Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социология arrow Экономическая социология

Концепция капиталистического предпринимательства В. Зомбарта

Подход В. Зомбарта к социологическому изучению феномена капиталистического предпринимательства принципиально отличается от концепции М. Вебера. Если последний строил "идеальный тип", фиксирующий лишь самые характерные и типичные черты в наиболее чистом виде, заостряя специфику и отличие от традиционного и авантюристического предпринимательства, то В. Зомбарта интересовал буржуа-предприниматель как гетерогенное явление, включающее разные культурные, духовные, социальнопсихологические, социальные начала. В многообразии, противоречивости сложной исторической динамике этих начал и предстает "зомбартовский" предприниматель.

В основе буржуазной личности лежат два взаимопротивоположных начала: предпринимательский дух и мещанский дух.

Предпринимательский дух Зомбарт характеризует как "синтез жажды денег, страсти к приключениям, изобретательности и многого другого". Предпринимательский дух господствует в момент генезиса капитализма и "в пестрой ткани капитализма мещанский дух составляет хлопчатобумажный уток, а предпринимательский дух есть шелковая основа". При всем огромном многообразии качеств личности предпринимателя, она всегда включает три составляющие: "завоеватель", "организатор", "торговец".

Предприниматель в качестве "завоевателя" не обязательно имеет склонность к агрессии и завоеваниям в прямом смысле слова (хотя военные походы и экспедиции входят у Зомбарта в число возможных "предприятий"), Быть "завоевателем", с точки зрения Зомбарта, означает активное отношение к действительности, способность заглянуть за пределы обыденности, увидеть новые горизонты и возможности там, где их не видят другие, построить новый план и быть готовым к его реализации даже вопреки многим трудностям и препятствиям. Это требует от предпринимателя таких качеств, как "идейное богатство", "духовная свобода", "духовная энергия", "упорство и постоянство" в осуществлении плана.

Способность быть "организатором" является, по Зомбарту, неотъемлемым качеством истинного предпринимателя, который не только способен выдвинуть новые идеи, но и организовать людей для их реализации, умеет заставить других служить своей воле ненасильственным путем. Наконец, способность предпринимателя быть "торговцем" означает для немецкого ученого больше, чем просто ведение коммерческого предприятия: это умение вести переговоры и договариваться, умение убеждать, а не принуждать, которое Зомбарт назвал "борьбой духовным оружием".

Социальными группами-носителями "предпринимательского духа" изначально являлись разбойники, феодалы, крупные спекулянты.

Разбойники и пираты, к которым приравниваются и путешествующие с целью открытий, "пышущие силой, охочие до приключений, привыкшие к победам, грубые, жадные завоеватели весьма крупного калибра", объявляются носителями предпринимательского духа за их стремление к наживе, помноженное на энергию, решимость и способность планировать и организовывать крупные экспедиции, подчинять своей воле других.

Феодальное хозяйство постепенно, по мере утраты ориентации на непосредственное потребление, перерастает в капиталистическое или полукапиталистическое. Это возможно благодаря значительным ресурсам, которыми располагают феодалы – собственники земли, ее недр, лесных и прочих угодий, в распоряжении которых находились одновременно и значительные резервы рабочей силы.

Крупные спекулянты обладали возможностями направлять большие ресурсы на реализацию проектов авантюристического типа: "Сам он со своею страстью переживает мечту о своем счастливо проведенном до конца, увенчавшемся успехом предприятии. Он видит себя богатым, могущественным человеком, которого все ближние почитают и превозносят за славные деяния, им совершенные, вырастающие в его собственной фантазии до невероятных размеров... Он мечтает о грандиозном. Он живет как в постоянной горячке. Преувеличение его собственных идей все снова возбуждает его и держит его в непрерывном движении... И, исходя из этого основного настроения, он и совершает свое величайшее дело: он увлекает за собой других людей, чтобы они помогали ему осуществить его план". Спекулятивный капитал развивается в масштабах больших предприятий, реальный план которых трудно рационально обозреть – крупные банковские аферы, заморские экспедиции и колониальные предприятия, транспортные предприятия и т.п.

Для того чтобы "капиталистический дух" утвердился в обществе, считает Зомбарт, необходима критическая масса индивидов, несущих определенные психологические свойства. Так, предпринимательские натуры, чтобы описанный выше "предпринимательский дух" мог развиваться, должны, согласно Зомбарту, обладать умом, фантазией, подвижностью духа, энергией и жизненной силой. "Предпринимательские натуры это люди с ярко выраженной интеллектуально-волюнтаристической одаренностью, которою они должны обладать сверх обычной степени..." Эти интеллектуально и духовно одаренные люди являются, по определению Зомбарта, страстными, "эротическими" натурами, исповедующими эвдемонистическую и даже гедонистическую этику, т.е. счастье, наслаждение жизнью – не только богатством как таковым, но и прежде всего самой деятельностью, авантюрой, игрой страстей. В этом героическом капитализме, по Зомбарту, доминируют расово-биологические свойства народов-завоевателей, которые господствуют над другими в силу своей витальности и природной энергии.

Мещанский дух является второй составляющей "капиталистического духа". Под ним Зомбарт понимает "все те воззрения и принципы (и ими направляемое поведение и поступки), которые вместе составляют хорошего гражданина и отца семейства, солидного и “осмотрительного” делового человека". В. Зомбарт считает склад личности и систему ценностей, объединенные понятием мещанского духа, также как и капиталистический дух вообще, продуктом исторического развития, и относит его возникновение к XIV–XV вв., а родиной считает торговые города Италии. В рамках мещанского духа Зомбарт выделяет две основные составляющие: "мещанскую мораль" ("святую хозяйственность"), включающую принципы внутреннего устроения хозяйства и его управления, и "деловую мораль", регулирующую отношения хозяина со внешним миром, в том числе с клиентами и партнерами.

"Святая хозяйственность" (выражение заимствовано Зомбартом у флорентийского купца и писателя XIV в. Л. Альберти) предполагает, во-первых, рационализацию ведения хозяйства. Зомбарт отмечает, что, в отличие от "благородного сеньора", рациональный хозяин-мещанин не стесняется говорить о хозяйственных делах как о чем-то недостойном, и систематически сводит баланс доходов и расходов, не позволяя последним превышать первые. Это означает полный отказ от соответствующего имущественному положению сеньорального образа жизни, осуждение ненужных трат, часто встречающиеся в купеческих мемуарах и наставлениях XIV–XVI вв., т.е. принципиальное изменение взгляда на достойный образ жизни и на назначение богатства, которое связывается уже не с затратным, а с производительным хозяйством. Во-вторых, мещанская мораль предполагает экономизацию ведения хозяйства, т.е. не просто сведение баланса, а сознательную бережливость, ориентированную на накопление. Причем новым в этот период является обращение богатых к идее бережливости и накопления, превращение добровольного (а не стимулированного нуждой) сбережения средств и аскетизации образа жизни в добродетель и нравственный императив торгово-промышленного сословия. В качестве образцов мещанских добродетелей "святой хозяйственности" Зомбарт приводит, помимо Л. Альберти, Д. Дефо и Б. Франклина.

"Деловая мораль" включает новые нормы и ценности, действующие в сфере взаимоотношений предпринимателя с партнерами и клиентами. Мораль в ведении дел с клиентами предполагает в первую очередь "коммерческую солидность, т.е. благонадежность в исполнении обещаний, "действительное обслуживание", пунктуальность в выполнении обязательств и т.д.". Эта новая мораль отличается от традиционных норм ведения дел тем, что предполагает верность договорам, в которых не имеет значения личность договаривающихся (в традиционной хозяйственной культуре отношения между своими и чужими сильно отличались).

"Деловая мораль" это не только "мораль в деле", но и "мораль для дела". Это означает, по Зомбарту, что "отныне становится выгодным (из деловых соображений) культивировать известные добродетели, или хоть по крайней мере носить их напоказ, или обладать ими и показывать их. Эти добродетели можно объединить в одном собирательном понятии: мещанская благопристойность". Выгодным же было иметь репутацию трудолюбивого, трезвого и умеренного, скромного, религиозного гражданина. Наконец, особенностью мещанской морали, по Зомбарту, является способность к калькуляции, к сведению многообразия и сложности стоящих за реальным делом отношений к математическим исчислениям прихода и расхода, способность, не развитая в традиционном хозяйстве, где амбарные книги даже крупных купцов напоминали скорее дневники, чем современные финансовые документы.

Социальными группами, наиболее ярко воплотившими мещанский дух, явились государственные чиновники, купцы и ремесленники.

Государственные чиновники-бюрократы и правители, озабоченные пополнением казны, объявляются Зомбартом одними из первых носителей капиталистического духа, поскольку часто именно они давали толчок к организации государственных предприятий (мануфактур, верфей, приисков и т.д.). По масштабам инвестируемых денежных средств, организационному потенциалу, а главное по рациональности долгосрочного планирования именно государственные предприятия оказали наиболее существенное влияние на становление капитализма как типа хозяйственной организации.

Купцы, по Зомбарту, это те, кто развил капиталистическое предприятие из торговли товарами и деньгами, разрастаясь от самых мелких ремесленных предприятий. Важнейшим путем развития купеческого предпринимательства было его постепенное превращение в мануфактурное и фабричное посредством найма мелких производителей-ремесленников. Такие мелкие производители снабжались всем необходимым для кустарного производства на заказ, а затем постепенно закабалялись и превращались в настоящих наемных рабочих.

Ремесленники – те, кто, в отличие от купцов, изначально богател и развивался в сфере промышленного производства – в машиностроении, текстильной промышленности и т.д. Ремесленника и купца в форме и методах их деятельности объединяет то, что они полностью отказываются от насильственных, авторитарных способов, они являются торговцами, т.е. умеют договариваться (в отличие от действующих насильственно разбойников, и феодалов). Кроме того, ремесленников с купцами роднила не свойственная другим слоям – носителям предпринимательского духа – бережливость, умение копить и рассчитывать свои средства.

По своим психологическим и нравственным основам мещанские натуры аскетичны, они, не обладая силой и энергией предпринимательских натур, исповедуют этику долга и методичного трудолюбия. Они взрастают на расово-биологической основе народов, обреченных быть покоренными и принуждаемыми к труду, их уделом является выживание в условиях внешнего господства, которое может быть обеспечено лишь терпением, осторожностью, трудолюбием, бережливостью и т.п. Их аскетическая этика первоначально носит вынужденный характер, им просто ничего лучшего не остается, ибо "завоеватели" не оставляют других перспектив. Затем этика долга интериоризируется, превращаясь во внутреннюю потребность, становится естественным атрибутом мещанской культуры.

Таким образом, "капиталистический дух" складывается, по Зомбарту, из разнородных в культурном плане элементов. Более того, носителями этих различных культурных начал являются противоположные по своему психокультурному складу натуры. Эта внутренняя противоречивость является залогом динамики и одновременно – неустойчивости "капиталистического духа" и самой личности предпринимателя.

В процессе исторического развития соотношение элементов и типов меняется, образуя исторически специфические "стили" капитализма. Он разделяет социокультурные и нравственные особенности раннего и позднего (т.е. современного ему индустриального) капитализма.

Для раннекапиталистического предпринимателя, "буржуа старого стиля" характерно, по Зомбарту, сохранение докапиталистической корреляции производства и предпринимательства с интересами и потребностями человека. Человек по-прежнему остается мерой всех вещей, и любой предприниматель пока еще не перестает "соизмерять свою коммерческую деятельность с требованиями здоровой человечности: для всех их дело оставалось только средством к цели жизни; для всех их направление и меру их деятельности определяют их собственные жизненные интересы и интересы других людей, для которых и вместе с которыми они действуют".

Первоначально, в момент генезиса капитализма, среди буржуа доминируют "предпринимательские натуры", страстные личности авантюристического склада. По мере развития и стабилизации капитализма они приобретают все больше мещанских добродетелей: "естественный цельный человек с его здоровой инстинктивностью претерпел уже большой ущерб, должен был привыкнуть к смирительной куртке мещанского благополучия, должен был научиться считать. Его когти подрезаны, его когти хищного зверя спилены, его рога снабжены кожаными подушечками".

"Буржуа старого стиля" относится к богатству как к горячо желанной цели, но не как к самоцели, оно должно служить своему хозяину. Достоинство предпринимателя состоит в умении правильно распорядиться своим богатством, использовать его для поддержания собственного дела, на благо близких и в интересах добродетели. Средства наживания капитала также имеют значение – уважаемо только богатство, нажитое честным путем (остается только неясным, как в связи с этим Зомбарт трактует "капиталистическую" природу разбойников и пиратов). Деловая мораль исполнена степенности и порядочности, конкуренция носит честный характер: еще не получили распространение такие методы экономической борьбы, как разорение конкурентов посредством распродаж по низким ценам, еще считается предосудительным переманивать чужих клиентов и привлекать покупателей с помощью навязчивой рекламы. Капиталист, делая свой бизнес, еще заботится о других: он часто отказывается от внедрения трудосберегающей техники, чтобы не лишать куска хлеба своих рабочих.

Для высококапиталистического духа, свойственного современному экономическому человеку, характерна, по мнению Зомбарта, принципиальная смена ценностных ориентиров. Целями хозяйственной деятельности теперь становятся нажива и процветание дела. Эти две цели взаимосвязаны, ибо для процветания дела необходима чистая прибыль, и первое невозможно без последнего. При этом конечная точка стремления предпринимателя отодвигается в бесконечность, развитие дела и возрастание прибыли не имеет цели, никакого иного "человеческого" смысла, кроме развития производства самого по себе.

Среди предпринимателей зрелого капитализма Зомбарт находит социальные типы, присущие и раннему капитализму: разбойников, спекулянтов, бюрократов и т.д. Однако их стиль, формы и методы их деятельности принципиально меняются. Бесконечность их дела и полная его оторванность от "человеческих" интересов и потребностей ведет к тому, что предприниматель утрачивает нормальные чувства, привязанности, духовную жизнь и т.д., превращаясь в машину, в раба своего дела. Стиль ведения хозяйства также меняется. В нем доминируют рациональность и ориентация на производство для обмена, первичная цель любого человеческого производства – удовлетворение потребностей – утрачивает свой приоритет. Отсюда возникает стремление к удешевлению производства и к расширению сбыта, которое уже не знает никаких моральных ограничений. Все, что препятствует максимальной наживе, безжалостно подавляется, конкуренция приобретает характер жестокой игры без правил. Религиозные, нравственные и прочие запреты и ограничения уже никак не могут сковать развитие капитализма.

Мещанские добродетели в высококапиталистической культуре претерпевают существенные изменения. В этот период они перестали быть необходимыми свойствами личности предпринимателя, превращаясь в атрибуты дела, "перестали быть качествами живых людей и сделались вместо этого объективными принципами ведения хозяйства". Это означает, что сам по себе предприниматель может не быть трудолюбивым, честным, солидным, бережливым человеком и не следовать этим моральным нормам в частной жизни, но его дело, для того чтобы успешно развиваться и конкурировать, должно вестись на принципах усердия, экономии, рациональности, скрупулезного выполнения договоров и т.п. Добродетель скромности и аскетизма также уходит из частной жизни "буржуа нового стиля": он может предаваться роскоши, тратить деньги на экстравагантные развлечения и т.д., следя лишь за тем, чтобы расходы не превышали доходы. В то же время само капиталистическое предприятие ведется на принципах строжайшей рациональности и экономии, отработанных методов бухгалтерии, учета, управления персоналом и т.д.

Таким образом, позднекапиталистический предприниматель уже не сам творит капитализм посредством личной энергии и характера, а капитализм с его устоявшимися социокультурными ценностями и нормами деятельности и поведения создает предпринимателя и одновременно противостоит ему как огромный экономический и социокультурный космос.

Капитализм предстает у Зомбарта как проходящий этап исторического развития, что определяется двойственностью его социокультурной природы. Она обусловливается тем, что буржуа "жиреет", утрачивает пассионарную энергию "предпринимательского духа". Он начинает непроизводительно использовать богатство в виде ренты, привыкает к спокойной сытости рантье и возвращается к отвергнутым в эпоху своего подъема и расцвета роскоши и расточительству. Вместе с тем развитие бюрократии в капиталистической организации также подрывает энергический "предпринимательский дух", техника управления постепенно занимает место таланта и творческой интуиции.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы