ЧЕМ ПРИМЕЧАТЕЛЬНЫ МАССОВЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ПОТОКИ

Зачем людям массовая информация?

Ключевым понятием для журналистики исследователи считают понятие массовой информации, и с этим трудно не согласиться. Однако нельзя в полной мере осознать, что оно значит, если не соотнести его с другим понятием, характеризующим жизнь общества, — социальная информация.

Это понятие употребляется сегодня в нескольких смыслах. Наиболее распространены два из них. Согласно одному (его принято считать узким), социальная информация — это сообщения об общественной жизни; предмет их всегда — тот или иной аспект, момент социальных отношений. По другому, более широкому смыслу, социальная информация есть вся совокупность циркулирующих в обществе знаковых сообщений, создаваемых человеком. Она непрерывно умножается, образуя информационный массив, берущий начало в глубинах веков и уходящий в завтра.

Знаковую, сигнальную природу имеют все сообщения, но не все создаются человеком, да еще при помощи специально выработанных систем знаков и правил их использования — естественных, а также искусственных языков. Охотник увидел следы зайца — и вскинул ружье: он расшифровал знаки, получил важные для себя сведения. Однако к социальной информации такое «сообщение» никак не относится. А вот другая ситуация. Наш герой прочитал в газете, что охота на зайцев разрешается... допустим с 15 ноября, и начал готовить снаряжение. Тут его поведение направляется социальной информацией, т.е. специально созданным для данной цели информационным продуктом.

Можно сказать, таким образом, что социальной информацией называется вся совокупность возникающих в обществе информационных продуктов, закрепленных с помощью знаков в том или ином материале.

Последнее следует подчеркнуть: речь идет именно о материализованных, объективированных информационных продуктах — не о замысле или цели как мысленном предвосхищении, а о самом овеществленном результате.

Разнообразию информационных продуктов остается только удивляться. Их место и роль в жизни общества так же не одинаковы, как их функции и языки, в которых они воплощаются. Одно дело, например, техническая документация и совсем другое — музыкальная пьеса. Или сравните кодекс законов и бытовое письмо. Тем не менее все это — социальная информация в широком смысле понятия, связывающая между собой не только людей, живущих одновременно, но и сменяющие друг друга поколения. По сути дела, это объективированное общественное сознание во всем его неисчерпаемом многообразии и динамике, отражающее действительность на разных исторических этапах с разной степенью соответствия ей.

Тут нельзя не заметить противоречия. С одной стороны, мы говорим о предельном разнообразии информационных продуктов, о том даже, что они воплощаются в различных языках и, следовательно, не являются общедоступными. А с другой — подчеркиваем, что они связывают между собой и- современников, и разные поколения. Это противоречие — не в познании явления, а в самой действительности. Однако есть и средство его разрешения: в структуре социальной информации есть пласт, играющий роль духовного моста между представителями разных социальных групп. Благодаря ему человечество и получает возможность оставаться целостным образованием. Люди оказываются способными понимать друг друга, несмотря на разный жизненный опыт, специализацию в труде, различные социальные позиции, принадлежность к разным этносам и эпохам. Этот пласт социальной информации и называют массовой информацией.

Слово «массовая» в обыденной речи употребляется как противопоставление чему-то единичному, элитарному. Да и не только в обыденной: широко распространено, например, такое научное понятие, как «массовая культура». Оно ведь тоже используется для обозначения явлений, противостоящих «высокой», «настоящей» культуре и, следовательно, содержит в себе оттенок некоторой негативной оценки. А вот если взглянуть на общество как на саморегулирующуюся систему, используя кибернетический подход, то актуальной окажется другая дихотомия[1], а именно: «массовая» — «специализированная».

В 70-е годы кибернетические начала общественного организма привлекли к себе широкое внимание научной общественности. В кругах исследователей возник настоящий бум вокруг этой проблемы. Но не прошло и двух десятилетий, как кибернетический подход к изучению общества начал забываться, уступая место новым взглядам, подходам. Между тем потенциал научных представлений об обществе как системе кибернетического характера и механизмах ее саморегулирования далеко не исчерпан. Продуктивным представляется его использование и в нашем случае.

Еще Норберт Винер, основоположник кибернетики как науки о сложных самоуправляемых системах, высказал утверждение, что человеческое общество тоже относится к ним. Немецкий исследователь Георг Клаус показал, как складывается и действует разветвленная, многоуровневая структура механизмов самоуправления общества — он назвал их «переплетенными контурами регулирования». Если присмотреться к ним, можно заметить много интересного.

Но для того чтобы это лучше понять, попробуем для начала разобраться в механизмах управления собственным поведением. Наверное, вы не будете спорить, что есть два типа поступков: те, что мы совершаем бессознательно, и те, которые обдумываем. Первый тип мы рассматривать не будем: там чаще всего действует инстинкт, т.е. за нас «принимает решения» природа (классический пример: увидел человек в лесу волка — и мигом на дерево!). Во втором же случае поступку всегда предшествует некий процесс, доступный наблюдению, и это дает приблизительно, такие результаты. Получив сигнал о какой-то перемене в окружающих обстоятельствах, мы объясняем себе, что он значит, как такая перемена может сказаться на нашей жизни. В зависимости от этого и определяем, как лучше себя вести: проигнорировать сигнал, принять ли его во внимание на будущее или сразу предпринять какие- то шаги. Но если сразу, то какие именно?.. И только после того, как принято решение, начинаем действовать. Не зря говорится: «Сначала подумай, потом делай!»

Наверное, так бывает у всех: получение информации о событии — объяснение его — перебор вариантов последствий — перебор вариантов реагирования — выбор варианта — решение о действии — действие. Принятию решения, которое фактически становится для нас интегральной информационной командой действовать и далее разворачивается в серию микрокоманд, пред-* шествует, как видим, формирование мотивированной информационной программы действий. Она вбирает в себя отображение, объяснение и оценку (интерпретацию) события, модель необходимой реакции на него. Этот феномен хорошо известен под именем «мнение». Определяющими для его формирования, помимо исходной информации, оказываются еще два обстоятельства. Во- первых, способность человека к опережающему отражению действительности — проективное мышление. Во-вторых, наличие в сознании компонентов, с которыми соотносится вся поступающая информация. Они образуют как бы «камеру эталонов», позволяющую «вычислять» значение всех новых сведений и вырабатывать оценку происходящего. Чем же наполнена «камера эталонов»?

Исследователи давно зафиксировали, что сознание общества включает в себя качественно различные элементы. Они их классифицировали, условно определив основные как знания, нормы и ценности. В «камере эталонов» личности на разных уровнях представлены все эти элементы, однако отнюдь не в полном объеме: она формируется за счет освоения человеком определенной части социальной информации, а именно той, о которой мы уже говорили и которая традиционно обозначается понятием «массовая информация».

Принято считать, что главный признак массовой информации — то, что ею — хотя бы в начале ее жизни, на первой стадии, так или иначе, тем или иным образом — оперировали или оперируют массы. Данная характеристика и в самом деле очень существенна. Но определяющей она не является, ибо не отражает тех причинных свойств массовой информации, из-за которых, собственно, она и может выполнять свое предназначение. Состоят эти свойства в следующем.

В отличие от разных видов специализированной информации, массовая — общезначима, т.е. несет в себе сведения, которые в той или иной степени касаются всех. Кроме того, она общедоступна, поскольку распространяется по открытым каналам коммуникаций и фиксируется либо в естественном языке, либо в таких искусственных, которыми владеют массы (от простейшего «языка» светофора до весьма сложных языков искусства и науки).

Массовая информация — эта та часть социальной информации, которая предназначена для всех социальных групп и, в силу этого, является общезначимой и общедоступной.-

Питая блок сознания личности, который мы назвали «камерой эталонов», массовая информация тем самым питает и особый блок общественного сознания. Более или менее устойчивые, общепринятые знания, нормы и ценности общества, будучи представленными в сознании каждого социально зрелого индивида, начинают действовать как важнейший узел самоуправления, саморегуляции общества в целом — массовое сознание.

Массовое сознание представляет собой инвариант общественного сознания, его общезначимый слой, противостоящий специализированному, групповому сознанию (в том числе классовому).

Тем самым оно обеспечивает необходимый уровень интеграции человечества. Благодаря массовому сознанию общество, при всей сложности его структуры, оказывается способным в кризисных условиях проявлять себя как целостность, преодолевая групповую разобщенность. А кризисные условия напрямую связаны с факторами, так или иначе угрожающими устойчивости общества. Среди них не последнее место занимают неожиданные изменения его внутренней или внешней среды. Чаще всего это катаклизмы и потрясения, но могут быть и более «спокойные», по видимости, события с угрожающими последствиями. Скажем, сегодня в нашу жизнь входит такое явление, как клонирование — результат научной деятельности, чреватый, по мнению многих исследователей, не только какими-то благами, но и немалыми опасностями. Массовое сознание помогает нам более или менее согласованно оценивать складывающееся положение дел. Уникальность личности — общепризнанная ценность, уважение к личности — общепризнанная норма цивилизованных отношений. Мы опираемся на эти представления, размышляя над данным открытием, и потому, как ни потрясает нас когнитивный, познавательный его аспект, приходим к выводу, что в плане нравственном и социально-психологическом оно, если им неосторожно распорядиться, может стать разрушительным.

Однако согласятся с таким выводом далеко не все. Дело в том, что инвариантность (общезначимость) массового сознания относительна. Ведь компоненты его не содержатся в структуре сознания личности изолированно, в чистом виде. Они сосуществуют с компонентами национального, классового, профессионального и прочих разновидностей специализированного, группового сознания, да притом еще и не даются человеку готовыми. Формирование их в нормальных условиях осуществляется в виде напряженных духовных исканий, сопровождающих становление личности и выступающих одной из сторон ее социализации. Так заявляют о себе особенности человека, общества, социальной формы движения — те, что в итоге оборачиваются для нас возникновением таких общечеловеческих ценностей, как демократия, плюрализм взглядов и мнений, творческий поиск. Проявляется общая закономерность: развитие как разрешение противоречий на уровне социальной формы движения связано с выбором, т.е. осознанием альтернатив, которые обозначаются при принятии решений, и предпочтением одной из них в любой социально значимой ситуации. В нашем случае такой социально значимой ситуацией оказывается процесс формирования и воспроизведения в новых поколениях массового сознания — ключевого участка в механизмах общественной саморегуляции.

Возможность же выбора, принимающего для человека форму духовных исканий, может быть обеспечена только в том случае, если фонды массовой информации в обществе намного шире по «ассортименту» знаний, ценностей и норм, чем массовое сознание как таковое. Поэтому на протяжении своей истории человечество накапливает добытые знания, которые помогают объяснять мир и строить с ним отношения; устоявшиеся ценности, способные служить эталонами при восприятии окружающего; сложившиеся нормы отношений, выступающие как критерии социального поведения. В то же время фонды постоянно пополняются новыми информационными продуктами, представляющими собой вклад современных, живущих поколений. Эти продукты несут в себе варианты новых знаний, ценностей и норм, претендуя на состязательность. Так возникает возможность выбора для индивидов, и тем самым создаются необходимые условия для развития массового сознания общества при сохранении его преемственности.

Процесс этот идет спонтанно и определяется потребностями общества как системы и человека как ее элемента. Однако в силу тех или иных причин он может и нарушаться. Последствия таких нарушений всегда оказываются кризисными.. Причем есть основания считать, что существуют верхний и нижний пороги, определяющие необходимый уровень общезначимости массового сознания. Удается удержаться в этих рамках — общественный организм действует оптимально, не удается — возникает кризис. История полна подобными свидетельствами. Скажем, когда социальная организация складывалась таким образом, что процесс духовных исканий как естественный способ формирования массового сознания вытеснялся целенаправленным, по сути дела принудительным, внедрением в сознание человека жестко заданной системы знаний, ценностей и норм, достигалась степень общезначимости, превышающая необходимый предел. Это резко сокращало возможности общественного развития: социальная практика отбрасывала все, что не вписывалось в эталоны массового сознания, а оно теряло возможность двигаться, обогащаться. Избежать подобного положения не удается ни одному тоталитарному государству. Прошла через такой кризис и наша страна.

Другой тип кризисов связан с тем, что в разные исторические эпохи общество характеризуют различные формы взаимодействия социальных групп — от сотрудничества до борьбы. В зависимости от этого необходимый уровень общезначимости массового сознания, в силу несовпадения групповых интересов, достигается то с меньшей, то с большей степенью трудности, нередко — в острейших идеологических схватках. Все массовые информационные продукты — от политической прокламации до нейтральной, казалось бы, лирической песни — обретают определенный идеологический заряд, подталкивающий человека к выбору знаний, норм и ценностей, наиболее предпочтительных для соответствующих политических сил. И периодически возникают ситуации, когда необходимый уровень общезначимости массового сознания оказывается практически недостижимым. Тогда человечество содрогается в битвах, захлебывается в крови. Революции, войны за передел мира, религиозные и националистические войны... Чем более оснащаются разрушительные арсеналы общества, тем опаснее становятся такие катаклизмы.

Вот почему как знак взросления человечества надо воспринимать планетарное мышление, которым отмечена деятельность прогрессивных политиков и ученых Земли, провозгласивших основным принципом общественного взаимодействия принцип толерантности в условиях многополярного мира. В сущности, планетарное мышление есть не что иное, как осознание важнейшей закономерности общественного развития, которая состоит в том, что доминантой массового сознания всегда, во все времена должны оставаться общечеловеческие -гуманистические ценности. В этом ряду мир — как условие выживания земной цивилизации; природа — необходимая среда обитания человечества; жизнь — уникальное явление мироздания; человек... Сохранение в массовом сознании этого ряда ценностей (а он, естественно, может быть продолжен) есть момент, сторона, условие сохранения земной цивилизации, самого человечества.

Но вернемся к разговору о мнении как продукте творческой деятельности человека, которым он отвечает на движение действительности, поскольку дальнейший путь к пониманию механизмов саморегуляции общества проходит именно здесь.

Мы видели: действие, т.е. практический шаг, совершается в результате решения, а оно формируется на базе мнения. Мнение, таким образом, для каждого конкретного человека играет роль оперативно вырабатываемой программы поведения в сложившихся условиях. Ну, а для общества? Чем для него оборачивается мнение индивида?

Представьте себе... ну, хотя бы заседание Государственной Думы, которое вы наблюдаете по телевидению. В повестке дня — проблема, требующая принятия решения. Что происходит на ваших глазах? Депутаты высказывают свои точки зрения, спорят до хрипоты, обсуждая проблему с разных сторон. Идет обычная рутинная работа. Но благодаря ей определяется более или менее общая позиция и становится возможным принять большинством голосов решение. Или не определяется — и тогда решение не принимается...

А теперь сформулируем суть происходящего: на сессии идет обмен мнениями, которые выработали отдельные депутаты или фракции. Мнения обнародуются, оцениваются, отбрасываются, одобряются, интегрируются, пока не становится видимой общая основа будущего решения. Следовательно, и этот процесс сопряжен с выбором. Материалом для него служат мнения индивидов. В том-то и состоит их роль на уровне социальных групп и общества в целом — обеспечивать возможность оперативного и наиболее надежного коллективного выбора линии поведения в условиях постоянно меняющейся действительности.

Всякий раз, когда происходит существенное Общезначимое событие и возникает необходимость в адаптации к нему не просто отдельного человека, а масс (в предельном случае — человеческого сообщества в целом), пробуждается интерес к мнениям. И чем ярче личность, тем важнее для общества узнать ее точку зрения. Мнения индивидов начинают обнародоваться, распространяться, обсуждаться, сообща дорабатываться, чтобы можно было достигнуть согласия — общего выбора. Предмет общего выбора, осознаваемый как предпочтительное толкование сложившихся обстоятельств и предпочтительный вариант реакции на них, обретает роль, подобную той, которую играет мнение индивида по отношению к нему самому, — роль программы. Только это уже коллективная, общая, общепризнанная программа — общественное мнение. На его основе соответствующие социальные институты могут вырабатывать управленческие решения, пригодные для коррекции социальной практики. А процесс рождения, распространения, обсуждения, «взвешивания», перебора, борьбы индивидуальных или групповых мнений есть естественный процесс самоопределения общественного мнения.

Особо значимы тут два обстоятельства. Во-первых, групповые мнения часто бывают идеологически окрашены целями социально-политической борьбы. Во-вторых, «соперничают» мнения разного уровня компетентности. Наряду с суждениями здравого смысла, возникающими спонтанно, звучат высказывания, основанные на глубокой теоретической проработке вопроса. Они опираются не только на эталоны массового сознания, но и на данные сознания специализированного, в первую очередь научного. Отсюда — разница в обосновании, аргументации оценок, разная степень притягательности их для других членов общества. Однако по сути своей этот тип информационных продуктов един: он отражает личностный выбор эталонов, с которыми соотносится поступившая информация, личностные особенности ее переработки, являясь для членов общества средством их участия в решении общих проблем, в осуществлении актов общественной саморегуляции.

Общественное мнение — это особое, ситуативно возникающее информационное образование, которое производится общественным сознанием в целом на основе состязательности индивидуальных и групповых мнений и призвано играть роль программы поведения масс в меняющихся условиях.

Потому в ходе самоопределения общественного мнения используются главным образом языки массового сознания. Иначе говоря, мнения людей, независимо от того, опираются ли они на эталоны массового сознания или на данные науки, объективируются как массовая информация, представляя собой ее особую разновидность — публицистический текст.

Чем демократичнее общественное устройство, тем полнее проявляет себя процесс самоопределения общественного мнения и тем надежнее действуют механизмы саморегуляции, самоуправления. Тоталитарные государства тем и опасны для цивилизации, что ориентированы на подмену самоопределения общественного мнения направленным его формированием, игнорирующим момент сознательного массового выбора. А в нем — необходимое условие существования, функционирования и развития социальных систем. Нарушение его создает богатые возможности для манипулирования общественным поведением со стороны отдельных групп.

Рассмотренные отношения сознания и поведения общества — один из контуров регулирования общественного организма. Другой образуют отношения институтов власти и масс, выступающих соответственно как субъект и объект управления. И поскольку воздействие институтов власти на поведение масс нельзя осуществить, минуя сознание и без помощи массовой информации, возникает то самое обстоятельство, которое Георг Клаус обозначил как «переплетенность» контуров регулирования.

Отсюда вывод: как в том, так и в другом контуре управления массовая информация — в высшей степени существенный элемент. Не случайно (совсем не случайно!) в течение всей своей истории человечество тратит громадные усилия на создание продуктов, которые нельзя ни есть, ни пить, которыми не воспользуешься как молотом, пушкой или лекалом, проектом здания или машины, как математической формулой, позволяющей рассчитать траекторию полета космического корабля. Невидимый гриф, под которым они живут в фондах культуры, мог бы звучать так: «средства интеграции человечества».

Пришла пора подробнее рассмотреть, как производится и в каких формах существует массовая информация.

  • [1] Буквально с греческого это слово переводится как «разделение надвое1».А термин обозначает такой способ классификации явлений, при котором ониразбиваются на пары, состоящие из сопоставляемых в том или ином отношенииэлементов.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >