Права и свободы человека и гражданина

Защита прав личности - не просто одна из новых задач государства, это черта, которая коренным образом переворачивает сущность государства. Государство не господствует над человеком, государство ему служит - такова сущность нового государственного порядка, ставящего права личности выше задач общественного служения. Такое понимание глубоко противостоит традиции, если мы обратимся к истокам образования государств, которые часто формировались по принципу укрупнения частной собственности: князь, завоевывавший территорию, распоряжался ею так же, как владелец латифундий, оплачивая ей дворянскую службу. В таком государстве живут подданные государя, а не граждане. Даже отстаивая общественный интерес, государство не брало на себя обязательств по защите интересов частных. Своей высшей проблемной точки динамика развития индивидуализма достигает тогда, когда сталкивается общественный и частный интерес. Если социалистическая доктрина отдает здесь приоритет интересу общественному, то либерализм склонен отдавать преимущество личности. Выход из противоречия, подразумеваемый принципами правового государства, заключается в неразрывности частного и общественного интереса: одно не должно идти в ущерб другому.

Постепенный поворот центра тяжести от общества к личности стал возможным только после того, как человек стал приобретать ценность значимой в себе личности, отличать себя от общества, а общество, соответственно, принимать эти притязания. Эти притязания сопровождались повышением инициативы и деятельной активности личности, возрастанием удельной силы отдельного человека и мобилизованной группы людей в распределении реальной политической силы внутри государства. В конечном счете, факторы развития индивидуализма, составившие суть исторического развития новоевропейской культуры, привели к точке, когда государство, - собственность и орудие господствующей силы, - перешло из рук монополиста власти, монарха, или, что то же, слепой общественности, в руки общества как совокупности личностей и стало защищать именно их права.

Акт этого поворота имеет точную дату - 1789 г., когда в Париже была принята "Декларация прав человека и гражданина". Права человека стали центром любой конституции, все остальные положения которой, например, принцип разделения властей, призваны только обеспечить возможность соблюдения этих прав со стороны государства. Эти права представляют собой те максимальные блага, которые государство может обеспечить каждому гражданину без ущемления прав другого человека. Они подразделяются на три категории: права общегражданской свободы, политические права, социальные права индивида.36 Принцип верховенства личности декларируется и в российской Конституции 1993 г.: "Человек, его права и обязанности являются высшей ценностью" (ст.2). Рассмотрим, каким образом каждое из них отражено в российской Конституции.

1. Определяя проба общегражданской свободы, государство признает за индивидом определенные сферы свободы, сферы, за пределы которой вмешательство государства не имеет и не может иметь места. Этой категорией определяется суверенитет личности. В Древней Греции существовала демократия, но не могло быть правового государства, потому что человек не мог обладать личной свободой, оставался, как и в традиционном обществе, игрушкой в руках коллективистской стихии. Человек осуждался по приговору суда, но не по санкции закона. Суд. даже публичный, в своем существе быть проявлением произвола общества, результатом реализации воли, а не закона. Классический пример тому - казнь Сократа. В правовом государстве, в рамках, очерченных конституционными свободами, личность выходит из-под власти общественности, подпадая под власть права.

Среди наиболее значимых для конституционного строя следует выделить предоставление свободы совести и вероисповедания (в российской Конституции - ст. 28), свободы мысли и слова (ст. 29), свободы массовой информации (ст. 29.5). Сюда же относится свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания (ст. 44). Этот комплекс свобод должен обеспечивать духовную свободу личности, недоступность для власти сферы человеческой души, ведь с обретения внутренней свободы начинается и внешняя свобода от государства. Государство теряет в духовной сфере политическую власть, выражавшуюся прежде господством государственной идеологии и правом цензуры. "Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной" (ст.13.2), - для истории Российского государства с традиционно мощной идеологией эта норма выглядит революционной. Следующий комплекс - свобода передвижения и выбора места жительства - обеспечивает человеку пространственную свободу. Территориальное закрепление всегда служило одной из форм властного закрепощения. Определенным препятствием осуществления этих свобод в современной России является приверженность паспортному режиму, наследованную от СССР. К правам общегражданской свободы следует отнести свободу деятельности общественных объединений. Государство не должно вмешиваться во внутреннюю сферу общественной деятельности. Это - залог обретения самостоятельности сферы гражданского общества.

2. Следующая категория прав - гражданские и политические права гражданина, права на осуществление политической власти в государстве. Если свободы гражданина просто обещали невмешательство государства, то категория прав предполагает государственные обязательства, активное участие в обеспечении этих прав. Гражданские права определяют отношение к личности со стороны государства, отвечают новой сущности служебной роли государства по отношению к личности. В российской Конституции этот раздел начинается с определения фундаментальных прав личности: права на жизнь (ст. 20), охраны достоинства личности (ст. 21), права на личную свободу и неприкосновенность (22), права на неприкосновенность частной жизни, тайну переписки (ст.23), права на неприкосновенность жилища (ст. 25), права на определение национальной принадлежности (ст. 26). К важнейшим правам, также получившим признание в новой Конституции, является право частной собственности (в том числе на землю) и предпринимательской деятельности (ст. 34, 35), право наследования: "Частная собственность не может быть отчуждена (национализирована) без равноценного возмещения". Вместе с тем, область декларированных в Конституции экономических прав, касающихся обладания землей, в политической практике ввиду особенностей традиции и характера политического процесса в отношении к этому вопросу, еще не реализованы полностью.

Основа основ политических прав - избирательное право, право на участие в политической власти. Свою дорогу это право стало пробивать только к концу XIX в. (в Швейцарии избирательное право женщинам предоставлено только в 1968 г.). Это право существовало и в Советском Союзе, однако представительная власть Советов, которую демократически избирали граждане, не являлась властью в подлинном смысле. Важнейшим политическим правом является право на самостоятельную негосударственную политическую деятельность, в том числе деятельность невооруженного протеста, - право объединений, собраний, митинги и демонстраций, включая забастовки, - которое тоже дается в Российской Конституции (ст. 30,37).

3. Последняя категория прав, представленных в конституциях правовых государств, имеет специфический характер - это социальные проба гражданина. Эти права были центральным пунктом советских Конституций, все они остались и в Конституции Российской Федерации. Эти права являются правами на положительные действия государства в интересах индивидуума, права на "услуги" государства. Перечень их в современных государствах весьма широк.

К основным социальным правам принадлежит право на труд и отдых (ст. 37). Это значит, что государство обязывается не допускать безработицы в стране и компенсировать ее социальными пособиями. Второй комплекс социальных прав - защита семьи, материнства и детства (ст. 38). Третий - социальные пенсии по возрасту, по болезни, инвалидности, потери кормильца и т.д., то есть социальная поддержка нетрудоспособных или социально ущемленных слоев населения. Четвертый - право на жилище (ст. 40), охрану здоровья, бесплатную медицинскую помощь (ст. 41) и бесплатное образование (ст. 43). Эти пункты вызвали наиболее широкие дискуссии при обсуждении Конституции, так как практика СССР значительно дискредитировала эти социальные блага своим низким качеством.

В российской Конституции сохранились практически все социальные права и гарантии, которые давались советской Конституцией (1977), то есть конституцией социалистического государства, в котором практически все сферы жизни, в том числе экономика, были социально-государственными. В СССР были возможности для поддержания столь мощной социальной сферы. Сохранение всех социальных прав в России, представляющей собой совершенно другое по природе государство, по крайней мере, на начальном этапе составляет острую проблему. Дело в том, что если формальные политические права не требуют материальных вложений, то за каждым социальным правом стоит социальная сфера, поддерживаемая государством. Будучи экономически отсталым государством, Россия ни сегодня, ни завтра заведомо не способна эффективно поддерживать столь большое количество находящихся на попечении государства социальных сфер. Ориентация на огромный социальный сектор обуславливает экономическую природу государства как государства с очень высокими налогами и крупным госсектором экономики. Эта модель близка по сути концепции "государства общественного благосостояния", модели "шведского социализма" и т.п., однако если европейские государства расширяли социальную поддержку на основе экономического роста, экономической способности ее обеспечить, то российская экономика (с позиции либералов) не только на это не способна, но в лице социальной сферы имеет мощный тормоз накоплению капитала, развитию частного сектора и эффективности производства. Те же самые причины приводят к тому, что и социальная сфера надолго обречена влачить жалкое существование, а социальные права - не обеспечиваться, а профанироваться. Конституция может выполняться только за счет сохранения низкого качества соцобеспечения и постепенного сокращения сферы бесплатных социальных услуг. Таким образом, модель социального правового государства, заложенная в российской Конституции, обеспечивая формально весь основной комплекс прав и свобод личности, не может их гарантировать, чем повторяет основной недостаток прежних Конституций. Впрочем, все эти проблемы относятся к вопросу реализации государством заявленных в Конституции социальных прав, а не к самой Конституции и не к воплощенному в ней идеалу.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >