Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Психология arrow Возрастная психология

Дальнейшие шаги по пути, открытому Л.С. Выготским

Первый шаг был сделан уже в конце 30-х гг. XX в. Психологи Харьковской школы А.Н. Леонтьев, A.B. Запорожец, П.И. Зинченко, П.Я. Гальперин, Л.И. Божович и др. установили, что в основе развития обобщений лежит не общение языкового типа, а непосредственная практическая деятельность ребенка.

Исследования A.B. Запорожца показали, что у глухих детей обобщения образуются в результате практической деятельности. То же самое было показано В.И. Лениным, поуже по отношению к слышащим детям. Исследования А.Н. Леонтьева, посвященные изучению световой чувствительности руки и роли поисковой активности в этом процессе, анализ П.Я. Гальпериным различий вспомогательных средств животных и орудий человека позволили с разных сторон подойти к представлению о том, что в действительности является движущей силой психического развития. Эти исследования позволили сформулировать тезис о значении деятельности в развитии психики человека.

Есть существенное различие между понятием "обучение" и понятием "деятельность". В термине "обучение" приставка "об-" несет смысл внешнего принуждения, как бы минующего самого ребенка. Понятие "деятельность" подчеркивает связь самого субъекта с предметами окружающей его действительности. Невозможна прямая "пересадка" знания прямо в голову субъекта, минуя его собственную деятельность. Как позднее подчеркивал Д.Б. Эльконин, введение понятия "деятельность" переворачивает всю проблему развития, обращая се на субъекта. По его словам, процесс формирования функциональных систем есть процесс, который производит сам субъект. Эти исследования открыли путь для нового объяснения детерминации психического развития и позволили снять с гипотезы Выготского о системном и смысловом строении сознания обвинения в идеализме. Был найден единственный настоящий выход за рамки факторного подхода в объяснении движущих сил психического развития ребенка.

Это не означает, что проблема уже решена, но найдена плоскость, где можно искать се решение, подчеркивал Д.Б. Эльконин, - плоскость экспериментальная. Никакое воздействие взрослого (среды) на процессы психического развития не может быть осуществлено без реальной деятельности самого субъекта. И от того, как эта деятельность будет построена и осуществлена, зависит процесс самого развития.

Таким образом, исследования группы психологов во главе с А.Н. Леонтьевым открыли роль деятельности ребенка в его психическом развитии. И это был выход из тупика проблемы двух факторов. Процесс развития - это самодвижение субъекта благодаря его деятельности с предметами, а факты наследственности и среды - это лишь условия, которые определяют не суть процесса развития, а лишь различные вариации в пределах нормы, от которых зависит индивидуальная неповторимость личности.

Следующий шаг связан с ответом на вопрос о том, остается ли эта деятельность одной и той же на протяжении детского развития или нет. Он был сделан А.Н. Леонтьевым, углубившим разработку идеи Выготского о ведущем тине деятельности.

Благодаря работам Леонтьева ведущая деятельность стала рассматриваться как критерий периодизации психического развития, показатель психологического возраста ребенка. Ведущая деятельность характеризуется тем, что в ней возникают и дифференцируются другие виды деятельности, перестраиваются основные психические процессы и происходят изменения психологических особенностей личности на данной стадии се развития. Было обнаружено, что содержание и форма ведущей деятельности зависят от конкретноисторических условий, в которых протекает развитие ребенка.

В современных общественно-исторических условиях, когда во многих странах дети охвачены единой системой общественного воспитания, ведущими в развитии ребенка становятся следующие виды деятельности:

  • o эмоционально-непосредственное общение младенца со взрослыми;
  • o орудийно-предметная деятельность ребенка раннего возраста;
  • o сюжетно-ролевая игра дошкольника;
  • o учебная деятельность в младшем школьном возрасте;
  • o личностное общение подростков;
  • o профессионально-учебная деятельность в ранней юности. Смена ведущих типов деятельности подготавливается длительно и связана с возникновением новых мотивов, которые формируются внутри ведущей деятельности, предшествующей данной стадии развития, и которые побуждают ребенка к изменению положения, занимаемого им в системе отношений с другими людьми. Разработка проблемы ведущей деятельности в развитии ребенка - фундаментальный вклад советских ученых в детскую психологию.

В многочисленных исследованиях A.B. Запорожца, А.Н. Леонтьева, Д.Б. Эльконина и их сотрудников была показана зависимость психических процессов от характера и строения внешней, предметной деятельности. Монографии, посвященные анализу основных типов ведущей деятельности в онтогенезе (в особенности книги Л.А. Венгера, В.В. Давыдова, М.И. Лисиной, Д.Б. Эльконина), стали достоянием мировой науки.

Изучение процессов становления и смены мотивов, становления и утраты деятельностью личностного смысла было начато под руководством А.Н. Леонтьева и продолжено в исследованиях Л.И. Божович, а позднее Д.А. Леонтьева.

Вопрос о предметном, операциональном содержании деятельности разрабатывался в исследованиях П.Я. Гальперина, А.В. Запорожца и их сотрудников. В этих исследованиях подчеркивалась роль организации ориентировочной деятельности для формирования физических, перцептивных и умственных действий, были изучены особенности перехода внешней деятельности во внутреннюю, описаны закономерности процесса интериоризации. Экспериментально эти проблемы были разработаны Л.А. Венгером, H.H. Поддьяковым, Н.Ф. Талызиной, Н.Г. Салминой и др.

Анализ строения и формирования предметного действия, выделение в нем ориентировочной и исполнительной частей положили начало исследованиям функционального развития психики ребенка, которые были лишь намечены в работах Л.С. Выготского. Актуальным стал вопрос о соотношении функционального и возрастного развития психических процессов.

Разрабатывая эти идеи, Д.Б. Эльконин сделал исключительное по своей психологической глубине и прозорливости предположение. Он поставил вопрос: "Какой смысл имеют предметные действия ребенка? Для чего они служат?" Согласно его гипотезе в процессе развития ребенка сначала должно происходить освоение мотивационной стороны деятельности (иначе предметные действия не имеют смысла), а затем операционально-технической. В развитии можно наблюдать чередование двух типов деятельности: в одном типе деятельности преимущественно формируются мотивы и потребности, в другом - интеллектуальные возможности, обеспечивающие их осуществление. Эта гипотеза позволяет преодолеть интеллектуализм учения, присущий гипотезе Выготского о системном и смысловом строении сознания.

В концепции Д.Б. Эльконина преодолевается также один из серьезных недостатков зарубежной психологии, где при изучении психического развития ребенка постоянно возникает проблема расщепления двух миров - мира предметов и мира людей. Д.Б. Эльконин показал, что это расщепление ложно, искусственно. На самом деле человеческое действие двулико: оно содержит собственно человеческий смысл и операциональную сторону. Строго говоря, в человеческом мире не существует мира физических предметов, там безраздельно господствует мир предметов общественных, удовлетворяющих определенным общественно выработанным способом общественно сформированные потребности. Даже предметы природы выступают для человека как включенные в определенную общественную жизнь, предметы труда, очеловеченная, общественная природа. Человек - носитель этих общественных способов употребления предметов. Отсюда способности человека - это уровень владения общественными способами использования, употребления общественных предметов. Таким образом, в человеческом действии всегда нужно видеть два аспекта: с одной стороны, оно ориентировано на общество, с другой - на способ исполнения. Эта микроструктура человеческого действия согласно гипотезе Д.Б. Эльконина отражается и в макроструктуре периодов психического развития.

Д.Б. Эльконин предлагает по-иному посмотреть на взаимоотношения ребенка и общества. Гораздо правильнее, считает он, говорить о системе "ребенок в обществе", а не "ребенок и общество", чтобы не противопоставлять его социуму, как это неизбежно происходит с позиции естественно-научной парадигмы, например, теории Э. Эриксона. Если рассматривать формирование личности ребенка в системе "ребенок в обществе", то радикально меняется характер взаимосвязи, да и само содержание систем "ребенок - вещь" и "ребенок - отдельный взрослый", выделенных в западной психологии как две сферы детского бытия. Д.Б. Эльконин показывает, что система "ребенок - вещь", по сути, есть система "ребенок - общественный предмет", так как на первый план для ребенка выступают в предмете общественно выработанные действия с ним, а не физические и пространственные свойства объекта; последние служат лишь ориентирами для действий с ним. При усвоении общественно выработанных способов действий с предметами и происходит формирование ребенка как члена общества.

Система "ребенок - взрослый" превращается, по Д.Б. Эль-конину, в систему "ребенок - общественный взрослый". Это происходит потому, что для ребенка взрослый - носитель определенных видов общественной по своей природе деятельности. Взрослый осуществляет в деятельности определенные задачи, вступает при этом в разнообразные отношения с другими людьми и сам подчиняется определенным нормам. Эти задачи, мотивы и нормы отношений, существующие в деятельности взрослых, дети усваивают через воспроизведение или моделирование их в собственной деятельности (например, в ролевой игре у дошкольников), конечно, с помощью взрослых. В процессе усвоения этих норм ребенок сталкивается с необходимостью овладения все более сложными, новыми предметными действиями.

Д.Б. Эльконин показал, что деятельность ребенка в системах "ребенок - общественный предмет" и "ребенок - общественный взрослый" представляет единый процесс, в котором и формируется личность ребенка. Другое дело, писал он, что "этот единый по своей природе процесс жизни ребенка в обществе в ходе исторического развития раздваивается, расщепляется на две стороны".

Д.Б. Эльконин открыл закон чередования, периодичности разных типов деятельности: за деятельностью одного типа, ориентации в системе отношений, следует деятельность другого типа, в которой происходит ориентация в способах употребления предметов. Каждый раз между этими двумя типами ориентации возникают противоречия. Они и становятся причиной развития. Каждая эпоха детского развития построена по одному принципу: эпоха открывается ориентацией в сфере человеческих отношений, что ведет к формированию у ребенка новых мотивов и потребностей; затем следует развитие интеллекта. Действие не может дальше развиваться, если оно не вставлено в новую систему отношений ребенка с обществом. Пока интеллект не поднялся до определенного уровня, не может быть новых мотивов.

Закон чередования, периодичности в детском развитии позволяет по-новому представить периоды (эпохи), стадии и фазы онтогенеза психики ребенка (табл. 7).

Таблица 7. Эпохи и стадии детского развития по Д.Б. Эльконину

Эпохи и стадии детского развития по Д.Б. Эльконину

Необходимо специально подчеркнуть, что на каждой стадии развития всегда есть две линии: одна - явная, другая -латентная. Та линия, которая на одной стадии развития была латентной, на другой стадии развития становится явной. Так, для ребенка младенческого возраста направляющей, явной линией развития является линия развития мотивационно-потребностной сферы ("хочу"), а линия развития операционально-технических возможностей ("могу") остается скрытой, латентной. Однако в следующем возрасте она становится ведущей, подчиняющей себе развитие мотивационно-потребностной сферы.

Чередование линий развития "хочу" и "могу" на протяжении периодов детского развития представлено на рис. 11.

Рис. 11

На этой схеме линия "хочу" символизирует уровень развития аффекта, а линия "могу" - уровень развития интеллекта. В концепции Д.Б. Эльконина эти две линии развития впервые представлены "не как вещь, а как процесс", в динамике показана их внутренняя связь и зависимость, составляющая единство аффекта и интеллекта. Гипотеза Д.Б. Эльконина о соотношении аффекта и интеллекта в онтогенезе психики ребенка позволяет выделить следующие варианты развития: "хочу и могу"; "хочу, но не могу"; "не хочу, но могу"; "не хочу и не могу". Эти линии развития органично включены Д.Б. Элькониным в динамику стабильных и критических возрастов, сформировавшихся в ходе социо- и онтогенеза психики ребенка.

Развивая идеи Выготского, Д.Б. Эльконин предложил рассматривать каждый стабильный психологический возраст на основе следующих критериев:

  • o социальная ситуация развития. Это та система отношений, в которую ребенок вступает в обществе, то, как он ориентируется в системе общественных отношений, в какие области общественной жизни входит;
  • o основной, или ведущий, тип деятельности ребенка в этот период. Здесь необходимо рассматривать не только вид деятельности, но и структуру деятельности в соответствующем возрасте и анализировать, почему именно этот тип деятельности ведущий;
  • o основные психологические новообразования, изменения в процессе развития. Важно показать, как новые достижения в развитии вступают в противоречие со старой социальной ситуацией и ведут к ее "взрыву" - кризису.

Возрастные кризисы развития - это переломные точки на кривой детского развития, отделяющие один возраст от другого. Можно сказать вслед за Л.С. Выготским: "Если бы кризисы не были открыты эмпирически, их нужно было бы выдумать теоретически". По словам Д.Б. Эльконина, раскрыть психологическую сущность кризиса - значит понять внутреннюю динамику развития в этот период. Гипотеза Д.Б. Эльконина, включающая в себя закон периодичности в детском развитии, по-новому объясняет содержание кризисов развития. Так, в 3 года и в 12-13 лет имеют место кризисы отношений, вслед за ними возникает ориентация в человеческих отношениях. В 1 год, 7 лет возникают кризисы мировоззрения, которые открывают ориентацию в мире вещей.

Гипотеза Д.Б. Эльконина творчески развивает учение Л.С. Выготского. Преодолевая интеллектуализм многих его трактовок, она объясняет возникновение и развитие у ребенка мотивационно-потребностной сферы личности. Ранее теория А.Н. Леонтьева показала деятельностный механизм формирования обобщений, отстранив некоторые идеи Выготского о роли речевого общения в развитии обобщений, высказанные им в его историческое время.

Развитие детской психологии Л.С. Выготским и его школой неразрывно связано с введением в научные исследования стратегии формирования психических процессов. Как подчеркивал Выготский, эксперимент в психологии - это модель реализации теоретической концепции. Для исследования того, как ребенок в ходе развития осваивает орудия и средства культуры, был разработан экспериментально-генетический метод, позволяющий раскрыть происхождение психических процессов. Принцип экспериментально-генетического метода состоит в том, что берутся дети, у которых отсутствует соответствующий психический процесс, а затем, исходя из определенной гипотезы, в лабораторных условиях формируется этот процесс. Подобный метод моделирует процесс, который имеет место в жизни. Данная стратегия позволяет разобраться в том, что же скрывается за переходами от одного уровня развития к другому, так как есть возможность этот переход экспериментально построить.

Экспериментально-генетический метод, в последующем преобразованный П.Я. Гальпериным и известный как метод планомерного поэтапного формирования умственных действий и понятий, позволил получить новые факты, касающиеся умственного развития ребенка, которые на экспериментальном уровне подтвердили гипотезу Выготского о системном и смысловом строении сознания. В исследовании Г.В. Бурменской (1978) было показано, что обучение детей дошкольного возраста (по методу П.Я. Гальперина) пониманию принципа сохранения количества в задачах Ж. Пиаже не ограничивается только развитием мышления ребенка. Существенные изменения происходят в развитии памяти, воображения, речи и даже в восприятии иллюзий.

Изучение исторического становления детской психологии как самостоятельной отрасли психологии позволяет говорить о существовании двух научных подходов - двух парадигм исследования детского развития в XX в. Оба подхода имеют право на существование, оба являются плодотворными по целям и результатам, но между собой не пересекаются и не могут быть суммированы, поскольку в их основе лежат взаимоисключающие научные установки. Выготский писал: "Если в основе всякого научного понятия лежит факт, то это еще не значит, что во всяком научном понятии факт представлен одинаковым образом".

Систематизация достижений отечественной детской психологии на основе культурно-исторической парадигмы, более глубокой и сложной в теоретическом плане, представлена в последующих главах учебника. Следуя установкам Л.С. Выготского, прежде чем приступить к постройке, надо было заложить фундамент, что и было сделано им и его научной школой - школой культурно-исторической психологии.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы