В каких отношениях состоят массовые информационные потоки и журналистика

Какие «притоки» питают потоки?

Уже сама по себе классификация текстов, попадающих в массовые информационные потоки, свидетельствует о том, что к созданию их причастны многие отрасли духовного производства и виды творческой деятельности. Достаточно внимательно вчитаться в программу телевидения (или радиовещания) на неделю, чтобы понять, как широк их круг. Тут художественная литература и все разновидности искусства, пропагандистская деятельность во множестве ее вариантов — научная популяризация, проповедничество, идеологическая, политическая, эстетическая пропаганда. Это и административно-управленческая деятельность, производящая в недрах властных структур свои решения, предназначенные массам. И еще реклама, справочно-информационная деятельность, эпистолярное творчество, игротехника, как называют у нас создание разного рода игр. Но камертоном общественного умонастроения в массовых информационных потоках оказываются тексты, которые создают для них публицистика и журналистика — два рода деятельности, заслуживающие особого разговора.

Их часто отождествляют, рассматривая публицистику то как совокупность всех журналистских произведений, идущих по каналам массовой коммуникации, то как меру журналистского мастерства. Между тем принципиально важно их различать.

Действительно, среди публицистических текстов, включаемых в массовые информационные потоки, немало произведений, принадлежащих перу журналистов. Но журналист в этом случае выступает не просто в своей профессиональной роли: на нее «накладывается» миссия гражданина, считающего долгом предложить общественному мнению свою позицию по поводу острых социальных проблем и убедить в ее состоятельности. А такую миссию может возложить на себя любой член общества, обладающий активной социальной позицией и даром публичной речи — независимо от рода профессиональных занятий. Как свидетельствует история, человеку изначально была дана способность участвовать словом в решении общих проблем. И если слово было веским, убедительным, ярким, к нему прислушивались, оно серьезно влияло на общественную жизнь. На этой основе и сформировался тот особый тип творческой деятельности, который мы называем публицистикой. Он не привязан ни к какой определенной профессии, не замкнут в профессиональные рамки.

Суть публицистики в том, что она позволяет любому члену общества, способному владеть словом, осуществлять свою гражданскую миссию посредством публичного выражения собственного мнения по поводу происходящего на основании собственных знаний и ценностей, собственного опыта — гражданского и профессионального.

О роли индивидуальных мнений мы уже говорили. О том, что они могут быть разной степени компетентности и убедительности — тоже. Добавим еще, что и сила эмоционального воздействия у них может быть различной. В зависимости от этого определяется их большее или меньшее влияние на самоопределение общественного мнения. Лидеры такого влияния приобретают в обществе широкую известность и особое уважение. Так достигается человеком статус публициста, независимо оттого, на какой профессиональной ниве он трудится постоянно.

Бурный всплеск публицистического творчества приходится обычно на переломные периоды в жизни общества, являясь свидетельством роста в такое время активности его граждан. В демократически организованных обществах это проявляется как открытое звучание публичного слова: оно становится успешно применяемым, эффективным инструментом прогрессивных преобразований. В условиях подавления демократии, когда к власти приходят режимы авторитарные, а на пути свободной мысли встает тоталитаризм, публицистика уходит в «подполье» — нелегальные каналы массовой коммуникации. Попадают публицистические выступления и в официальные массовые информационные потоки, но — мимикрируя, прибегая к «эзопову языку», проникая в произведения других видов творчества.

Недалеко ушли времена, когда можно было наблюдать такие «превращения» публицистики и в российской действительности.

Еще помнятся многим «самиздат» И'«тамиздат», ставшие вынужденным прибежищем для творчества многих замечательных публицистов ъ годы советской цензуры. Но вот началась перестройка, доминантой новой политической линии власти была объявлена ориентация на гласность и плюрализм — ив массовых информационных потоках заблистала острая, смелая, конструктивная публицистическая мысль.

Посмотрите российские издания конца 80-х годов прошедшего века, и вы убедитесь в этом. Среди авторов публицистических выступлений «толстых» и «тонких» журналов, еженедельных и ежедневных газет этого периода — экономисты, историки и философы, политологи и писатели, социологи и математики. Они обращаются к публичному слову для того, чтобы донести до общественного мнения свою гражданскую позицию по самым острым, порой болезненным вопросам общественной жизни, понимая, что страна, переживающая момент резких перемен, нуждается в этом. Далеко не всегда их точки зрения совпадают, и тогда в текстах возникает своеобразное «состязание аргументов», давая возможность читателю сопоставить их, взвесить и сформировать свою позицию, определить свое место в происходящих процессах. При этом нередко публицист опирается на пережитое, на собственный жизненный и гражданский опыт, на познания, которыми его обогащает профессия, ставшая для него основным родом занятий.

Журналистское произведение — продукт авторской журналистской работы — обладает другими чертами. Конечно, достигнуть статуса публициста журналисту ничто не мешает: он такой же гражданин, как все, и, как все, имеет право выражать свое мнение по актуальным вопросам. Однако у журналистских материалов есть и другая, не менее важная задача. Они несут обществу сведения о том, как движется жизнь. Обогащая массовое сознание, журналист открывает миру не известный ранее опыт других людей, за которым ему нередко приходится «трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете». Он — охотник за новостью. Но и аналитик, выясняющий, откуда берутся проблемы, каких усилий требует их преодоление, к каким последствиям они могут привести, если их своевременно не решить. И мастер портретов: образы современников входят в историю с его легкой руки.

Для журналиста мало высказать мнение — от него требуется профессионально грамотная интерпретация происходящего, представляющая собой оперативное знание о действительности в ее очевидных и неочевидных проявлениях. Такое знание не может прстендовать на абсолютную истинность, но оно должно быть достаточно надежным, чтобы люди могли уверенно ориентироваться в быстро меняющейся действительности, межгосударственных и межгрупповых отношениях, в одобряемых и осуждаемых обществом типах поведения. Чтобы гарантировать это, принимаются соответствующие законы, правила, кодексы, регламентирующие профессиональное поведение журналиста. Ну, а если автору журналистского текста представляется случай осмыслить освоенный им чужой опыт в контексте собственного и обнародовать в этой связи свою гражданскую позицию, в его произведении возникает качество, которое многие исследователи называют публицистичностью. Это особая краска текста, сближающая его с текстом публицистическим, но не дающая права их отождествлять.

Убедительное подтверждение тому — практика авторов «Новой газеты». Опубликованные на ее страницах материалы заслуженного учителя России, поэта Евгения Бунимовича и лауреата премии Союза журналистов России «Золотое перо» Зои Ерошок. вызывают равный читательский интерес. Они равно важны.. Но по- разному. Потому что представляют собой результаты разных видов творческой деятельности. И хотя это различие до сих пор слабо отражено в науке, в профессиональной журналистской среде оно интуитивно осознается.

Вот как, например, представляла читателю «Новая газета» своего автора-публициста:

...Евгений Бунимович — учитель. Мало того. Он заслуженный учитель и один из руководителей Российской ассоциации учителей математики, а также член Федерального экспертного совета по образованию...

...Что же в таком случае (может встать законный вопрос) делает Евгений Бунимович в редакции «Новой газеты»? Как известно, каждую неделю он пишет здесь по заметке. Это явление связано с тем, что его космический интеллект способен также к обобщениям государственного характера, которые не дают ему покоя. Поэтому он никогда не спит, а только думает всякую минуту, как нам обустроить Россию.

А вот что написали коллеги о Зое:

Круг ее интересов высок и благороден. В этот круг входит внутренний мир человека, и ее уникальный дар заключается именно в том, чтобы раскрыть этот мир не только читателю, но порой и самому герою... Она может разговорить на много часов человека угрюмого, очень занятого, обладающего огромной властью или славой. Потом он уже звонит сам...

Для Зои недостаточно написать о человеке и поставить точку. Нередко ей приходится отложить перо и общаться с неприятными, в сущности, людьми — чиновниками и бюрократами, сильными мира сего, чтобы по-настоящему помочь своему персонажу, хотя его она и так уже сделала знаменитым...

Конечно, и у того, и у другого автора в материалах видна весьма яркая творческая индивидуальность. Но дело не только в ней. Перед нами два разных типа творческой деятельности — со своими задачами, своим предметом, своими методами работы.

Однако авторское творчество — не единственное направление в деятельности журналиста. Он не только «поставляет» в массовые информационные потоки свои специфические продукты, как это делают представители других видов производства массовой информации. Журналисты решают по отношению к массовым информационным потокам еще ряд немаловажных задач.

Реализуя одну из своих основных функций — коммуникативную, журналистика инициирует в обществе духовное сотрудничество во имя создания массовых информационных потоков. Они рождаются в сфере журналистики, творческими усилиями журналистов, хотя и на основе продукции разных отраслей духовного производства. Журналистика оказывается организатором этого сотрудничества и «цехом сборки» целостного медиапродукта. Централизуя, сосредоточивая в своих пределах актуальные тексты массовой информации, она формирует из отдельных произведений номера газет и журналов, программы радиовещания и телевидения — многочисленные «притоки», которые наполняют массовые информационные потоки, периодически привнося в них новые порции массовой информации.

В содержательном плане этот медиапродукт есть развивающаяся, движущаяся информационная картина современности как части мирового процесса. Она не может претендовать на абсолютную адекватность действительности, всегда в той или иной мере мифологична, зато отличается динамичностью и многомерностью. Динамичность достигается благодаря тому, что массовые информационные потоки постоянно пополняются за счет «притоков», позволяющих регулярно обновлять «портрет социальной реальности». Многомерность возникает вследствие того, что журналистская картина мира, по выражению исследователя В.Д. Мансуровой, «репрезентирует совокупность самых различных информационных моделей мира», выступая как особая форма знания. Именно эта актуальная информационная картина мира опосредует воспроизведение в обществе массового сознания, служит самоопределению общественного мнения, способствует созданию общественного настроения, во многом предопределяющего поведение членов общества и социальных институтов.

Можно сказать, таким образом, что творческая деятельность журналиста представляет собой креативную систему, производящую два вида продуктов и состоящую из двух подсистем с единым субъектом деятельности. В качестве такового выступает журналист как профессионал, выполняющий обязанности и автора специфических текстов, и участника создания массовых информационных потоков. Этим определяется структура творческой деятельности журналиста как системы, закрепляемая традициями, редакционными уставами, должностными инструкциями как профессиональные журналистские обязанности. Из чего же они складываются?

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >