы, служил посредником между ним и правительством метрополии и осуществлял в действительности законодательную и исполнительную власть, опираясь на своих помощников, называвшихся министрами. В отношении коренного населения Туниса сохранено было деление на племена с "каидами" во главе их, назначающимися беем и соединяющими в своих руках местную административную и судебную власть. Впрочем, над каждым каидом сидел "гражданский контролер", назначавшийся резидентом.

Схоже организовано было управление в Марокко: султан, а над ним резидент, он же министр иностранных дел марокканского султаната, без подписи которого указы султана были недействительны. И здесь то же тщательно консервированное племенное деление с каидами и их помощниками (шейхи и калифы). В городах каидам соответствовали паши. А над ними в качестве настоящей власти - гражданские контролеры. Впрочем, для целей военного управления Тунис и Марокко разбиты были на области, территории и округа с военными начальниками в каждом из этих делений.

Другие колонии.

Колонии, находившиеся в ведении министерства колоний, из которых главные - Французская Западная Африка, Французская Экваториальная Африка, Мадагаскар, Индокитай и несколько Антилльских островов - делились в отношении управления на две крайне неравные группы. Антиллы (Мартиника и Гваделупе), а также Острова Соединения, где преобладало население французского происхождения, управлялись на основе законов французского парламента, имевших, впрочем, лишь очень общую формулировку и касавшихся лишь самых принципиальных вопросов. Колонии эти имели генеральные советы, и губернаторы играли здесь роль, близкую к роли префектов в департаментах метрополии.

Почти вся остальная масса колоний была разделена на четыре генерал-губернаторства: Африка Западная, Африка Экваториальная, Мадагаскар, Индокитай. Здесь источником законодательства являлись почти исключительно правительственные декреты. Здесь генерал-губернатор в качестве главы администрации и представителя правительства метрополии нес вен" ответственность за внутреннюю и внешнюю безопасность колоний. Он председательствовал в высшем административными совете, состоявшем из губернаторов провинций, начальников ведомств и представителей местных провинциальных административных советов.

Индокитай.

Среди генерал-губернаторств особый интерес представлял Индокитай - самая населенная и богатая колония Франции (свыше 800 тысяч квадратных километров и около 19,5 миллионов населения, по данным 1913 г.). Для удобства эксплуатации страна была искусственно разделена на 6 частей: Кохинхина, находившаяся в непосредственном и полном управлении французских агентов; Аннам, Тонкий, Камбоджа, считавшиеся протекторатами, где французское правительство терпело местных князьков и их ставленников и допускало их участие в эксплуатации трудящихся масс; Лаос - почти в таком же положении и Гуанчжоувань, имевший особое управление. Права генерал-губернатора определены были декретом 1911 г. Он был главой администрации всего Индокитая, ему были подчинены губернатор Кохинхины, главные резиденты Тонкина, Аннама, Камбоджи и Лаоса и администратор Гуанчжоуваня. В Кохинхине при губернаторе имелся колониальный совет, в главных городах Кохинхины (Сайгон), Тонкина (Ханой и Хайфон) имелись муниципальные советы. Все эти части Индокитая разделены были на провинции с гражданским администратором во главе каждой. Здесь, впрочем, рядом с французской администрацией допускалось существование местных администраторов из коренных жителей (тондоки, фу, туанфу), превращенных фактически в агентов правительства, выколачивавших налоги и принуждавших население к выполнению многообразных лежавших на нем повинностей. В 1919 г. учреждена была в Тонкине совещательная палата из представителей местной племенной знати. Такие же палаты имели и другие части Индокитая.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы