Пищеварительная система и пищеварение человека в онтогенезе

Развитие ребенка находится в тесной связи с деятельностью его органов пищеварения. Расстройство пищеварения приводит к расстройству питания, нарушению обмена, которое может сопровождаться нарушением функций многих систем органов и препятствовать развитию ребенка.

Пищеварительная система ребенка, особенно в раннем возрасте, отличается функциональной незрелостью и повышенной уязвимостью. В то же время интенсивность обмена веществ у детей требует высокой активности пищеварительных процессов. Рациональное питание, соответствующее потребностям ребенка и отвечающее гигиеническим требованиям, – основная профилактика заболеваний органов пищеварительного тракта и важный залог благополучного развития и обучения.

Органы пищеварения на разных этапах онтогенеза имеют свои морфофункциональные особенности. Более всего они выражены у детей первых месяцев жизни, пищеварительный аппарат которых приспособлен главным образом для усвоения грудного молока.

В эмбриогенезе основные структурные элементы пищеварительной системы оформляются рано, уже к 3–4-му месяцу внутриутробной жизни. Источником питания плода при этом являются вещества, поступающие через плаценту из крови матери. У новорожденных органы пищеварительной системы не достигают еще своей окончательной формы и расположения, их формирование особенно интенсивно идет на протяжении периода раннего детства.

У новорожденного и детей грудного возраста полость рта имеет относительно небольшие размеры. Губы у новорожденных толстые, на их внутренней поверхности присутствуют поперечные валики. Круговая мышца рта развита хорошо. Щеки у новорожденных и детей раннего возраста округлые и выпуклые за счет наличия между кожей и хорошо развитой щечной мышцей округлого жирового тела (жировых комочков Биша), которые способствуют акту сосания у младенцев и в последующем постепенно атрофируется. Твердое нёбо плоское, его слизистая оболочка образует слабо выраженные поперечные складки и бедна железами. Мягкое нёбо относительно короткое, располагается почти горизонтально. Нёбная занавеска не касается задней стенки глотки, что обеспечивает ребенку возможность дыхания во время сосания. С появлением молочных зубов происходит значительное увеличение размеров альвеолярных отростков челюстей и свод твердого нёба как бы поднимается. Язык у новорожденных короткий, широкий, толстый и малоподвижный, на слизистой оболочке видны хорошо выраженные сосочки. Язык занимает всю полость рта: при закрытой ротовой полости соприкасается со щеками и твердым нёбом, выступает вперед между челюстями в преддверие рта.

Слизистая оболочка полости рта у младенцев тонкая и легкоранимая. В области дна ротовой полости она образует заметную складку, покрытую большим количеством ворсинок. Выпячивание в виде валика присутствует и на слизистой оболочке щек в щели между верхней и нижней челюстями. Кроме того, поперечные складки (валики) имеются и на твердом нёбе, валикообразные утолщения – на деснах. Все эти образования обеспечивают герметизацию ротовой полости в процессе сосания. На слизистой оболочке в области твердого нёба по средней линии у новорожденных располагаются узелки Бона – желтоватые образования – небольшие кисты слюнных желез, образующиеся из-за задержки отхождения слюны и исчезающие к концу первого месяца жизни.

Сосание и глотание – врожденные безусловные рефлексы. У здоровых и зрелых новорожденных к моменту рождения они уже сформированы. При сосании губы ребенка плотно захватывают сосок груди. Челюсти сдавливают его, и сообщение между полостью рта и наружным воздухом прекращается. Опускание нижней челюсти вместе с языком вниз и назад создает в ротовой полости отрицательное давление, за счет которого в полость рта поступает грудное молоко. Ритмические движения нижней челюстью спереди назад приводят к засасыванию молока и постепенному насыщению ребенка.

Все элементы жевательного аппарата новорожденного приспособлены для процесса сосания груди: десневая мембрана, выраженные нёбные поперечные складки и жировые тела в щеках, физиологическая младенческая форма прикуса, которая исчезает при формировании навыка жевания, движения нижней челюсти ребенка при сосании облегчают отсутствие суставного бугорка на ней. В первые 3–4 месяца жизни слизистая оболочка рта относительно сухая, это обусловлено слабым развитием слюнных желез и дефицитом слюны. Слюнные железы новорожденного имеют относительно низкую секреторную активность, слюны мало и она имеет вязкую консистенцию, эти свойства слюны способствуют склеиванию губ для герметизации ротовой полости при сосании. С 1 – 1,5 мес функциональная активность слюнных желез начинает увеличиваться, и к 3–4 мес начинается обильное слюноотделение с вытеканием слюны изо рта из-за недостаточной регуляции слюноотделения (физиологическое слюнотечение). Наиболее интенсивный рост и развитие слюнных желез происходит в возрасте между 4 месяцами и 2 годами. В дальнейшем до 30 лет количество слюны возрастает за счет увеличения массы слюнных желез. У лиц пожилого возраста наблюдается снижение секреции слюны, что связано с атрофическим процессом, в ходе которого часть вырабатывающих слюну элементов замещается соединительной тканью и жиром.

Реакция слюны у новорожденных нейтральная или слабокислая. С первых дней жизни в слюне содержатся ферменты, необходимые для расщепления крахмала и гликогена. Концентрация амилазы в слюне низкая, в течение первого года жизни ее содержание и активность значительно возрастают, достигая максимального уровня в 2–9 лет. К пожилому возрасту пищеварительная активность слюны вновь снижается.

Глотка новорожденного имеет форму воронки, ее нижний край расположен на уровне межпозвонкового диска между 3-м и 4-м шейными позвонками. К подростковому возрасту он опускается на уровень 6–7-го шейных позвонков. Гортань у грудных детей также имеет воронкообразную форму и располагается иначе, чем у взрослых. Вход в гортань находится высоко над нижнезадним краем небной занавески и соединен с полостью рта. Пища движется по сторонам от выступающей гортани, поэтому ребенок может одновременно дышать и глотать, не прерывая сосания.

У новорожденного глоточное отверстие слуховой трубы расположено на уровне твердого нёба, имеет вид широкой щели. Это создает высокий риск попадания в евстахиеву трубу инфицированного содержимого из ротовой полости и воспаления внутреннего уха. К 2–4 годам глоточное отверстие перемещается кверху и кзади, а к 12–14 годам становится овальным.

Пищевод к рождению сформирован, его длина у новорожденного составляет 10–12 см, в возрасте 5 лет – 16, а в 15 лет – 19 см. Ширина пищевода у новорожденного – 5–8 мм, в 1 год – 10–12, к 3–6 годам – 13–15 и к 15 годам – 18–19 мм. Анатомические сужения пищевода у новорожденных и детей первого года жизни выражены слабо и формируются с возрастом. Стенка пищевода у новорожденного тонкая, мышечная оболочка развита слабо, она интенсивно растет до 12–15 лет. В слизистой оболочке пищевода ребенка меньше желез, чем у взрослого, продольные складки, облегчающие прохождение пищи, появляются в возрасте 2–2,5 года. Подслизистая оболочка развита хорошо, богата кровеносными сосудами. Перистальтика пищевода возникает при глотательных движениях.

Желудок новорожденного имеет веретенообразную форму либо форму цилиндра, бычьего рога или рыболовного крючка и расположен относительно высоко. У детей грудного возраста желудок расположен горизонтально, но, как только ребенок начинает ходить, он постепенно принимает относительно вертикальное положение. По мере роста и развития ребенка желудок опускается и к возрасту 7 лет его входное отверстие (при вертикальном положении тела) проецируется между 11-м и 12-м грудными позвонками, а выходное – между 12-м грудным и 1-м поясничным позвонками.

Кардиальная часть, дно и пилорический отдел желудка у новорожденного выражены слабо, привратник широкий. Входная часть желудка нередко располагается над диафрагмой, угол между абдоминальной частью пищевода и прилегающей к нему стенкой дна желудка недостаточно выражен, мышечная оболочка кардиального отдела желудка также развита слабо. Клапан Губарева (складка слизистой оболочки, вдающаяся в полость пищевода и препятствующая обратному забросу пищи) почти не выражен (развивается к 8–9-му месяцу жизни), кардиальный сфинктер функционально неполноценен, в то время как пилорический отдел желудка хорошо развит уже при рождении ребенка. Указанные особенности обусловливают склонность к срыгиванию и возможность заброса содержимого желудка в пищевод с раздражением слизистой оболочки. Кроме того, склонность детей первого года жизни к срыгиванию и рвоте связана с отсутствием плотного обхватывания пищевода ножками диафрагмы, а также нарушением иннервации при повышенном внутрижелудочном давлении. Срыгиванию способствует также заглатывание воздуха при сосании (аэрофагия) при неправильной технике вскармливания, короткой уздечке языка, жадном сосании, слишком быстром выделении молока из груди матери. Для предупреждения вдыхания срыгиваемой массы после кормления детям следует придавать вертикальное положение. К концу первого года жизни желудок удлиняется, а в период от 7 до 11 лет приобретает форму, свойственную форме взрослого.

Анатомическая емкость желудка новорожденного составляет 30–35 см3, к 14-му дню жизни она возрастает до 90 см3. В последующем емкость желудка ежемесячно увеличивается на 25 мл и к концу первого года жизни составляет 250–300 мл, а к 3 годам – 400–600 мл. Интенсивный рост емкости желудка начинается после 7 лет, и к 10–12 годам она составляет 1300–1500 мл.

Мышечная оболочка желудка у новорожденного развита слабо, она достигает своей максимальной толщины только к 15–20 годам. Слизистая оболочка желудка у новорожденного толстая, складки высокие. В течение первых 3 месяцев жизни поверхность слизистой оболочки увеличивается в 3 раза, что способствует лучшему перевариванию молока. К 15 годам она увеличивается в 10 раз за счет увеличения складок слизистой оболочки, это ведет к повышению способности подростка к перевариванию пищи. С возрастом увеличивается количество желудочных ямок, в которые открываются отверстия желудочных желез. Желудочные железы к рождению морфологически и функционально развиты недостаточно, их относительное количество (на 1 кг массы тела) у новорожденных в 2,5 раза меньше, чем у взрослых, но после рождения их количество быстро увеличивается.

Секреторный аппарат желудка у детей первого года жизни развит недостаточно, функциональные способности низкие. Желудочный сок ребенка грудного возраста содержит те же составные части, что и желудочный сок взрослого. Для детей первых недель жизни характерна очень низкая концентрация соляной кислоты в желудочном соке и его низкая общая кислотность. Она значительно возрастает после введения прикорма, т.е. при переходе с молочного питания к обычному. Низкие концентрации соляной кислоты и пепсинов в желудке у новорожденных и детей грудного возраста обусловливают пониженную защитную функцию желудочного сока, но вместе с тем способствуют сохранности иммуноглобулинов, которые поступают с молоком матери.

У детей первых 2 месяцев жизни уровень кислотности желудочного сока в основном определяется водородными ионами молочной кислоты, а в последующем – соляной. Способность вырабатывать соляную кислоту развивается у ребенка в период от 2,5 года до 4 лет. Низкое содержание соляной кислоты в желудочном соке у детей дошкольного возраста обусловливает его низкие бактерицидные свойства и проявляется повышенной уязвимостью дошкольников к желудочно-кишечным заболеваниям.

В первые месяцы жизни моторная функция желудка снижена, перистальтика вялая, газовый пузырь увеличен. Частота перистальтических сокращений у новорожденных низкая, затем активно нарастает и после 3 лет стабилизируется. К 2 годам структурные и физиологические особенности желудка приближаются к таковым взрослого человека.

У мальчиков и девочек до 10 лет динамика увеличения кислотности желудочного сока резко нарастает, после 10 лет несколько замедляется ив 14–16 лет достигает максимальной величины. Старение организма влечет за собой значительное снижение объема секреции желез желудка и менее выраженное падение его кислотности.

Относительная длина тонкого кишечника с возрастом уменьшается: у новорожденного на 1 кг массы тела приходится 1 м тонкого кишечника, а у взрослых – всего 10 см. Это обусловлено интенсивностью обмена веществ, требующего интенсивного переваривания и усвоения питательных веществ при функциональном несовершенстве органа.

Двенадцатиперстная кишка новорожденного имеет кольцевидную форму (изгибы формируются позже), расположена практически горизонтально. К 5 месяцам она начинает спускаться и к 12 годам занимает положение, соответствующее взрослому. У детей раннего возраста двенадцатиперстная кишка весьма подвижна, но к 7 годам вокруг нее появляется жировая ткань, которая фиксирует кишку, уменьшая ее подвижность.

Топкий кишечник у детей занимает непостоянное положение, которое зависит от степени его наполнения, положения тела, тонуса кишечной стенки и мышц передней брюшной стенки. По сравнению со взрослыми кишечные петли лежат более плотно (в связи с относительно большими размерами печени и недоразвитием малого таза). После 1 года жизни, по мере развития малого таза, расположение петель тонкой кишки изменяется и становится более постоянным.

В тонком кишечнике грудного ребенка содержится сравнительно много газов, объем которых постепенно уменьшается вплоть до полного исчезновения к 7 годам (у взрослых в норме газов в тонкой кишке нет). Клапан на границе тонкого и толстого кишечника у детей первых лет жизни развит слабо, что может приводить к забросу инфицированного содержимого из слепой кишки и приводить к воспалительным процессам в тонком кишечнике.

Слизистая оболочка тонкая, имеет много сосудов и обладает повышенной проницаемостью, особенно у детей первого года жизни. Поэтому при нарушении переваривания пищи или попадании в кишечник токсичных веществ их всасывание в кровь происходит легче и быстрее, чем у взрослых. Белки молока у грудных детей могут переходить в кровь в нерасщепленном виде, приводя при искусственном вскармливании к аллергизации (появлению антител к белкам коровьего молока).

Кишечные железы у детей более крупные, чем у взрослых. Количество их значительно увеличивается на протяжении первого года жизни. В целом строение слизистой оболочки становится аналогичным таковому у взрослых к 5–7 годам. У новорожденных в толще слизистой оболочки присутствуют одиночные и групповые лимфоидные фолликулы. Вначале они разбросаны по всей кишке, а в последующем группируются преимущественно в подвздошной кишке в виде групповых лимфатических фолликулов (пейеровых бляшек). Лимфатические сосуды многочисленны, имеют более широкий просвет, чем у взрослых. Лимфа, оттекающая от тонкой кишки, не проходит через печень, и продукты всасывания попадают непосредственно в кровь.

Мышечная оболочка, особенно ее продольный слой, у новорожденных развита слабо, это создает предпосылки к задержке газов и каловых масс в просвете кишечника. Брыжейка у новорожденных и детей раннего возраста короткая, она значительно увеличивается в длину в течение первого года жизни. Активность пищеварительных ферментов тонкого кишечника у детей первых месяцев жизни приспособлена к молочному питанию.

Толстая кишка у новорожденного имеет длину около 63 см. К концу первого года жизни она удлиняется до 83 см, а в последующем его длина примерно равна росту ребенка. К рождению толстая кишка не заканчивает своего развития. Ленты ободочной кишки, слизистые складки и сальниковые отростки окончательно формируются к 6–7 годам.

Слепая кишка у новорожденных имеет коническую или воронкообразную форму, ширина ее преобладает над длиной. Расположена высоко (у новорожденного непосредственно под печенью) и в правую подвздошную ямку опускается к середине подросткового возраста. Червеобразный отросток (аппендикс) у новорожденного имеет конусовидную форму, вход в него широко открыт (клапан формируется на первом году жизни). Червеобразный отросток обладает большой подвижностью из-за длинной брыжейки и может помещаться в любой части полости живота. После рождения в нем появляются лимфоидные фолликулы, максимальное их развитие отмечается к 10–14 годам. Типичный для взрослого вид слепая кишка принимает к 7–10 годам, в правую подвздошную ямку опускается к 14 годам.

Ободочная кишка окружает петли тонкой кишки. Восходящая ее часть у новорожденного очень короткая (2–9 см) и увеличивается после того, как толстая кишка займет свое окончательное положение. Поперечная часть ободочной кишки у новорожденного обычно имеет косое положение (левый ее изгиб расположен выше правого) и только к 2 годам занимает горизонтальное положение. Брыжейка поперечной части ободочной кишки у новорожденного короткая (до 2 см), в течение первых полутора лет ее ширина увеличивается до 5–8,5 см, благодаря чему кишка приобретает возможность легко перемещаться при заполнении желудка и тонкой кишки. Нисходящая часть ободочной кишки у новорожденного имеет меньший диаметр, чем другие части толстой кишки, слабо подвижна и редко имеет брыжейку. Строение, типичное для взрослого возраста, ободочная кишка приобретает в подростковом возрасте, а максимального развития достигает в 40–50 лет.

Сигмовидная кишка у новорожденного относительно длинная (12–29 см) и подвижная. До 5 лет она располагается высоко в брюшной полости вследствие недоразвития малого таза, подвижность ее обусловлена длинной брыжейкой. К 7 годам в результате укорочения брыжейки и скопления вокруг нее жировой ткани кишка теряет свою подвижность. В 10 лет ее длина увеличивается, и она частично спускается в полость малого таза. В 40 лет просвет сигмовидной ободочной кишки максимальный, а после 60–70 лет стенки ее истончаются, она становится атрофичной, что обусловливает склонность к запорам у пожилых людей.

Прямая кишка у новорожденного имеет цилиндрическую форму, не имеет ампулы (ее формирование происходит на первом году жизни) и изгибов (формируются одновременно с крестцовым и копчиковым изгибами позвоночника), складки слизистой оболочки не выражены. У детей первых месяцев жизни прямая кишка относительно длинная и плохо фиксирована. Окончательное положение она принимает к 2 годам. Вследствие хорошо развитой подслизистой оболочки и слабой фиксации слизистой оболочки относительно подслизистой, а также недостаточного развития сфинктера заднего прохода у детей раннего возраста нередко возникает выпадение слизистой оболочки прямой кишки. Анальное отверстие у детей расположено ближе к копчику, чем у взрослых. В подростковом возрасте прямая кишка имеет длину 15–18 см и диаметр 3,2–5,4 см.

Всасывающая функция кишечника у детей раннего и дошкольного возраста развита сильнее, чем у взрослых. Поэтому достаточно часты аллергические состояния, обусловленные всасыванием недопереваренной пищи, быстрее наступают отравления при поступлении токсичных веществ в пищеварительный тракт. У пожилых и старых людей всасывательная способность кишечника снижена, у них также часты нарушения пристеночного пищеварения и моторики кишечника.

Моторика кишечника у детей раннего возраста более активная, что способствует частому его опорожнению. У грудных детей продолжительность прохождения пищевой кашицы по кишечнику составляет от 4 до 18 ч, а у более старших детей – около суток. Активная перистальтика кишечника в сочетании с недостаточной фиксацией его петель определяет склонность к возникновению инвагинации.

В течение первых часов жизни происходит отхождение мекония (первородного кала) – клейкой массы темнозеленого цвета с pH около 6,0. Меконий состоит из слущенного эпителия, слизи, остатков околоплодных вод, желчных пигментов и др. На 2–3-й день жизни к меконию примешивается кал, а с 5-го дня кал принимает характерный для новорожденного вид. У детей первого месяца жизни дефекация происходит обычно после каждого кормления – 5–7 раз в сутки, у детей со 2-го месяца жизни – 3–6 раз, в 1 год – 1–2 раза. При смешанном и искусственном вскармливании дефекации более редкие.

У грудных детей дефекация происходит рефлекторно, без участия воли. С конца первого года жизни у здорового ребенка дефекация становится произвольным актом. Этот возраст наиболее благоприятен для приучения ребенка к горшку.

В дальнейшем онтогенетическом развитии пищеварительной системы регуляция выделения пищеварительных соков и перистальтики кишечника в значительной степени зависит от зрелости и функционального состояния центральной и вегетативной нервной системы, общего здоровья ребенка, его режима питания, который способствует согласованной работе органов пищеварения и пищеварительных желез. К привычному времени приема пищи активность пищеварительных желез возрастает, они начинают вырабатывать пищеварительные соки еще до того, как пища поступит в желудок. У ребенка появляется аппетит, он охотно съедает предложенную пищу, которая хорошо обрабатывается и усваивается организмом. Формирование "рефлекса на время" путем постепенного ненасильственного приучения ребенка к определенному режиму питания возможно уже с первых месяцев жизни. Для нормальной деятельности органов пищеварения и общего хорошего самочувствия ребенка также важно с первых месяцев жизни вырабатывать у него привычку регулярно опорожнять кишечник.

Органы пищеварительного тракта очень чутко реагируют на общее, и в частности эмоциональное, состояние ребенка и подростка. Многие функциональные отклонения и даже заболевания могут быть обусловлены хроническими стрессами, тревогой, депрессивными переживаниями ребенка, тяжелой адаптацией к условиям детского учреждения или школьной дезадаптацией.

Во взрослом состоянии функциональные нарушения деятельности желудочно-кишечного тракта нередко обусловлены гиподинамией, хроническими стрессами, нерациональным питанием, нерегулярным приемом пищи. Накладываясь в пожилом возрасте на инволютивные изменения в строении кишечника (атрофия мышечной стенки, увеличение относительных размеров толстого кишечника), они вызывают стойкие запоры, влияющие на состояние организма в целом и препятствующие полноценному образу жизни.

Важным фактором благоприятного состояния кишечника и его моторной функции является симбиотический микробный биоценоз. Микрофлора, населяющая толстый кишечник, принимает участие в пищеварении, препятствует развитию патогенной флоры в кишечнике, синтезирует ряд витаминов, способствует очищению кишечника. Кишечник плода и новорожденного стерилен в течение первых 10–20 ч (асептическая фаза). Затем начинается заселение кишечника микроорганизмами (вторая фаза), а третья фаза – стабилизация микрофлоры – продолжается не менее 2 недель. Формирование микробного биоценоза кишечника начинается с первых суток жизни и в значительной мере обусловлено характером вскармливания. К 7–9-м суткам у здоровых доношенных детей бактериальная флора обычно представлена преимущественно Bifidobacterium bifidum, Lactobacillus acidophilus. При естественном вскармливании среди кишечной микрофлоры преобладает В. bifidum, при искусственном вскармливании почти в равных количествах присутствуют L. acidophilus, В. bifidum и энтерококки. Переход на питание, характерное для взрослых, сопровождается изменением состава микрофлоры кишечника. При ослаблении защитных сил организма или болезненных изменениях в кишечнике нарушение микробного биоценоза может приводить к расстройству функции кишечника, а в тяжелых случаях – и патологическому состоянию других органов.

Поджелудочная железа у новорожденных имеет малые размеры: масса ее составляет около 23 г, а длина – 4–5 см. Наиболее интенсивно железа растет в первые 3 года и в пубертатном периоде. Уже к 6 месяцам масса железы удваивается, к 1 году увеличивается в 4 раза, а к 10 годам – в 10 раз. У новорожденного поджелудочная железа располагается глубоко в брюшной полости, выше, чем у взрослого. Вследствие слабой фиксации к задней стенке брюшной полости у новорожденного она более подвижна.

У новорожденных выделяется малый объем панкреатического сока, активность его ферментов от рождения до 1 года увеличивается в несколько раз. При переходе на обычное питание, при котором более половины потребности в калориях покрывается за счет углеводов, активность панкреатической амилазы быстро возрастает и достигает максимальных значений к 6–9 годам. Активность панкреатической липазы у новорожденных низкая, поэтому в гидролизе жира большую роль играет липаза слюнных желез, желудочного сока и грудного молока. Активность липазы дуоденального содержимого увеличивается к концу первого года жизни, уровня взрослого она достигает к 12 годам. Активность протеаз секрета поджелудочной железы у детей первых месяцев жизни достаточно высокая, она достигает максимума в возрасте 4–6 лет. Существенное влияние на деятельность поджелудочной железы оказывает вид вскармливания: при искусственном вскармливании активность панкреатических ферментов в 4–5 раз выше, чем при естественном.

Печень к моменту рождения является одним из самых крупных органов и занимает 1/3–1/2 объема брюшной полости, се нижний край значительно выступает из-под реберной дуги, а правая доля может даже касаться гребня подвздошной кости. У новорожденных масса печени составляет более 4% массы тела, а у взрослых – 2%. В постнатальном периоде печень продолжает расти, но медленнее, чем масса тела: первоначальная масса печени удваивается к 8–10 месяцам и утраивается к 2–3 годам.

В связи с относительно большими размерами печени у детей раннего возраста край печени выходит из-под правого подреберья и легко прощупывается на 1–3 см ниже реберной дуги. С 7 лет нижний край печени из-под реберной дуги не выходит и в спокойном положении не пальпируется; по срединной линии не выходит за верхнюю треть расстояния от пупка до мечевидного отростка.

Формирование долек печени начинается у плода, но к моменту рождения дольки печени отграничены нечетко, их окончательная дифференцировка завершается в постнатальном периоде, дольчатое строение выявляется только к концу первого года жизни. Печень полнокровна и быстро увеличивается при инфекциях и интоксикациях, расстройствах кровообращения. Фиброзная капсула печени тонкая, легкорастяжима.

Печень в первые месяцы жизни принимает активное участие в кроветворении, около 5% объема печени у новорожденных приходится на долю кроветворных клеток, в последующем их количество быстро уменьшается. К 8 годам морфологическое и гистологическое строение печени становится таким же, как у взрослых.

Образование желчи начинается уже во внутриутробном периоде, однако желчеобразование в раннем возрасте протекает относительно медленно. С возрастом увеличивается способность желчного пузыря накапливать желчь, к 4–10 годам концентрация желчных кислот в желчи уменьшается, а у взрослых вновь увеличивается.

Печень осуществляет барьерную функцию, нейтрализует эндогенные и экзогенные вредные вещества, в том числе токсины, поступающие из кишечника, принимает участие в метаболизме лекарственных веществ. У детей раннего возраста обезвреживающая функция печени развита недостаточно.

Желчный пузырь у новорожденных обычно скрыт печенью, форма может быть различной. Размеры его с возрастом увеличиваются и к 10–12 годам длина возрастает примерно в 2 раза. Скорость выделения пузырной желчи у детей младшего возраста в несколько раз меньше, чем у взрослых, что обусловливает замедленное переваривание пищи, содержащей большое количество жиров.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >