Торстейн Веблен - основатель институционализма

Торстейн Веблен (1857—1929) — американский экономист, основатель институционализма. Основные работы:« Теория праздного класса» (1899), « Теория делового предприятия» (1904), «Инстинкт мастерства» (1914), «Высшее

образование в Америке» (1918), «Абсеинтская собственность» (1923).

Всякую социальную общность Веблен рассматривает как производственный или экономический механизм, структура которого складывается из социально-экономических институтов. По его мнению, институт — это:

  • •распространенный образ мысли о том, что касается отдельных отношений между обществом и личностью и отдельных выполняемых ими функций;
  • • привычный образ мысли, руководствуясь которым живут люди;
  • • привычные способы осуществления процесса общественной жизни в связи с материальным окружением, в котором живет общество;
  • • принятая в настоящее время система общественной жизни;
  • • превалирующая духовная позиция, или теория образа жизни.

Эволюция общественного устройства является, по Веблену, процессом естественного отбора институтов. Сегодняшняя обстановка формирует институты завтрашнего дня исходя из процесса принудительного отбора, воздействуя на привычные взгляды людей и таким образом изменяя или укрепляя духовную позицию, унаследованную от прошлого. Институты наследуются от более или менее далекого времени, они есть результат процессов, происходивших в прошлом, и, следовательно, не находятся в полном согласии с требованиями настоящего времени. Эволюция общества является, по сути, процессом адаптации, происходящим под давлением обстоятельств в умах отдельных людей, уже больше не терпящих привычного образа мысли, сложившегося в прошлом при другом стечении обстоятельств.

Веблен связывает развитие институтов с четырьмя фазами развития общества.

  • 1. Миролюбивое дикарство (раннее первобытное общество). Доминирующим видом деятельности человека здесь является собирательство. Индивидуальная собственность практически отсутствует, проявление способностей отдельного человека может происходить главным образом в занятиях, направленных на поддержание жизни группы. Побуждение к соперничеству невелико.
  • 2. Хищническая фаза (позднее первобытное общество). Доминирующим видом деятельности здесь является охота. Захваченная добыча, трофеи охоты начинают цениться как свидетельство личных способностей и выступают в качестве первичной формы собственности. Борьба, агрессия становятся общепризнанной, достойной формой самовыражения. При этом получение материальных предметов способами, отличными от насильственного захвата, начинает считаться недостойным высокого звания человека. Отношение к труду приобретает пренебрежительный характер, возникает вызывающее зависть различие между доблестной деятельностью и приобретением посредством захвата, с одной стороны, и производственной деятельностью — с другой. Хищнический настрой становится общепринятым духовным настроем.
  • 3. Квазимиролюбивая фаза (рабовладельческий строй, феодализм). Доминирующим видом деятельности здесь является производственная деятельность. С развитием общественного производства обладание богатством приобретает все большее значение и набирает силу в качестве привычной основы уважения и почета. Собственность в форме материального богатства становится общепризнанным признаком личных способностей человека. Цель, присущая накоплению, состоит в том, чтобы возвыситься над другими людьми, приобрести больший почет и большую власть. Наиболее уважаемым занятием становится праздность, или непроизводительное потребление времени.
  • 4. Миролюбивая фаза (капитализм). Доминирующей деятельностью здесь является наемный труд. В начале этой фазы основой уважения по-прежнему служит праздность, а соперничество людей имеет форму денежного соперничества. Вместе с тем постепенно оформляются два противостоящие друг другу вида институтов: институты потребления (финансовые) и институты производства. В первую категорию попадают занятия, которые связаны с обладанием или приобретением собственности. Они направлены на развитие хищнических способностей и формирование духа хищничества. Во вторую категорию попадают занятия, которые имеют отношение к мастерству и производству. Воспитательное действие производственного процесса, с которым эти люди непосредственно имеют дело, направлено на приспособление их образа мысли к «независтническим интересам коллективной жизни». Развитие общественного производства вызывает отмирание хищнических способностей и склонностей.

Наиболее устойчивые институты, которые имеют важнейшее значение на всех фазах общественного развития, обладают биологической природой и характеризуются как социальные инстинкты. Основными являются три инстинкта, связанные с альтруизмом, любознательностью и мастерством. Инстинкт альтруизма произошел от биологического инстинкта заботы о потомстве и в обществе проявляется как бескорыстная забота об общественном благе в форме благотворительности, политической активности и др. Инстинкт любознательности обусловлен тем, что детеныш животного должен активно исследовать окружающую среду, для того чтобы выжить. В обществе он проявляется в художественном и научном творчестве. Инстинкт мастерства развился на основе деятельности животного по добыче необходимых средств существования. В обществе он проявляется в форме производительной деятельности. Данный инстинкт — важнейший из трех, он является судом высшей инстанции в любом вопросе экономической целесообразности. Его можно назвать склонностью к эффективным действиям. Человек с соответствующим типом характера стремится к достижению какой-либо конкретной, объективной безличной цели и испытывает неприязнь к бесполезной трате сил. Проявляя свои способности в действии, человек достигает общественного уважения и признания.

Инстинкту мастерства противостоит институт завистливого сравнения, который сформировался в хищническую эпоху и оказат значительное влияние на становление различных институтов: собственности, класса, манер поведения потребления и многие другие.

Собственность. В качестве самой ранней формы собственности Веблен рассматривает собственность на женщин со стороны здоровых мужчин первобытной общины. Практика захвата у врага женщин в качестве трофея способствовала возникновению собственности в форме брака, приведшему к образованию семьи с мужчиной во главе. Постепенно понятие собственности распространилось на продукты труда женщин и возникла собственность на вещи. Мотив, лежащий в основе собственности, — соперничество. Обладание богатством наделяет человека почетом, который выделяет людей и делает их объектом зависти. Обладание богатством, сначала ценившееся просто как свидетельство проявленных способностей, само по себе становится в представлении людей похвальным делом. При дальнейшем совершенствовании института собственности богатство, приобретенное пассивно, путем унаследования от предков, вскоре становится даже более почетным, чем состояние, приобретенное собственными усилиями.

Классы. Веблен выделяет в обществе два класса: производительный и праздный. Отношение этих классов основано на завистничес- ком соперничестве. Самым сильным из факторов соперничества является требование воздержания от производственной деятельности. В привычном мышлении людей в условиях хищнической культуры труд начинает ассоциироваться со слабостью и подчинением хозяину. Труд, следовательно, является показателем более низкого положения и оказывается недостойным высокого звания человека. Демонстративное воздержание от труда становится, таким образом, традиционным признаком превосходства в денежных делах и общепризнанным показателем почета. Формируется праздный класс, занятия которого носят хищнический, а не производительный характер: управление, военное дело, спорт, развлечения и отправление обрядов благочестия.

Праздный класс — это консервативный класс. Жесткие требования, выдвигаемые общей экономической ситуацией в обществе, не касаются его представителей. Для удовлетворения требований изменившейся производственной технологии они нс должны под страхом лишений изменять свой образ жизни или свои теоретические воззрения на окружающий мир, так как они не являются в полном смысле органической частью производственной общности. Корыстный мотив, заключающийся в материальной заинтересованности, занимает свое место в качестве дополнения инстинктивных пристрастий праздного класса, делая его консервативное влияние еще более сильным. Предписывающий пример праздного класса способствует значительному усилению сопротивления всех других слоев общества, которое оказывается всякому социальному нововведению и закреплению привязанности людей к устаревшим институтам.

Манеры поведения. Скрытые экономические основания хороших манер Веблен видит в почетном характере того непроизводительного потребления времени и сил, без которых не обходится их приобретение. Хорошее воспитание требует времени, сил и расходов и, следовательно, выходит за пределы возможностей тех, чьи силы и время поглощаются работой. В конечном счете значение хороших манер заключается в том факте, что владение ими — своего рода расписка в праздном образе жизни.

Подставная праздность. С развитием производства многие представители праздного класса получают возможность не только самим освободиться от производительной деятельности, но и освободить от нес подчиненных им людей. Этот процесс постепенного отстранения от производственных занятий, как правило, начинается с освобождения жены или главной из жен. Появляется специальный вид прислуги, предназначенный скорее для демонстрации богатства хозяина, чем для действительного несения службы. Поскольку такая прислуга является свидетельством платежеспособности, в ее обязанности включается все меньшее число производительных функций. Полезность слуг заключается теперь большей частью в их демонстративном отстранении от труда, а также в том, что это отстранение представляет собой доказательство господской власти и богатства. Молодые здоровые мужчины лучше подходят для такой работы, поскольку обходятся дороже, чем женщины, и демонстрируют большее расточение времени и сил. Термин «подставная праздность» указывает на происхождение функций прислуги и на реальную экономическую основу их полезности. Функция производного праздного слоя — представлять праздность подставным образом, ради почета первичного праздного класса.

Таблица 2.2

Развитие институтов по Веблену

Институт

Хищническая фаза

Квазимиролюбивая фаза

Движущий мотив

Инстинкт мастерства

Завистливое соперничество

Собственность

Свидетельство способностей

Свидетельство почета

Почетная деятельность

Охота, сражение

Праздность

Разделение труда

Мужчины — женщины

Праздный класс — трудящийся класс

Жена, слуги

Трофей охоты

Подставные потребители

Демонстративное потребление — это использование потребления для доказательства обладания богатством. На ранних фазах хищнической культуры потребление отборных продуктов питания, а зачастую редких предметов украшения становится запретным для женщин и детей. На квази миролюбивой стадии весьма строгим правилом становится то, что рабы должны потреблять только самое необходимое для поддержания жизни. Для господина, живущего в праздности, демонстративное потребление материальных ценностей есть средство достижения уважения. Роскошные пиры и балы особенно хорошо служат этому назначению. Соперник, которого хозяин угощает и развлекает, желая добиться сравнения в свою пользу, служит средством достижения цели. Он осуществляет за хозяина подставное потребление и в то же самое время оказывается свидетелем излишков благ, принадлежащих хозяину.

Жизненный уровень является привычным мерилом и задает привычный порядок реагирования на определенные стимулы. Трудность отступления от привычного уровня — это трудность отказа от однажды усвоенной привычки. Уровень расходов, принятый внутри класса, к которому принадлежит человек, в значительной мерс определяет его жизненный уровень. Общепринятый уровень расходов осознается им как нормальный через привычное усвоение соответствующего образа жизни. Но уровень расходов осознается и опосредованно — через распространенное требование придерживаться (из страха общественного осуждения) общепринятого размаха расходов, считая это делом приличия.

Потребительские предпочтения. Требование демонстративного расточительства является, по Веблену, регулирующей нормой потребления. В большинстве полезных предметов обнаруживаются определенные свойства, повышающие цену, но не увеличивающие пропорционально этому пригодность этих предметов для служения материальным целям, которому они явно предназначены. В одежде более явно присутствует, чем в любой другой сфере потребления, общепризнанное желание расходовать напоказ. Люди всех классов, подвергая себя расходам на одежду, большей частью делают это не для того, чтобы защитить свою персону от холода, а ради респектабельного внешнего вида. Для того чтобы одежда отвечала своему назначению действенным образом, она должна быть не только дорогой — нужно, чтобы всякому наблюдателю становилось ясно, что ее владелец не занят ни в каком производительном труде. Значительная часть привлекательности, свойственной лакированной обуви, безупречному белью, сияющей шляпе в форме цилиндра и прогулочной трости, связана с тем, что в них содержится многозначительный намек: их владелец, так одетый, не может быть причастным ни к какому общественно полезному занятию. Аналогично изысканные шляпки, высокие каблуки и длинная юбка лишают женщину возможности выполнять какую-либо полезную работу.

Мода. Критерий почтенности требует, чтобы в одежде было видно расточительное расходование, однако «природному вкусу всякая расточительность противна». И этот антагонизм раскрывает источник непрестанных изменений в моде. Мнимая полезность модных деталей одежды является столь очевидным притворством, а их фактическая бесполезность вскоре привлекает к себе столь пристальное внимание, что производители одежды вынуждены прибегнуть к новому стилю. Однако новый стиль должен подчиниться требованию почтительной расточительности и бесполезности, которая вскоре становится так же неприемлема, как бесполезность стиля предшественника. И тогда единственное средство, которое предоставляется законом расточения, — искать выход в каком-нибудь новом, равно бесполезном и несостоятельном сооружении. Отсюда проистекает и уродливость модной одежды, и ее беспрестанное изменение. Принцип новизны в одежде — это еще одно следствие закона демонстративного расточительства. Очевидно, что если всякому наряду дозволяется служить своему прямому назначению лишь короткое время и если в следующем сезоне он не используется, то расточительные расходы сильно возрастают. Человек, носящий вышедшую из моды одежду, демонстрирует отсутствие должной платежеспособности и тем самым наносит урон своей репутации.

Религиозные обряды. Каноном демонстративного расточительства Веблен объясняет явление «благочестивого потребления» — потребления священных зданий, церковных облачений и других материальных ценностей того же рода. Аксессуары для отправления религиозных обрядов должны быть «безупречны в денежном отношении», а религиозные сооружения лучше украшены, «демонстративно расточительнее по своей архитектуре и убранству, нежели жилые дома прихожан». В то же время священный храм обычно никак не способствует созданию физического удобства для паствы. «Благочестивое потребление» носит характер подставного потребления. Канон благочестивой строгости опирается на правило: «подставное потребление (религиозный обряд) не должно способствовать удобству подставного потребителя» (прихожанина). Ибо назначение подставного потребителя — «способствовать не полноте проявления жизни потребителя, а повышению денежной репутации хозяина», в интересах которого совершается потребление. Поэтому церковные облачения дорогостоящи, богаты украшениями и неудобны.

Уподобление класса священнослужителей классу прислуги по поведению и одежде обусловлено сходством обеих категорий в их экономической роли. Теоретически, с точки зрения экономики священник является слугой, косвенно находящимся в личном услужении у божества. «Принцип расточения» в сфере канонов ритуальной службы предполагает как подставное потребление, так и подставную праздность. Манера поведения духовенства — это отстраненная, медлительная, механическая манера держаться, не оскверненная намеками на чувственное удовольствие. «При исполнении священнических функций не следует выказывать никакого проворства или умелой манипуляции — ничего такого, что могло бы наводить на мысль о способности быстро справиться с работой». Принцип подставной праздности также требует, чтобы прихожане шли в храм в праздничной одежде, не свидетельствующей о занятости в производстве. Кроме того, в праздники, отводимые для восславления божества, «никакая работа, полезная обществу, не должна выполняться никем».

Эстетические воззрения. Условие денежной благопристойности, по мнению Веблсна, оказало ощутимое воздействие на представление людей о красоте. «Как правило, большая удовлетворенность от употребления и созерцания дорогих, и, казалось бы, красивых предметов в значительной мере объясняется удовлетворением нашего вкуса к до- рогостоимости, которая скрывается под маской красоты». Так, серебряная ложка ручной работы нс более полезна, чем точно такая же ложка из более дешевого материала, изготовленная машинным способом. Вместе с тем первая ложка дороже, а потому считается красивее. «Канон дорогостоимости» влияет на вкусы людей таким образом, что они безнадежно смешивают при восприятии предмета признаки дороговизны с характерными признаками красоты, а суммарный эффект относят просто к красоте. Черты, по которым обнаруживается цена дорогих предметов, начинают приниматься за признаки красоты. Эти черты приятны как признаки престижной дорогостоимости, и это доставляемое таким образом удовольствие смешивается с удовольствием от красивой формы предмета и его окраски.

Обычно считают некрасивым предмет, имеющий высокую практическую ценность. Например, домашняя птица, коровы и свиньи носят производительный характер и, следовательно, на них не обнаруживается печать красоты. Иначе дело обстоит с теми домашними животными, которые обычно не служат никакой производственной цели, такими, как попугаи, канарейки, кошки и скаковые лошади. Они обыкновенно составляют статью демонстративного потребления, а следовательно, их содержание почетно по своей природе, и их законным образом можно считать красивыми.

Человеческая природа. Изменение человеческой природы Веблен трактует как процесс отбора среди нескольких относительно стабильных и распространенных этнических типов. Таковыми являются долихоблонды, брахицефалы и средиземноморский тип. В пределах каждого из этих основных этнических типов наблюдается тенденция возврата к одному из двух направлений изменчивости: миролюбивому (дохищническому) и хищническому варианту. Недостатками миролюбивого характера являются безволие, беспомощность, отсутствие инициативы и изобретательности, а также уступчивое и ленивое добродушие. Наряду с этими чертами выступают некоторые другие, имеющие ценность в процессе коллективной жизни: правдивость, миролюбие, добрая воля и несоперническая, независтническая заинтересованность в людях и вещах. Черты, характеризующие хищническую и последующие стадии развития культуры, — это жестокость, эгоизм, приверженность своему клану, небесхитростность, агрессивность и коварство — свободное обращение к силе и обману. Современный человек имеет тенденцию воспроизводиться близко именно к этому варианту человека, характерному для недавней — еще существующей в наследственности — хищнической культуры.

Хищнический темперамент проявляется не во всех аспектах жизни современного общества, и менее всего — в современном производстве. Коллективные интересы современной общности сосредоточиваются на производственной эффективности. Этому коллективному интересу наилучшим образом отвечают честность, усердие, миролюбие, добрая воля и отсутствие эгоизма, а также привычное распознавание причин и предвидение следствий в их связи. Успешная работа современной производственной общности обеспечивается наилучшим образом там, где эти черты выступают в своей совокупности, и достигается она в той мере, в какой для людей, составляющих эту общность, характерно обладание ими. В человеке с хищническим типом характера эти черты присутствуют в явно меньшей степени, чем это полезно для целей современной коллективной жизни. Такой человек немного архаичен в том смысле, что он не соответствует самым последним требованиям, выдвигаемым жизнью в сообществе.

Производственный процесс ускоряет отмирание явно хищнических способностей и склонностей, однако воспитывающее воздействие экономической жизни не является однородным. Экономическая деятельность в той сфере, которая связана с денежным соперничеством, обладает тенденцией к сохранению определенных хищнических черт. Главным образом это основные области управления экономикой, которые относятся к категории финансовых и торговых операций. В целом, занятия праздных слоев в современном обществе таковы, что не дают угаснуть ряду хищнических привычек и склонностей.

Спорт. Основанием для пристрастия к спорту является, по Вебле- ну, архаичный духовный склад — обладание хищнической способностью к соперничеству со сравнительно высокими потенциальными возможностями. Сильная предрасположенность к авантюрному подвигу и к причинению ущерба особенно ярко выражена в тех занятиях, которые в разговорной практике носят особое название — увлечение спортом. Спорт дает тренировку ловкости, сопернической свирепости и хитрости, выступающих характерными особенностями хищнического образа жизни. Результатом является скорее односторонний атавистический возврат к варварству или к «звериным правам», т.е. восстановление и подчеркивание тех пагубных диких черт, которые направлены на нанесение ущерба, без соответствующего развития тех черт, которые служили бы самосохранению индивида и полноте его жизни в диком окружении. Хитрость, или коварство, является элементом, неизменно присутствующим в спортивных состязаниях, как и в военном деле, и в охоте. Общепризнанные законы благопристойности, санкционированные институтом праздного класса, недвусмысленно заявляют, что соперничество и расточительство — это хорошо, а все, что им противоположно, — позорно. По общему представлению, в том типе мужественности, который воспитывается спортивной жизнью, многое достойно восхищения. Уверенность в своих силах и чувство товарищества замечательны, но с иной точки зрения их можно было бы назвать свирепостью и приверженностью своему клану.

Азартные наклонности. Склонность к азартным играм Веблен трактует как побочную черту темперамента варвара. Главным фактором азартного нрава является вера в удачу — представление о причинной обусловленности случайного в последовательности явлений. Вера в удачу имеет непосредственное экономическое значение. Она является архаичной чертой, не соответствующей нуждам современного производства и препятствующей достижению максимальной эффективности в коллективной экономической жизни. Для наибольшей «пригодности индивида к работе» по осуществлению сложных технологических процессов в современном промышленном производстве он должен обладать способностью и навыком легко схватывать и увязывать между собой события с точки зрения их причинно-следственной связи. Как в целом, так и в отдельных моментах промышленное производство представляет собой процесс, характеризующийся «количественно измеримой причинностью». Оно «все в большей степени превращается в сложную систему взаимозависимых органов и функций, а поэтому свобода от предубеждений в понимании того, что выступает причиной тех или иных явлений, становится все более необходимой для работоспособности людей, участвующих в производстве».

Благотворительность. Среди побуждений к этому роду деятельности Веблен выделяет мотивы эгоистического рода, и в частности зави- стническое стремление отличиться. Многие общественные деяния, официально бескорыстные по духу, начинаются и выполняются прежде всего с целью поднятия репутации или денежной выгоды поддерживающих эти деяния лиц. В значительном числе такого рода организаций завистническое побуждение является господствующим. Дела, которые придают величие занимающимся ими вследствие крупных, демонстративных расходов, служат тому, чтобы удостоверять денежную репутацию, а также приятно напоминать им об их превосходящем статусе.

Высшее образование. Происхождение и развитие образования Веблен связывает с религиозной функцией общности, в частности с той системой обрядов, в которой выражается услужение, воздаваемое божеству. Сведения, приобретаемые под руководством учителей-жре- цов, были в основном сведениями о ритуалах и обрядах, т.е. о том, как должным способом обращаться к сверхъестественным силам и служить им. До недавнего времени, утверждает Веблен, образование оставалось в известном смысле побочным продуктом или побочным занятием духовенства. Знаменательно, что ученые слои во всех общностях, имеющих примитивный уровень развития, являются ярыми сторонниками этикета, статуса, соблюдения субординации, рангов и званий, ритуалов, ношения парадных одеяний по случаю ученых церемоний и т.д. Это указывает на тот факт, что деятельность жрецов от образования относится к той категории демонстративной праздности, которая известна как воспитанность и образованность. Даже в наши дни встречаются такие вещи, как шапочка и мантия, официальная церемония зачисления в университет, обряд посвящения и церемония вручения дипломов и т.д. Эти признаки учености — ритуалы, одежды, посвящение и т.п. — непосредственно заимствованы из практики духовенства.

Наука. По мнению Веблена, наука в смысле четкого распознавания причинно-следственной связи в явлениях, физических и социальных, служит характерной чертой западной культуры только с той поры, когда производственный процесс в этих странах стал, в сущности, связан с техническими приспособлениями, а функцией человека стало «различение и оценка материальных сил». Наука расцвела в той же степени, в какой производственная жизнь следовала этой модели и в какой в обществе преобладали производственные интересы. «В то время как высшая ученость в начале своего расцвета, являясь венцом схоластики и классицизма, была побочным продуктом деятельности духовенства и праздного образа жизни, современная наука является... побочным продуктом производственного процесса». Те отрасли знания, которые ведут к эффективности, а в конечном счете — к росту производительности, постепенно отвоевывали почву у тех отраслей, которые ведут к повышенному потреблению и снижению производственной эффективности. К последним Всблен относит гуманитарные науки.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >