Юридическое знание позднего Средневековья

Период с конца XIV до середины XVII в. в Европейских странах получил название эпохи Возрождения. В это время происходит всплеск развития культуры и науки, накопление новых знаний благодаря Великим географическим открытиям, изменение в социально-экономической сфере жизни общества, развитие производства. Все эти факторы не могли не отразиться на гуманитарном знании, в том числе юридическом, которое постепенно освобождается от церковных догматов и средневековой схоластики. Предопределенность действий человека божественной волей все больше отходит на второй план и основополагающей идеей становится свобода воли и естественное право. Отношение к человеку изменяется от божественного создания на природно-общественного индивида. Мировоззренческой основой Возрождения стал гуманизм.

Эпоха Возрождения — важный этап развития юридической науки. Необходимо констатировать, что практическая юриспруденция в эту эпоху не получила существенных качественных изменений. В западноевропейской юридической практике развивались традиции, сложившиеся в позднем Средневековье. В период Ренессанса появляется ряд важных тенденций, оказывающих серьезное влияние на становление юриспруденции как самостоятельной научной дисциплины, следовательно, ее отделение как от теологии и философии, так и от юридической практики. В эпоху Возрождения так или иначе к правовым проблемам обращались практически все великие гуманисты — Л. Валла, Н. Макиавелли, М. Монтень, Ж. Боден, Э. Роттердамский и другие.

Ренессанс характеризуется стремлением к изучению и распространению античной культуры (древнегреческого и латинского языков, литературы, искусства, философии, юриспруденции). В отличие от средневековых схоластов, исходивших в основном из авторитета отцов церкви, гуманисты отдавали предпочтение традициям античных мыслителей и опоре на разум.

Лоренцо Валла (1400—1457) внес вклад в развитие юридической эпистемологии. Преподавая риторику в Павийском университете, он сблизился с юристами Маффео Всджо и Катоном Сакко, которые познакомили его с великолепными образцами филологического анализа юридических текстов. В своем сочинении «Красота латинского языка» Л. Валла целый отдел посвятил исследованию языка римских юристов[1]. Валла стоит у истоков филологического метода исследования и анализа исторических, в том числе юридических документов. В сочинении «О девизах и геральдических знаках» он критиковал средневековых юристов, знавших о работах древних правоведов чаще всего понаслышке и не владевших приемами филологической интерпретации соответствующих текстов. Методы средневековых глоссаторов выглядели в его глазах несовершенными и грубыми.

Гуманистическое направление в правоведении развивал А. Альциат и его последователи, которые развивали юридическую систематику. Философское обоснование юридическая систематика получила в работах Петра Рамуса и учении рамистов. Общее правило заключалось в следующем: необходимо начинать с общего и постепенно переходить к частному, поэтому в основание научного познания должны быть положены ясные и точные определения[2].

Никколо Макиавелли (1469—1527) предложил совершенно новое понимание государства и его соотношения с моральными и религиозными ценностями. Наиболее заметный след в развитии юридической мысли оставило сочинение «Государь». Средневековое видение государства, предполагавшее его безусловное поглощение церковью, в идеале соединение католической церкви и наследственной монархии, освященной церковью, в учении Макиавелли сменилось концепцией государства, свободного от теологической составляющей, в котором все элементы общественной жизни людей подчинены исключительно земным законам. Какое же место Макиавелли оставил религии? Ее предназначение виделось мыслителю в воспитании и образовании, а также в воздействии на умы и нравы людей. Религия должна служить целям и интересам общества, а не наоборот, быть средством достижения величия государства. По сути, государственная религия должна подчиняться государству и быть инструментом для укрепления последнего[3].

Значительная часть рассуждений Макиавелли в «Государе» посвящена образу идеального правителя: целеустремленного, хладнокровно- расчетливого, жестокого, волевого, не лишенного хитрости и коварства. Власть государя должна основываться па чувстве страха подданных, но при этом правитель не должен вызывать у них ненависть: «Государь должен внушать страх таким образом, чтобы, если не приобрести любви, то хотя бы избежать ненависти, ибо вполне возможно внушать страх без ненависти»[4].

Но это не значит, что правитель не должен поддерживать законность в государстве. Закон выступает основой упорядочения общественной жизни. В трудах Макиавелли обращается внимание на зависимость стабильности государства от действенности законов. Спарта 800 лет не переживала губительных смут, подчеркивал он, именно благодаря скрупулезному соблюдению законов[5]. В то же время не всегда законы способствуют установлению должного правопорядка. Так, некоторые из них вынужденно устанавливаются в периоды политических кризисов, и по этой причине не могут быть долговечными. Другие же неточно сформулированы и не дают возможности однозначного толкования. Наконец, прочность и жизнеспособность закона во многом зависит от умения законодателя связать новые и старые порядки, найти их оптимальное сочетание, обеспечить преемственность и мягкий переход.

Макиавелли воспроизводит античную теорию договорного происхождения государства и идею круговорота форм правления, содержащиеся в трудах Полибия и Цицерона. Вслед за ними Макиавелли считал наиболее устойчивой формой правления смешанную республику, которая является результатом согласования интересов борющихся социальных групп — представителей аристократии и демократии. Хотя из труда «Государь» может сложиться впечатление, что Макиавелли сторонник монархии с жестким правителем во главе, эта форма правления лишь переходный этап, средство для того, чтобы народ сделать совершенным и достаточно зрелым для установления в конечном итоге лучшей формы правления — республики.

Произведения Макиавелли оказали громадное влияние на последующее развитие политико-правовой идеологии; в них сформулированы и обоснованы буржуазные идеи: незыблемость частной собственности, безопасность личности и имущества, республика как наилучшее средство обеспечения «благ свободы», подчинение религии государству и т.д.

Значимы рассуждения о законах Мишеля Монтеня (1533—1592). Предметом его размышления была взаимосвязь обычного и позитивного права, писаных и неписаных законов. «Законом законов» Монтень называл не догматы религии, а неуклонное повиновение нормам, установленным светским государством. Законы в понимании Монтеня можно разделить на две большие группы — нравственные (законы чести) и юридические (законы правосудия), которые зачастую противоречат друг другу. Монтень отмечал, что и законы нравственности, и правовые законы корнями уходят в обычаи, нравы, традиции[6]. И те и другие опираются на силу социально-психологической привычки. Поэтому, делает вывод Монтень, чем действеннее позитивный закон, тем адекватнее он выражает требования обычного права.

XVI в. стал поворотным в европейской науке, в том числе юридической. До этого времени гуманистические идеи Просвещения существовали преимущественно в свободных искусствах — литературе, риторике, музыке. Критика схоластов в основном заключалась не в их взглядах, а в том, что свои мысли они писали на «вульгарной латыни».

На фоне жестоких религиозных войн между католиками и протестантами не случайным выглядит появление новых политико-правовых доктрин государства, автором одной из которых стал французский юрист и публицист Жан Боден.

Учение Бодена (1530—1596) о государстве и суверенитете можно рассматривать как яркий пример новаторства в формировании нового политико-юридического мировоззрения. Однако в этом мировоззрении идейным стержнем является не правопорядок, а политический порядок, в котором социальный компромисс и мирное сосуществование различных групп и сословий достигается различными средствами, не обязательно правовыми.

Как юрист и государствовед Жан Боден проявил себя во время службы при дворе в должности третьего советника парламента, королевского прокурора и советника герцога Анджуйского (1561—1584). Основными трудами Бодена, в которых отражены его юридические разработки, являются «Метод легкого познания истории» и «Шесть книг о государстве».

В работе «Метод легкого познания истории», кроме вопросов по историческому предмету, Боден высказал теорию географического детерминизма развития государства. Данная теория во многом основана на воззрениях философов античности, не случайно Боден часто цитирует

Платона. Суть теории состояла в том, что климатические и другие географические условия оказывают влияние на социально-политическое устройство государства. Боден считал, что самые сильные государства образуются на севере; жители государства в средних широтах более разумны и склонны к труду, а в южном государстве церковь угнетает здравый смысл.

«Шесть книг о государстве» считается главным произведением Бодена. В работе автор опирался на античные источники (Платон, Цицерон), а также средневековые толкования римского права. Боден последовательно рассмотрел вопросы возникновения и развития государства, а также его основные признаки и проанализировал формы правления — республиканскую и монархическую. По его мнению, любое государство вырастает из семьи, домохозяйства. Объединяющим фактором для различных групп людей выступает суверенная государственная власть, управляющая обществом на основе законов и определенных условий[7].

Боден первым описал суверенитет как признак верховной государственной власти, выделил его свойства. К признакам государственного суверенитета Ж. Боден относил право верховной власти издавать и отменять законы, объявлять войну и заключать мир, назначать высших должностных лиц, вершить правосудие и осуществлять помилование, а также чеканить монету, взимать подати, устанавливать меры длин и весов.

Отметил Боден характерные свойства государственного суверенитета, такие как единство и неделимость, неотчуждаемость, независимость от церкви (панского престола) и др.

Бодену удалось настолько емко раскрыть понятие государственного суверенитета, что за прошедшие четыре с половиной века наука не внесла практически ничего принципиально нового, а лишь развивала постулаты, заложенные в концепции французского мыслителя. Разработка проблемы суверенитета государства — крупнейший вклад Бодена в развитие теоретических аспектов юридического знания. Теория государственного суверенитета сегодня является важным элементом науки о праве и руководством для принятия решений на государственном уровне.

Боден придерживался методологического принципа эмпиризма, он считал, что лучшему познанию права служит юридическая практика: «Тот, кто думает, что он познал право вне юридической практики, в действительности глубоко ошибается — и уподобляется тому, кто, истязаясь гимнастикой и физическими упражнениями, мнит себя равным воину, познавшему пыл сражения и утомление военной битвой»[8]. Боден различает закон и право. Он полагает, что суверен создает законы, но не право, право «несет с собой справедливость, а закон — приказ».

Произведения Ж. Бодена привнесли существенный вклад в развитие юридической мысли, повлияли на развитие правоведения Нового времени, в частности, получили продолжение в трудах Т. Гоббса, Ж. Ж. Руссо и других.

Возрождение с его творческим, креативным духом вызвало к жизни принципиально новый стиль мышления, отличный как от средневекового, так и от античного. Речь идет о социальных утопиях. Яркими представителями социалистов-утопистов были Томас Мор и Томмазо Кампанелла, известные своими произведениями «Золотая книга, столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом его острове Утопии» и «Город Солнца» соответственно. Социальные утопии мыслились как проекты улучшения социального бытия. Можем ли мы провести аналогию с идеальным государством Платона или идеальным государством Августина? Думается, что нет. И вот почему.

У Платона идеальное государство существует объективно как некая идеальная реальность. То же самое можно сказать об Аристотеле, его идеальное государство — продукт анализа, обобщения эмпирического материала. И у Платона, и у Аристотеля представления об идеальном государстве онтологически укоренены, т.е. идеальное государство существует реально в мире идей или в мире материально наполненных форм.

Утописты же в своих произведениях выступили с критикой социальных и государственно-правовых порядков современной авторам цивилизации: в видении утопистов современное им государство и законодательство — социальные установления, созданные богачами, являются главным орудием угнетения народа и главным средством защиты корыстных интересов эксплуататоров. В противоположность существующему государству Т. Мор рисует воображаемую страну Утопию, а Т. Кампанелла — Город Солнца, где утверждается коллективная собственность, всеобщий обязательный труд, централизованное распределение произведенной продукции и аскетический образ жизни. Это только гносеологические модели, мыслительные эксперименты, в рамках которых конструируется несуществующий социальный порядок.

Вклад Мора и Кампанеллы в копилку юридического познания состоит в первую очередь в методологическом компоненте. Утописты открыли и применили один из важнейших методов научного познания — моделирование. Они конструировали некие новые, искусственные, несуществующие в реальности модели социально-экономического и политико-правового бытия. Кампанелла писал: «Небесполезно то, что мы написали, ведь если не возможно точно повторить такую Республику, то можно попытаться, насколько возможно, подражать образцу, который мы предложили»[9]. Труды Мора и Кампанеллы стимулировали появление проектов радикального изменения общества.

Таким образом, Возрождение в странах Западной Европы способствовало развитию политики, культуры, науки. Было положено начало централизации государственной власти, формированию королевского абсолютизма, становлению парламентаризма, подготовлена моральная и правовая почва для буржуазных революций. В развитии правовой науки произошел новый виток обращения к античным юридическим трудам в их первоисточниках, но с более совершенным методологическим инструментарием.

  • [1] Жоль К. К. Указ. соч. С. 173.
  • [2] Матвиевская Г. Петр Рамус. 1515—1572. М.: Наука, 1981.
  • [3] Рубаник С. Л. Указ. соч. С. 107.
  • [4] Макиавелли Н. Государь // Сочинения. М. : ЭКСМО-Пресс ; Харьков : Фолио, 2001.С. 93.
  • [5] Иконникова И. Г., Ляшенко В. П. Указ. соч. С. 66.
  • [6] Иконникова И. Г., Ляшенко В. П. Указ. соч. С. 68.
  • [7] Антология мировой философии : в 4 т. Т. 2. Европейская философия от эпохи Возрождения по эпоху Просвещения. М.: Мысль, 1970. С. 144—145.
  • [8] Там же. С. 146.
  • [9] Яркова Е. Н. Указ. соч. С. 49.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >