ЧЕМ ВЫДЕЛЯЕТСЯ ЖУРНАЛИСТСКОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ В РЯДУ ДРУГИХ ТЕКСТОВ МАССОВЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПОТОКОВ

В чем состоит идейно-тематическое своеобразие журналистских материалов

Можно ли сравнивать «Медного всадника» и метеосводку?

Как уже говорилось, стержень нашей профессиональной деятельности — авторское творчество журналиста, создание текстов особого рода, особого предназначения. Представления об их характерных чертах являют собой порождающую модель журналистского творчества — мысленный макет пространства, в рамках которого идет профессиональный поиск цели творческого акта и отбор действий, необходимых для ее осуществления. Эти представления способны направлять творческое поведение журналиста таким образом, что результатом его становится не живописное полотно, проект дома или лирическое стихотворение, а именно журналистский текст.

Существует точка зрения, согласно которой, для того чтобы написать журналистский материал, достаточно быть просто грамотным, образованным человеком. Думается, в ней столько же истины, сколько в утверждении, что создать симфонию может всякий освоивший музыкальную грамоту, а любому, кто водит автомобиль, под силу предложить собственную модель машины. Все это может иметь место, но так и останется самодеятельностью, любительством — до тех пор, пока процесс работы будет направляться стихийно сложившимся, приблизительным представлением о журналистском тексте, симфонии или конструкции автомашины. Такие приблизительные представления о произведениях разных видов творчества неизбежно складываются в процессе становления каждого человека, побуждая его пробовать свои силы на том или ином поприще. Но стать профессионалом в определенном виде творчества он может только тогда, когда сумеет превратить эти размытые представления в четкую, основанную на позитивном опыте профессии порождающую модельдан- ного вида творчества. Процесс обучения профессии в своей значительной части есть уточнение представлений, составляющих характерную для нее порождающую модель.

Абитуриенты факультетов журналистики, проходя творческий конкурс, обычно представляют в приемную комиссию несколько публикаций. Как им удается это сделать? Ответ прост: у них есть какой-то мысленный образ журналистского материала. У кого-то он формировался направленно, специально (допустим, в ходе занятий школы юного журналиста или студии при редакции), но у большинства складывается стихийно — хотя бы потому, что они время от времени читают газеты и смотрят телевизор. Однако из-за того, что в средствах массовой информации встречаются разные, не только журналистские, произведения, это представление чаще всего бывает расплывчатым и не очень точным. Как правило, подобная неточность — следствие слияния образов трех видов текста: рассказа (продукт художественного творчества), публицистического выступления (продукт публицистики как профессионально незамкнутой деятельности) и журналистского материала. Уточнить в ходе учебы эти стихийно сложившиеся представления, выявить в них черты, характеризующие именно журналистский текст, для будущего работника СМИ крайне важно. Ведь свои профессиональные действия он будет совершать исходя из того, каким видит пространство своего творческого поиска.

Но это только сказать легко — уточнить. А где найти мерило точности? Математический аппарат в науке о журналистике пока не в ходу. Значит, надо научиться внимательно вчитываться в тексты, чтобы они сами рассказывали о себе, своих отличительных особенностях. Попробуйте, например, прочесть друг за другом ярко выраженные тексты упомянутых видов творчества: беллетристический рассказ, публицистическую статью, принадлежащую перу политика, экономиста или учителя, и произведение профессионального журналиста. Вы сразу ощутите их своеобразие. А если отважитесь сопоставить, то сумеете и объяснить, откуда оно идет. Надо только знать, как сопоставлять. Можно, конечно, сравнивать и по количеству строк или рисунку шрифта, но это не даст искомого ответа. Тут необходим специальный инструментарий, и он есть. Наукой о текстах как знаковых системах установлено: если предметы вещного, материального мира сопоставимы по длине, ширине, высоте и материалу, из какого они состоят, то информационные продукты поддаются сопоставлению по семантике, прагматике и синтактике (помимо того, что сравнимы и по материалу, в котором овеществлены).

Перечисленные понятия обозначают три типа отношений любого информационного продукта с действительностью. Смотрите: все тексты, как мы знаем, есть результат переработки информации — сведений, получаемых их создателями от действительности. Соответственно они и отражают в знаках действительность: тот или иной ее аспект, с той или иной мерой точности, полноты, глубины. Поэтому можно сказать, что они состоят с действительностью в семантических отношениях — как обозначающее с обозначаемым. Фокусируются эти отношения в хорошо известном понятии «тема». В словарях оно раскрывается так: предмет описания, изображения, исследования — круг жизненных явлений, отражаемых в произведениях. Как видим, здесь акцентируется связь обозначающего с обозначаемым в самом общем ее виде.

Второй тип отношений характеризуется тем, что все тексты предназначаются для удовлетворения тех или иных потребностей общества и потому имеют определенное социальное и культурное значение, представляют собой в некотором роде ценность. Такие отношения текста с действительностью реализуют себя через использование произведения потребителем и, в соответствии с этим, определяются как прагматические. Фокусом их является идея произведения, понимаемая обычно как главная мысль, вытекающая из его целостного восприятия. Проявляя предназначенность текста и коммуникативные намерения автора, она в решающей степени определяет нужность, полезность произведения для адресата. Идея — откровение автора, его открытие, которое он через свой текст делает достоянием людей. Если коротко, тема — то, о чем произведение, а идея — то, что и зачем говорит автор по этому поводу.

Третий тип связи информационных продуктов с действительностью проявляется в том, что любой из них обладает достаточно сложным строением — объединяет в себе организованное с помощью определенных правил так или иначе упорядоченное множество элементов разных уровней. В силу этого он становится носителем синтактических отношений, возникающих между текстом как объектом действительности, представляющим собой единое целое, и отдельными его элементами. Синтактические отношения фокусируются в представлениях о диалектике содержания и формы, структуре и организации произведения. Задается синтактика идейно-тематическим замыслом произведения, поскольку служит задаче его материализации, тому, как он должен быть воплощен.

При этом она всегда ориентирована на восприятие аудитории, которой произведение предназначено.

Из сказанного понятно: и семантика, и прагматика, и синтак- тика текстов, говоря языком математики, — величины переменные, так же, как высота, ширина и длина. Только там различия количественные, а в нашем случае — качественные. Одно дело, например, семантика управленческого решения, и совсем другое — лирического стихотворения. А прагматика?.. Идея рекламного объявления совсем не похожа на идею научно-популярного очерка о тайнах психики. И в синтактике то же самое. Представьте себе сложную архитектонику пушкинского «Медного всадника» и тоже сложную, но совсем иную — телевизионных «Вестей» или метеосводки... Все это, вместе взятое, приводит к разному воздействию текстов, к выполнению ими разных функций.

Данные характеристики и есть те параметры, по которым могут сопоставляться все тексты социальной информации, производимые самыми разными видами деятельности. И тексты массовой информации в том числе. Выявить специфику этих параметров для того или иного вида творческой деятельности — значит, сделать очевидной его порождающую модель.

Наша задача — сделать очевидной порождающую модель авторского творчества журналиста, т.е. найти своеобразие темы, идеи, структуры и организации журналистского материала как особого вида текста. Но прежде чем приступить к решению этой задачи, обратим внимание на употребление понятий «произведение», «информационный продукт», «текст». Каждое из них родилось в своей «системе отсчета», имеет свою стилистическую окраску, живет в своем ареале. Строго говоря, они не синонимичны друг другу. Но для обсуждения наших вопросов достаточно тонкие их различия принципиального значения не имеют. Поэтому мы будем употреблять их как понятия взаимозаменяемые.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >