Общее и различия итальянского фашизма и германского национал-социализма

Один из современных знатоков фашизма Роджер Гриффин указывал, что «фашизм — это революционный национализм, который везде и всегда ставил во главе угла идею национального возрождения». Именно на это сделал упо итальянский фашистский режим, который был историческ первым тоталитарным режимом. Его вождь (дуче) Бенит Муссолини стал премьер-министром Италии осенью 1922 г К 1925 г. сложились основные элементы тоталитарного государства.

Национал-социализм (нацизм) утвердился в Германии в 1933 г., и вождь (фюрер) нацистов Адольф Гитлер счита своим предтечей Муссолини. Весьма примечательно, что в всем мире нацистов первоначально приняли как продолжателей или подражателей итальянского фашизма, поэтом эпитет «фашистское» прочно приклеился к гитлеровском движению. Между тем нацизм и фашизм разделял не тольк вопрос об антисемитизме (до 1938 г. итальянские фашист не преследовали евреев, они стали делать это только под давлением нацистов, для которых антисемитизм был краеугольным камнем их идеологии), но и само представление о рол государства. Нацистский лозунг «Партия управляет государством» никогда не был актуален в Италии, где парти играла подчиненную роль. Итальянский фашизм не носи террористического характера — с 1923 по 1943 г. в Итали было казнено за политические преступления девять человек причем шесть из них покушались на Муссолини, т.е. был террористами. По сравнению с миллионами убитых узников нацистских лагерей эта цифра свидетельствует о значительной терпимости режима Муссолини. Нацизм же созда нечто совершенно беспрецедентное: нацистские преступник спроектировали и внедрили в жизнь бюрократизированну систему уничтожения людей по расовому признаку — таког в человеческой истории еще не было.

Следует иметь в виду, что итальянский фашистский режим свелся к чисто внешним проявлениям — пышны маршам, нарядной форме, апелляциям к величию и блеску Древнего Рима. Можно отыскать еще несколько отличий, поэтому правильнее называть фашизмом итальянский а нацизмом — немецкий феномен тоталитаризма. Кроме того слово «фашизм» (от ит./азсю — союз) давно стало ругательным, оно столь же бессодержательно, как и другие социо логические понятия — «демократия», «социализм», «коммунизм», в каждой стране они имеют содержание. Поэтому понятие «тоталитаризм» более точно привязано к эпохе, че фашизм.

Также принято считать тоталитарным большевистский режим в Советской России. Специалисты даже считают, чт в нацизме и фашизме тотальным был лишь контроль над обществом, а не руководство. Тотального контроля и руководств добились лишь коммунисты. Основой особенно масштабног воздействия на общество коммунистов была их революционная идеология, в то время как у фашистов и нацистов идеология только на словах носила революционный характер. Те не менее эти три тоталитарных режима и были по-настоящем оригинальными, а все остальные тоталитарные режимы ил партии в Европе являлись производными от них, носили вторичный характер. Многие акции этих режимов носили характер военных действий или мероприятий, только направлен они были не на внешнего, а на внутреннего врага. Это еще ра указывает на то, что без Первой мировой войны тоталитариз был бы невозможен.

В фашизме и нацизме исключительно важную роль играл милитаризм вчерашних фронтовиков. Именно благодаря своим парамилитаристским отрядам итальянски сквадристов и нацистских штурмовиков, действовавши весьма жестко и эффективно в период борьбы за власть они и получили власть в Италии и Германии. Не тольк демагогия фашистских и нацистских пропагандистов склонила толпу на их сторону, но и жесткость и решительност штурмовиков и сквадристов в уличных схватках с коммунистами, над которыми они смогли в равной борьбе взять верх В связи с этим следует отметить, что самое существенное что отличает фашизм и нацизм, —эффективная организация, внутренняя сплоченность, активность, динамика эти движений, рвавшихся заменить собой неэффективное, продажное буржуазное государство. Подтянутые, аккуратные тренированные, дисциплинированные штурмовики и сква-дристы демонстрировали готовность и способность установить порядок на улицах силой. Часто это насилие привлекало симпатии толпы, поскольку анархия всем надоела хотелось порядка.

В результате воздействия тоталитаризма на общество возникало крайне пассивное, конформистское, безропотно общество, приученное к единомыслию и некритическому подчинению власти. Обеспечением подчинения занимались компетентные органы. Общество было готово без всякой критики воспринимать любые распоряжения власти и выполнять их, что не только исключало свободное волеизъявление но и ликвидировало основные свободы. Продолжительно существование тоталитарного государства влекло за собо формирование устойчивого тоталитарного менталитета, т.е привычки во всем полагаться на власть, не имея своего мнения. Преодоление тоталитарного менталитета впоследстви представляло собой тяжелую политическую проблему, которая у нас в стране до сих пор удовлетворительно не решена Этот менталитет составляет самую существенную преград в процессе создания либеральной демократии после крах тоталитаризма. Важно отметить, что связанные с тоталитарным менталитетом представления не поддаются простом устранению на определенном этапе развития, а подлежа кропотливой постепенной разъяснительной работе, тольк благодаря которой и могут измениться общество и люди причем не за одно-два поколения, а дольше.

Главным объектом нападок в тоталитарных и авторитарных режимах межвоенного времени был парламентаризм. Собственно, на гребне волны критики либеральной демократии и капитализма тоталитарные и авторитарны режимы укрепились у власти. И пусть ни германские нацисты, ни итальянские фашисты, ни испанские фалангист не поломали структур капиталистической собственности они хотели сделать гораздо более важное — социализироват человека, сделав его безропотным объектом собственной безответственной политики.

Встает вопрос, почему тоталитарные режимы победили в одних странах и не смогли утвердиться в других? В че причина?

Дело в том, что одни страны имели опыт демократической политики, и в век масс смогли обеспечить постепенное распространение либеральной демократии и ее институто вширь, т.е. интеграцию масс в демократии. Так произошл в Англии, Франции, США, скандинавских странах. Други страны в силу ряда обстоятельств или в силу отсутстви демократического опыта и традиции этого сделать не смогли:В Германия, Италия и Россия не отличались значительны развитием демократических институтов.

В Италии и Германии имело место обостренное чувство ущемления национального суверенитета, вызванное итогами войны и Версальским миром. Кроме того, в Италии либералы, находившиеся у власти в момент окончания войны, не смогли преодолеть социально-экономический кризи после войны. Объективному чувству национальной обид способствовал еще и темперамент итальянцев. Определенную роль сыграло и существование в этих странах лево опасности. После войны в Италии 1919—1921 гг. — так называемое «красное двухлетие», когда левые силы практическ парализовали страну. Отряды фашистских активистов взялись самостоятельно наводить порядок, поскольку либеральное государство не желало репрессий и гражданской войны как это было в России. Левую опасность в Германии олицетворяла КП Г, имевшая к моменту прихода Гитлера к власт около 100 мандатов в рейхстаге и бывшая третьей в немецко парламенте после нацистов и СДПГ. Нужно учесть и субъективный фактор — в лице Гитлера, Муссолини, Ленин демократия имела исключительно сильных врагов, которы трудно было противостоять в силу их громадной харизмы Нацистский режим сложно понять, не имея представлени о роли Гитлера, который был для нацизма центральной фигурой и его сосредоточением. В отличие от большевизма, который, кажется, не изменился бы особенно, окажись во глав его даже Троцкий, нацизм абсолютно немыслим без Гитлера Вера, преданность, ответственность огромных масс народ была направлена на Гитлера. Он был организатором партии творцом ее идеологии, тактиком борьбы за власть, демагогом, единственным настоящим авторитетом. Кроме того фашистская, нацистская пропаганда была исключительн ловко и профессионально организована, противостоять е было подчас невозможно. Успеху пропаганды способствовало и объективно тяжелое социальное и политическое положение в этих странах. Нацистская и фашистская идеологи гарантировала успешный выход из кризиса и решение все проблем. Разумеется, это псевдорешения, поскольку нацистская и фашистская идеологии были всего лишь собрание нолусоциалистических, расистских или националистически лозунгов и идей.

Пришедшие к власти фашисты и нацисты не тронули структур рыночной экономики, зато активно стремилис «примирить» рабочих и предпринимателей пропагандо общих национальных целей. В Германии в этом преуспел больше — «коричневый коллективист» Роберт Лей, глав «Немецкого рабочего фронта» создал весьма эффективную систему организации рабочих, которая смогла заменить социал-демократические и иные профсоюзы в Германии.

В Италии же по образцу средневековых цехов была создана корпоративная система, которая объединяла по отраслевому принципу рабочих и предпринимателей более 30 корпораций. Вопросы организации и оплаты труда решались внутри них, а не в открытом классовом противостоянии как прежде. Кроме рабочих и предпринимателей, в качеств третьей силы принимали участие представители фашистско партии. В конечном счете даже прежний парламент в Италии был заменен «палатой фашизма и корпораций», котору «избирали» но заранее составленным Большим фашистски советом спискам.

Надо отметить, что политика Муссолини оказалась весьма эффективной — уже через несколько месяцев после его прихода к власти брожение в Италии сменилось оптимизмом Рабочие вернулись к станкам, начало расти производство улицы опустели, студенты вернулись за книги. Муссолин тем временем уверял итальянцев: «Мы преуспеем, потом что будем работать!» Какой-либо положительной программ у Муссолини не было — он просто стремился к тому, чтоб расходы государства соответствовали доходам. Муссолин постоянно внушал итальянцам, как упорно он трудитс сам — и Италия клюнула: был восстановлен восьмичасово рабочий день, резко сокращена бюрократия, возросла доходность почты, общественного транспорта (итальянцы с гордостью констатировали, что поезда стали ходить точно по расписанию). Фашизм сработал — Муссолини имел народну поддержку и умело создавал впечатление, что спас стран от хаоса. Он говорил: «Наша программа — это наши дела У нас нет готовой доктрины. Истинный фашизм должен считать себя приверженцем веры в корпоративную дисциплин законных наследников Цезаря».

Муссолини неоднократно говорил, что итальянцы должны не понять фашизм, а испытать его. Чтобы поразить наро эмоциональной природой фашизма, его стали представлят в виде мистического явления со своей символикой и тотемами, литургическими формулами, с древними заклинаниями, средневековой и древнеримской атрибутикой. Фашиз мог заменить истину, свободу, искусство и мысль, а такж социализм и демократию, обосновать необходимость лидер и пророка. Диалог Муссолини с толпой восхищал современников... Выступая однажды перед голодающими крестьянами

Юга, Муссолини прослезился: «Я знаю, что такое голод, я вам помогу». И они верили ему.

Иначе аргументировал Гитлер: «Каждое существо стремится к власти, каждый народ к мировому господству. Мы все чувствуем, что в отдаленном будущем перед людьм станут проблемы, для преодоления которых нужна воля рас господ, опирающаяся на возможности и средства всего человечества и всей земли. Этой расой должны стать немцы».

Одна из примечательных черт нацизма — эксцессивные культ и власть Гитлера качественно и количественно отличались от иных известных нам из истории случаев превращения политика, монарха, харизматического народного трибун или полководца в политического идола, имеющего полну власть, которую никто ни разу даже не пытался оспорить Ни в Пруссии Фридриха Великого, ни в наполеоновско Франции, ни в Германии Бисмарка, ни в ленинской ил сталинской системе власти в Советском Союзе, ни в Италии Муссолини политическая атмосфера не была до тако степени исполнена сознания присутствия вождя, авторите которого абсолютно непререкаем. Нигде миф вождя не бы столь действенным орудием организации власти, интеграци партии и государства в форме «фюрерского государства».

Главное в идеологии тоталитарного режима — нахождение политического врага и мобилизация масс на борьбу с ним. Для нацистов врагами были евреи, олицетворявши и либеральный капитализм, и революционный марксизм Для большевиков — мировая буржуазия. Для итальянски фашистов — враги национального государства и «святого»В единения итальянцев. После фиксации образа врага дальнейшая политическая мобилизация общества была уж делом техники пропаганды, превосходно организованно министром пропаганды Йозефом Геббельсом. А когда началась война, мифический образ врага был просто перенесе нацистами на противника — это во всех случаях действовал безотказно.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >