Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Современный русский литературный язык

Имя числительное

На протяжении XX в. отмечались последовательные сдвиги в употреблении числительных, которые можно рассматривать как развитие аналитизма в падежных формах числительных.

1. Унификация форм числительных под влиянием профессиональной речи. Лингвисты связывают это явление прежде всего с проникновением неизменяемых количественных выражений из специальной научной речи (математика, физика, кибернетика). Современный математический язык отличается своеобразием в употреблении словесных математических обозначений. По мере стандартизации математического языка и формализации его элементов складывается профессиональная несклоняемость числительных при произнесении числовых математических выражений, формул и т.д., например: 8-1 = 7 читается математиками, как правило, восемь минус один равно семь (а не семи); а3 + b3 =2с читается как а три плюс бэ три равно два цэ (а не двум цэ). Основной путь распространения таких грамматических новообразований — школьное обучение.

Другим источником стало употребление количественных числительных в роли кодовых определителей, что отвечало растущей потребности техники: ИЛ-18, ТУ-104 (названия самолетов); ГАЗ-51Л, МАЗ-200, ВАЗ-21053 (автомашины); МИНСК-5, холодильник IT 141; Восток-1, Восход-2 (космические корабли). Такой способ наименования широко распространился начиная с 1960-х гг. и вышел за пределы технических моделей: АЛГОЛ-68, ПРОЛОГ-1 (языки программирования), ЭТАП-1, ЭТАП-2 (системы машинного перевода); ВОРД-7 (компьютерный редактор), ЮМОРИНА-95 (фестиваль смеха) и т.д.

Перераспределилось употребление количественных и порядковых числительных и в бытовой речи. Числительные в неизменяемой форме вытесняют порядковые изменяемые формы нумерациях домов, квартир, поездов и т.д.: в палате 61 (шестьдесят один, а не шестьдесят первой), из дома семь, над квартирой тринадцать, поездом 188 (сто восемьдесят восемь) и т.д.

2. Утрата флексий в предложных сочетаниях. Еще в первой трети XX в. в конструкциях с предлогом по в распределительном значении числительные употреблялись в форме Д.п. (по одному рублю, по сту рублей, по шести раз, по пяти килограммов, по семи человек и т.д.).

В последующие годы не только в устной, но и в письменной речи в этой конструкции стала преобладать норма с безаффиксными формами И.п. — В.п. (по два человека, по три капли, по четыре часа, по пять рублей, по шесть пуговиц, по двадцать уроков, по сто раз и т.п.).

В современном языке возможны следующие типы падежного управления предлога по числительными:

  • а) для числительного один (и только для него) по-прежнему обязателен Д.п.: по одному человеку, по двадцать одной тысяче;
  • б) для числительных два, три, четыре, а также двести, триста, четыреста укрепилась в качестве единственной норма с безаффиксными формами И.п. — В.п.: по двести рублей, но не по двумстам и т.п.;
  • в) для числительного пять и выше (кроме двести, триста, четыреста) допустим также и Д.п., свободно чередующийся с И.п. — В.п. (по пять/пяти человек, по сорок/сорока копеек). Однако и здесь многие случаи косвенного падежа кажутся в настоящее время устаревшими и неупотребительными (по пятисот, по шестисот и др.). Уже в 1970-е гг. форма И.п. — В.п. встречалась в пять раз чаще, чем форма косвенного падежа.
  • 3. Редукция словоизменительной парадигмы. Ко второй половине XX в. у числительных сто, двести и, по-видимому, других, обозначающих сотни (это нуждается в обследовании) в качестве нормальноупотребляемых стабилизировались две формы — И.п. и один косвенный падеж, выражаемый формой Р.п. стоста, двестидвухсот и т.д. (с двухсот сорока дивизиями). Абсолютное преобладание формы ста над формой стах было подтверждено экспериментально [РЯСО-3. С. 94].

Форма Р.п. вместо других косвенных падежей употребляется вопреки официальной норме и внутри сложных числительных типа пятьдесят, триста и т.п.: пятидесятые вместо пятьюдесятью, двухстам вместо двумстам, шестистами вместо шестьюстами. Примеры встречаются даже в письменной речи: Он просил 700 рублей в дополнение к прежним трехстам (Л. Опульская).

4. Появление несклоняемых компонентов у составных числительных. В составных числительных в косвенных падежах некоторые компоненты, за исключением последнего, чаще всего имеют форму И.п., т.е. не склоняются. Уже в начале XX в. признавались допустимыми, например Р. И. Кошутичем, такие употребления: с шестьсот семьдесят двумя рублями, с двумя тысячами пятьсот пятьдесят солдатами.

В литературе отмечены два фактора, способствующие неизменяемости отдельных компонентов составных числительных [Мельчук, 1985. С.408]:

  • а) наличие препозитивного прилагательного (в том числе и местоименного), зависящего от числительного. Такое прилагательное уже вводит нужный падеж, чем облегчается возможность употребить некоторые компоненты составного числительного в несклоняемой форме (со всеми своими пятьдесят тремя рублями; докажи всем этим тысяча триста двадцати посетителям);
  • б) контекст выражений с более чем и менее чем (с более чем тысяча двести двадцатью рублями).

В последние десятилетия XX в. такая несклоняемость резко возросла в публичной устной речи в связи с возникновением свободного политического дискурса, а также новой манерой обозначать числительные в тексте с помощью цифр, а не полностью написанными словами в нужных падежах. Оказавшись перед необходимостью самостоятельно просклонять составное (и не только) числительное, ведущие теле- и радиопередач обнаружили неготовность к этому. Тогда и стал очевиден размах процесса утраты склонения числительных, ранее скрытый.

Рассмотренные явления свидетельствуют о развитии аналитических элементов в системе числительных. Трудно сказать, какие из них и в какой мере могут быть отнесены к системе языка, а какие существуют только в узусе. Требуется специальное широкое обследование того, как склоняются числительные в современном языке.

Заключительные замечания

Таким образом, морфология — один из самых устойчивых к изменениям уровней языка. Изменения накапливаются в нем медленно, исподволь, на протяжении веков. Поэтому процессы, происходящие в современном языке, можно обнаружить и правильно интерпретировать только на более широком хронологическом фоне.

Отдельные явления и малозаметные, на первый взгляд разрозненные, факты складываются в общую картину развития. Если поставить их в один ряд, станет очевидным, что все вместе и наряду с синтаксическими явлениями они свидетельствуют о том, что в современном русском языке действует тенденция к ослаблению роли падежа, вписывающаяся в более общую тенденцию к аналитизму. Об этом говорит и полноправное существование класса несклоняемых существительных в современном именном склонении, и сокращение вариантного разнообразия флексий, и подспудное взаимодействие падежей, выражающееся в путанице их флексий, и формирование редуцированных, дефектных парадигм (например, у числительных).

Процессы, находящиеся на разных этапах своего развития, характеризуются разной мерой вхождения в систему языка (в ее противопоставленности узусу, речи). Вариантные падежные флексии с давних пор входят в систему языка, а ненормативные колебания флексий существуют только в узусе, в речи, на уровне оговорок и ошибок.

При этом и те и другие процессы развиваются не случайным и не хаотичным образом. Существуют факторы, способствующие и препятствующие их проявлению. Наличие самих условий проявления морфологических процессов — фонетических, просодических (акцентуационных), морфонологических, синтаксических, лексико-семантических, стилистических (тип речи) — свидетельствует о неслучайном характере данных явлений.

Тенденция к ослаблению роли падежа согласуется с универсальной для индоевропейских языков тенденцией к утрате падежных флексий, о которой писал А. Мейе: "Имеются языки — большинство славянских, латышский, литовский, армянский, где эта тенденция в настоящее время еще далека от завершения, но и здесь наблюдается ее действие".

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы