Производство по уголовным делам, подсудным мировому судье

Подсудность уголовных дел судам мировой юстиции

Мировой суд как местный суд, учреждаемый для рассмотрения дел о преступлениях, не представляющих собой большой общественной опасности, гражданских споров с незначительной ценой иска, а также административных материалов, безусловно, оказывает позитивное воздействие на укрепление правопорядка в стране. Малозначительные уголовно-наказуемые деяния совершаются особенно часто, нарушая тем самым субъективные права граждан и правовые запреты. На государстве лежит обязанность так организовать судебную систему, чтобы вышеуказанные категории дел рассматривались как можно быстрее и суд был максимально доступен населению. Быстрое рассмотрение уголовных дел, как показывает отечественный и зарубежный опыт, обеспечивают суды с сокращенной формой судопроизводства, к которым следует отнести и мировые суды. Порядок производства как в суде, так и на досудебной стадии следует максимально упростить. Однако упрощение процессуальной формы на досудебной стадии и в суде не означает отказа от процессуальных гарантий и общеправовых принципов устройства и деятельности мирового суда. Процессуальная деятельность в мировом суде регламентируется федеральным уголовно-процессуальным и гражданско-процессуальным законодательством, что прямо следует из требований ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации".

Обязанность мировых судей в своей деятельности по отправлению правосудия по уголовным и гражданским делам - руководствоваться федеральным процессуальным законодательством, обеспечивает не только единство судебной системы Российской Федерации, но и стабильный, детально регламентируемый порядок производства по уголовным и гражданским делам. К достоинству УПК 2001 г. следует отнести восстановление единства судебной системы. В принятых в августе 2000 г. изменениях к УПК РСФСР такое единство нарушалось. Так, ст. 383 УПК РСФСР была дополнена положением, в соответствии с которым постановления президиумов верховных судов республик, краевых (областных) судов и других соответствующих им судов, вынесенные по результатам рассмотрения дел по протестам на приговоры мировых судов и последующих решений судебных инстанций, вступивших в законную силу, являлись окончательными и пересмотру не подлежали. Тем самым законодатель, в нарушение требования ст. 126 Конституции РФ, лишал Верховный Суд РФ права судебного контроля за процессуальной деятельностью мирового суда. Этим же одновременно было нарушено право граждан на пересмотр их приговоров вышестоящей судебной инстанцией. В случае сохранения в новом УПК подобного положения, страна столкнулась бы с проблемой регионального разнобоя в правоприменительной практике, что, в свою очередь, негативно отразилось бы на правах и законных интересах граждан России. В ст. 403 УПК, регламентирующей порядок надзора вышестоящими судами, не содержится ограничений на обжалование приговоров мировых судов в порядке надзора в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ после их рассмотрения президиумами верховных судов республик, краевых (областных) судов и других соответствующих им судов.

Нормы, регулирующие деятельность мирового суда, следует значительно расширить, сгруппировав их в специальных главах УПК и ГПК. В отличие от Устава уголовного судопроизводства (УУС) 1864 г., где все нормы, касающиеся порядка деятельности мирового суда, были выделены в отдельный раздел, включающий в себя более 200 статей, в УПК в отдельную главу, регламентирующую деятельность мирового суда, выделены лишь четыре статьи, остальные же нормы разбросаны по всему УПК, что делает весьма затруднительным пользование процессуальным законом. Кроме того, в главе о производстве в мировом суде весьма неудачно сформулирован порядок производства по делам публичного обвинения. Так, в ст. 320 определены полномочия мирового судьи только по уголовным делам с обвинительным актом. Обвинительным актом в соответствии со ст. 225 УПК завершается расследование в форме дознания, но мировому судье будут подсудны только те уголовные дела о преступлениях, за совершение которых возможно наказание в виде лишения свободы на срок не свыше трех лет. Если по уголовному делу производилось предварительное следствие, которое завершается составлением обвинительного заключения, то мировому судье также будут подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых возможно наказание в виде лишения свободы на срок не свыше трех лет. Это преступления, предусмотренные ст. 110, ч. 1 ст. 128, ст. 133, ч. 1 ст. 120, ст. 144, 145 УК и др. Исключением являются уголовные дела о преступлениях, которые перечислены в ч. 1 ст. 31 УПК. Полномочия мирового судьи по этой категории дел не определены, как они не определены и в тноше-нии субъектов преступления, по которым предусмотрено обязательное проведение предварительного следствия, и которые отнесены к подведомственности мировых судов.

Безусловно, этот пробел законодательства может быть устранен путем внесения изменения в наименование ст. 320 - "Полномочия мирового судьи по делам публичного обвинения". Тем самым будут устранены недоразумения в правоприменительной практике мировых судов.

В соответствии с характером и сложностью дел законодатель определил родовую подсудность уголовных и гражданских дел мировым судам.

Профессор С. И. Викторский указывал, что главнейшим признаком определения предметной подсудности служит обычно тяжесть грозящего наказания за преступное деяние и степень общественной опасности совершенного правонарушения. Нам представляется, что на современном этапе правильно решен вопрос о подведомственности уголовных дел мировому суду, с учетом опыта дореволюционной России и других стран с континентальной системой права, где в основу подведомственности положен единый подход: учет степени общественной опасности уголовно-наказуемого деяния и возможная мера наказания за содеянное. Специфика дел, относящихся к компетенции мировой юстиции, безусловно, проявляется и на досудебных стадиях. С учреждением мировых судов возникла не только потребность, но и настоятельная необходимость в упрощении досудебной стадии подготовки материалов по уголовно-наказуемым деяниям, подведомственным мировому суду. По уголовно-наказуемым деяниям, не представляющим повышенной общественной опасности, при мере наказания до одного года лишения свободы не следует на досудебной стадии проводить предварительное расследование в форме предварительного следствия либо дознания. Все эти действия явно обременительны и не соответствуют характеру содеянного.

Исходя из предшествующего опыта России, на досудебной стадии по малозначительным деяниям органы дознания не должны собирать доказательства, давать им оценку. Задача органов дознания на досудебной стадии должна заключаться не в сборе доказательств, а в установлении лица, совершившего уголовно-наказуемое деяние и обнаружении доказательств. Под обнаружением доказательств следует понимать установление органами дознания очевидцев происшедшего и других объективных данных, указывающих на признаки совершенного уголовно-наказуемого деяния. Представленные органами дознания в мировой суд обнаруженные доказательства не имеют для него обязательной юридической силы. По своей природе, скорее всего, это собранные информационно-справочные данные, которые суд трансформирует в судебные доказательства или достаточные улики, обеспечивающие обвинение подозреваемого лица. При отсутствии этих данных у мирового судьи не будет оснований к возбуждению производства по представленным материалам. Установив признаки уголовно-наказуемого деяния, лицо, подозреваемое в его совершении, очевидцев происшедшего, орган дознания составляет краткий протокол, в котором отражает существо происшедшего, анкетные данные подозреваемого, указывает очевидцев, после чего направляет материалы в суд.

Исходя из принципа состязательности, по каждому уголовному делу, подготовленному в сокращенном порядке, в судебном процессе обязан принимать участие обвинитель. Представляется, что обвинение в мировом суде по делам публичного обвинения должен поддерживать не прокурор, а представитель того органа, кем были составлены процессуальные документы. Это могут быть представители муниципальной и криминальной полиции, других органов дознания. Примерно аналогичный порядок предусматривал УУС России. Такой порядок предусмотрен по делам частного обвинения. Институт частного обвинения дает достаточный опыт и может служить практической моделью перехода к аналогичному порядку производства по делам публичного обвинения в мировом суде. На сегодня имеется не только судебная практика, но и процессуальное законодательство, обеспечивающее плавную преемственность при переходе к такому виду производства.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >